Планирование применения германских подлодок в операции «Барбаросса»

image_pdfimage_print

Аннотация: В статье представлены результаты проведённого на основе архивных документов анализа подготовки к применению немецких подводных лодок на Балтийском море в летне-осеннюю кампанию 1941 года, который показал, что ограниченный эффект от их действий в тот период был в значительной степени связан с отсутствием единства взглядов высшего командования германских военно-морских сил.

Summary. The article presents the results of an archival analysis of the preparations for using German submarines in the Baltic Sea in the summer-and-autumn campaign of 1941, which showed that the limited effect of their actions at that time was largely due to the lack of unity of views among the highest command of the German Navy.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

МОРОЗОВ Мирослав Эдуардович — заместитель начальника института — начальник 1-го научно-исследовательского управления (отечественной военной истории) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, полковник, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: red-sub@mail.ru).

 

«СЛЕДУЕТ ПОЖЕРТВОВАТЬ ОПРЕДЕЛЁННЫМ ОТСТАВАНИЕМ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ РАДИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК НА БАЛТИКЕ…»

 Планирование применения германских подлодок в операции «Барбаросса»

 

Планирование применения военно-морских сил (ВМС) Германии (кригсмарине) в войне против СССР летом 1941 года — недостаточно изученная страница истории. Как правило, отечественные исследователи ограничиваются цитированием фразы из директивы ОКВ (от нем. OKW — Oberkommando der Wehrmacht — верховное главнокомандование вермахта) № 21 от 18 декабря 1940 года — плана «Барбаросса» о том, что «для ВМС основные усилия, безусловно, должны быть сосредоточены на Англии, даже тогда, когда начнётся и будет развиваться восточная кампания»1. Это создаёт обманчивое впечатление, будто подготовка германских военно-морских сил к агрессии против Советского Союза не заслуживает внимания военных историков. Но знакомство с архивными документами кригсмарине опровергает подобное мнение.

Хронологически первым документом, разработанным штабом руководства войной на море (Seekriegsleitung — SKL) после получения директивы ОКВ № 21, была аналитическая записка от 30 января 1941 года2. Она содержала основы замысла применения ВМС на каждом из трёх морских театров военных действий (ТВД) и основывалась на предыдущих штабных разработках, в частности, плане морской войны с СССР 1935 года. Но исходная оценка обстановки по сравнению с планом 1935 года была иной. Главным ТВД для кригсмарине была Северная Атлантика. Там немецкие подводные лодки (ПЛ) наращивали удары по английским судам, пытаясь добиться морской блокады Британских островов, их перенацеливание на восток не предусматривалось.

Продолжение такого использования главных сил кригсмарине ставило немецкие ВМС в невыгодное положение по отношению к советскому флоту, который в период первых пятилеток получил значительное количественное и качественное развитие. С учётом этого обстоятельства в штабе SKL пришли к выводу, что в первые недели проведения операции «Барбаросса» полигон для подготовки немецкого подводного флота — южную часть Балтийского моря нельзя будет использовать в этом качестве без риска серьёзных потерь. Западная часть Балтики и воды у Южной и Центральной Норвегии, куда планировалось перевести учебные флотилии подводных лодок, став театром военных действий, не могли в полной мере обеспечить подготовку экипажей новых подлодок, которые во всё возрастающем количестве вступали в строй с весны и лета 1941 года. Вместе с тем в штабе SKL считали, что часть учебных подлодок, ранее использовавшихся для подготовки новых экипажей, из-за сокращения районов боевой подготовки невозможно будет использовать в прежнем качестве, они высвободятся для участия в боевых действиях в Атлантике и в войне с СССР. О замысле применения подлодок на Балтике в упомянутой ранее аналитической записке сказано: «Несмотря на большое превосходство русских, перспективным выглядит побеспокоить неожиданными ударами русский флот по возможности раньше и помешать его руководящему аппарату или даже привести его в беспорядок. Ожидается, что тем самым можно будет сорвать большие операции.

Для этого принимаются в расчёт:

…б) наступательные мероприятия ВМС, насколько позволят их малые силы, особенно минные операции (например, торпедных катеров) против балтийских баз и путём направления подводных лодок на узловые пункты путей сообщений, применение замаскированных минных заградителей из финских шхер»3.

Приложением к аналитической записке была плановая таблица подготовки ВМС к операции «Барбаросса», в которой подлодок касались три из двадцати пунктов. Перевод учебных флотилий в норвежские базы должен был пройти за восемь недель, развёртывание ПЛ на позициях с целью разведки — за четверо суток, для нанесения внезапных ударов — за сутки до начала войны, которое предварительно было намечено на 15 мая4.

4 февраля 1941 года главнокомандующий кригсмарине гросс-адмирал Э. Редер доложил основное содержание аналитической записки А. Гитлеру в ходе совещания в ставке по военно-морским вопросам5.

Получив его одобрение, штаб SKL принялся за составление общей директивы основным соединениям ВМС в связи с подготовкой агрессии против Советского Союза. Э. Редер 6 марта 1941 года подписал директиву штаба SKL № 262/41, которая содержала основы замысла применения сил кригсмарине в операции «Барбаросса» из записки от 30 января, устанавливала структуру руководства ими и ставила конкретные задачи на выделение и подготовку корабельных соединений.

Военными действиями в бассейнах Балтийского и Баренцева морей руководило непосредственно подчинённое штабу SKL командование группы ВМС «Север» (Marinegruppenkommando Nord6, командующий — генерал-адмирал Р. Карльс), ранее отвечавшее за проведение операций в Северном и Норвежском морях.

Руководство боевыми действиями на Балтике планировалось возложить на командующего крейсерскими силами7 (Befehlshaber der Kreuzer BdK) вице-адмирала Г. Шмундта. Его штаб усиливался офицерами — специалистами оперативных подразделений других штабов, в том числе штаба командующего подводными лодками (Befehlshaber der Unterseeboote — BdU) адмирала К. Дёница. Из них была сформирована подводная группа (U-Bootsasto).

О выделении подлодок в директиве сказано: «Поскольку учебные подводные лодки не могут быть использованы для задач по обучению, привлечь их для военных действий. Основное количество направить для применения против Англии»8. Для выполнения задач на Балтике было предписано выделить 10—12 подлодок.

О выделении ПЛ для действий на Северном морском ТВД (в Арктике) в директиве не упоминалось.

В соответствии c традиционным для вооружённых сил Германии порядком директива не определяла конкретных способов применения различных сил ВМС, оставив эти вопросы на усмотрение непосредственно руководивших ими командующих, но содержала методические рекомендации по применению этих сил. Так, в разделе «Внезапные действия» указано: «При относительно невысокой оценке боеспособности русских и их командования для наших малочисленных сил наряду с оборонительными мероприятиями будут иметься возможности и для внезапных наступательных действий. При этом необходимо попытаться, особенно при помощи ВВС путём нанесения неожиданных и по возможности неослабевающих первых ударов по русским, которые с самого начала представлялись бы им очень опасными, заставить их признать огромное превосходство немецкого противника и считать его неотразимым.

В случае удачи таких внезапных ударов, быть может, удастся, несмотря на неблагоприятное соотношение сил, временно вырвать инициативу из рук противника или сначала внушить ему страх перед проведением крупных операций и таким образом выиграть время… Внезапность может быть достигнута, возможно, и ранним боевым применением наших подводных лодок с попытками скрытного торпедирования соединений крупных кораблей сразу в начале войны»9.

Раздел «Применение подводных лодок» гласил: «Предположительно, малое количество имеющихся подводных лодок наряду с проведением ранних внезапных действий будет достаточным лишь для того, чтобы действовать только против ряда важных транспортных узлов или портов (например, при предстоящей эвакуации противника из Либавы, Таллина, Риги).

Хотя их воздействие и может повлечь за собой определённое ограничение свободы передвижений противника, больших перспектив успеха в связи с белыми северными ночами в действиях против быстроходных корабельных целей и при малом количестве передвижений прочих кораблей не будет»10.

Другой фрагмент директивы содержал констатацию того, что результаты применения подлодок будут сильно зависеть от уровня подготовки их командиров11, причём подразумевалось, что уровень подготовки командиров учебных ПЛ не слишком высок.

Директива вызвала неприятие командующего подводными лодками кригсмарине К. Дёница. В своих мемуарах он отметил, что главной задачей подлодок считал удары по торговым судам, главным ТВД — Северную Атлантику, отвлечение ПЛ от выполнения этой задачи — недопустимым12. Влияние подводной угрозы на противника для сковывания его инициативы Дёниц в расчёт не принимал. 20 марта он шифровкой информировал  штабы SKL и группы ВМС «Север» о том, что согласен выделить для участия в выполнении плана «Барбаросса» 8 подлодок, из них 3 — для боевых действий на Балтике и 5 — в водах, омывающих Норвегию, под которыми понимал не столько Баренцево море, сколько район между Балтийскими проливами и Шетландскими островами, расположенными в северной части архипелага Британских островов, на границе Северного моря и Атлантического океана, где теоретически советские корабли Краснознамённого балтийского флота (КБФ) могли предпринять попытки прорыва из Балтийского моря к Британии.

В обоснование своего решения Дёниц писал: «Ясно обозначенная оперативным отделом штаба SKL главная точка приложения усилий в ведении подводной войны против Англии вынуждает к тому, чтобы по возможности уменьшить любую помеху в обучении, т.к. в противном случае изготовленными к лету и осени большими ПЛ некому будет управлять. Время, потерянное в этом быстрорастущем роде сил, вполне вероятно, уже нельзя будет наверстать. Кроме того, до сих пор не определено время, когда после окончания операции («Барбаросса». — Прим. авт.) важный процесс обучения на Балтике будет возобновлён (отсутствие мин)»13.

Столь явное несогласие с директивой вышестоящего командования вызвало решительную реакцию штаба SKL. Через 4 дня он направил в штаб BdU шифровку о том, что выделения 3 подлодок вместо 8 для Балтийского ТВД недостаточно, «в рамках операции «Барбаросса» следует пожертвовать определённым отставанием в учебном процессе ради применения ПЛ на Балтике, где у них будут важные задачи, и потому требуется соответствующее выделение сил»14. Документ завершался указанием перепроверить расчёты и представить новый состав выделяемых сил. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Bundesarchiv-Militärarchiv (BA-MA). RM7/962. Bl. 210.

2 The U.S. National Archives and Records Administration (NARA). T-1022. Roll 1794. PG 32601. Handakten Seekriegsleitung fur besondere Operationen. «Barbarossa». B. № 1. Skl. Iop 94/41. S. 1—8.

3 Ibid. S. 4, 5.

4 Ibid. Anlage 1. S. 1—3.

5 Fuehrer Conferences on Naval Affairs 1939—1945. London, 2005. Р. 176, 177.

6 Подробнее см.: Marinegruppenkommando Nord // Lexikon der Wehrmacht (http://www.lexikon-der-wehrmacht.de); Залесский К. Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха. М.: Яуза; Эксмо, 2005. С. 173.

7 Befehlshaber der Kreuzer — командующий крейсерскими силами // Немецко-русский военно-морской словарь. М.: Воениздат. 1961; интернет-ресурс: https://kriegsmarine_de_ru.academic.ru.

8 NARA. T-1022. Roll 1794. PG 32601. Handakten Seekriegsleitung fur besondere Operationen. «Barbarossa». B. № 1. Skl. Iop 262/41. Weisung № 1 fur Fall «Barbarossa». S. 11.

9 Ibid. Anlage zu B. № 1. Skl. Iop 262/41. S. 16.

10 Ibid. S. 18, 19.

11 Ibid. S. 3.

12 Дёниц К. Десять лет и двадцать дней. М.: АСТ, 2007. С. 158—160.

13 NARA. T-1022. Roll 1794. PG 33347. 1/Skl. Ref. I U (Ubootskriegfuhrung). Betr. «Barbarossa». BdU B. № 336/41 Op. Gkdos/Chefs. S. 3, 4.

14 Ibid. Seekriegsleitung B. № 1. Skl. Iop 336/41. S. 2.

 

Автор выражает глубокую признательность И.В. Борисенко и С.А. Липатову за помощь в переводе немецких документов.