Письма американских добровольцев с просьбой о вступлении в Красную армию в 1944—1945 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются письма американских граждан в адрес советского посольства в Вашингтоне, изъявивших желание добровольно вступить в ряды Красной армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны.

Summary. The article examines the letters of American citizens to the Soviet embassy in Washington, who expressed their desires to voluntarily join the Red Army at the final stage of the Great Patriotic War.

АКИМЕНКО Алексей Евгеньевич — аспирант Государственного академического университета гуманитарных наук

(Москва. E-mail: alex.akimen@gmail.com).

 

«ТЯЖЁЛЫЕ УСЛОВИЯ НЕ МОГУТ СЛОМИТЬ МОЕГО НАМЕРЕНИЯ…»

Письма американских добровольцев с просьбой о вступлении в Красную армию в 1944—1945 гг. 

Заключительный этап Великой Отечественной войны был ознаменован полным освобождением советской территории от немецко-фашистских захватчиков, избавлением от «коричневого ига» десятков европейских государств, межправительственными переговорами лидеров стран антигитлеровской коалиции, предопределившими облик дальнейшего мирового устройства. Все эти важнейшие события широко освещались заокеанскими СМИ и активно обсуждались американской общественностью. Хранящаяся в отдельном фонде Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ) корреспонденция граждан США, полученная советским посольством в Вашингтоне с января 1944 по май 1945 года, свидетельствует не только о большом интересе американцев к европейскому театру военных действий, но и об искреннем желании многих из них внести личную лепту в разгром общего врага в качестве красноармейских добровольцев.

В рассматриваемый период советским посольством было получено 351 письмо. За 1944 год пришли 124 сообщения с материальной поддержкой; 120 — с выражением дружеских чувств; ещё 28 писем содержали просьбы о зачислении в ряды Вооружённых сил СССР. В период с января по май 1945 года писем с выражением дружеских чувств было получено 48, с материальной помощью — 25 и с просьбой принять в ряды Красной армии — 6. Наибольшее количество писем от добровольцев в 1944 году пришло из следующих штатов: Иллинойс — 3, Техас — 3, Калифорния — 3, Нью-Йорк — 2, Джорджия — 2, Флорида — 2, а также по одному письму из Миннесоты, Огайо, Арканзаса, Аризоны, Оклахомы, Массачусетса, Орегона, Индианы, Мичигана, Делавэра, Миссисипи, Теннеси. Шесть писем 1945 года — это сообщения из Канзаса, Техаса, Иллинойса, Аризоны, Джорджии, Канады. Как видим, самые активные адресанты проживали в экономически развитых штатах США: в Иллинойсе, в Нью-Йорке, в Техасе. Стоит сразу отметить, что на все обращения подобного рода посольство отвечало стандартным отказом.

Вторая мировая война оказала сильное влияние на всё американское общество1, в частности, ускорив процесс его феминизации. Об этом красноречиво свидетельствуют сохранившиеся в архиве послания. В январе 1944 года в советское посольство пришло интересное письмо из штата Огайо, написанное молодой девушкой. Из журнала, посвящённого авиации, она узнала о «деятельности русских лётчиц». Автор просила дать больше сведений о женском подразделении Военно-воздушных сил СССР и полюбопытствовала насчёт возможности американской гражданки служить в нём. Елизавета де Буис аргументировала своё желание сочувствием Советскому Союзу в войне и стремлением помочь своим умением пилотировать. На момент написания письма ей был 21 год, она уже имела лицензию частного пилота с примерно восьмьюдесятью часами налёта, а также опыт инструктора2.

В июле пришло письмо от энтузиастки воздухоплавания миссис Е.В. Бакевилль из штата Нью-Йорк. Она хотела служить в «Русских военно-воздушных силах» и интересовалась, может ли гражданка США поступить в советские ВВС. Автор называет причину, по которой не смогла осуществить свою цель дома, — прекращение набора добровольцев в «Женскую военную службу пилотов»3. Миссис Бакевилль возлагала большие надежды на советских дипломатов и завершала своё письмо эмоциональной фразой: «Я хочу сделать полёты целью моей жизни и работы»4.

В наше вашингтонское посольство писали и те женщины, которые прошли службу в «Женской военной службе пилотов». 4 октября из штата Техас пришло письмо от лётчиц Х.К. Кеньон и М.А. Вилкинс, которые просили принять их в советские ВВС. Причинами подобного обращения были опасения, что их опыт и знания не будут востребованы, ибо «уже 20 декабря 1944 года служба будет расформирована». Подобно миссис Бакевилль они предлагали свои услуги по перевозке грузов по воздуху, испытанию самолётов и выполнению других функций, связанных с авиацией. Как и предыдущий автор, Х.К. Кеньон и М.А. Вилкинс заканчивают письмо на высокой ноте: «Мы очень хотим “Продолжать полёт” (“Keep ‘Em Flying”)»5 и выражают надежду на благоприятное решение их вопроса6.

Роль советских женщин в защите Родины от захватчиков интересовала мисс Марсии Кортни из штата Джорджия. В письме, отправленном 5 августа 1944 года, она желала знать, возможно ли принять участие в качестве пилота в небоевых действиях Красной армии: эвакуации раненных, транспортировке различных грузов. Описывая свой опыт пилотирования, автор утверждала, что может управлять как одномоторным, так и двухмоторным самолётами7.

Мисс Марианн И. Берд из штата Индиана, отправившая письмо 27 октября 1944 года, также проходила обучение и службу в «Женской военной службе пилотов». Она начинает своё послание с указания на скорое закрытие организации, в связи с чем предлагает использовать накопленные ею знания и навыки в Советском Союзе. Из её краткой автобиографии следует, что мисс Берд была очень опытным авиатором. В свои 22 года эта выпускница армейского курсантского училища имела 600 часов налёта (начала летать с 1938 г.) и опыт пилотирования шестнадцати самолётов, включая бомбардировщики8.

Предстовший роспуск «Женской военной службы пилотов» волновал также и Есфирь Е. Ноффке из штата Теннеси. 6 декабря 1944 года она отправила послание в советское посольство. Из автобиографии, изложенной в документе, следовало, что она имела около 700 часов налёта, летала на бомбардировщиках, знала штурманское дело, но не владела русским языком. Впрочем, если будет достигнута договорённость о принятии её на службу в ВВС СССР, то она готова устранить этот пробел. Госпожа Ноффке выразила намерение начать службу после Нового года, но ставила условие, что за ней должно быть сохранено американское гражданство9.

Маргарет М. Муре из штата Миссисипи также состояла в «Женской военной службе пилотов». Её от других лётчиц отличало разностороннее образование: степень бакалавра искусств Луизианского университета, дополнительное двухгодичное обучение музыковедению и подготовительные медицинские курсы10. Как и предыдущие авторы, она желала знать, может ли пригодиться её опыт в СССР.

Горячим желанием продолжить свою службу в советской военной авиации проникнуто письмо Марты Эндертон из штата Нью-Йорк от 20 ноября 1944 года. Она просила дать информацию о наличии в советских ВВС женских лётных подразделений и возможности вступления в их ряды. Желание автора было так сильно, что она завершила письмо фразой: «Тяжёлые условия, связанные с реализацией моей просьбы, не могут сломить моего намерения…»11.

Получив от советских дипломатов отказы на обращения своих подчинённых, в посольство 29 января 1945 года написала сама руководитель «Женской военной службе пилотов» Жаклин Кокран. Причины закрытия службы автор не назвала, ссылаясь на приложенную копию приказа генерала Х.Х. Арнольда. Оставаясь в военном ведомстве, Жаклин Кокран помогала демобилизации и трудоустройству своих бывших коллег на работу, связанную «с авиацией для женщин-пилотов дома или за рубежом»12. Она обращала внимание на то, что есть примерно тысяча высококвалифицированных специалистов «слабого пола», которые могут пилотировать различные типы самолётов, так как «получили подготовку, идентичную курсантам ВВС». Перечислив разнообразные достоинства своих бывших подчинённых, госпожа Кокран перешла к разговору о советских женщинах-лётчицах, которые «несут разнообразную службу в ВВС». Помощь им в небоевых работах могли бы оказать некоторые лётчицы из «Женской военной службы пилотов», если советская сторона согласится с подобным предложением.

Не меньший интерес вызывают письма американских мужчин, пожелавших добровольцами вступить в ряды Красной армии. Одним из первых в январе 1944 года подобное послание отправил семнадцатилетний юноша из штата Арканзас. По его словам, в СССР его привлекало «сильное руководство». На тот момент Йозеф Рутский ещё не получил диплома об окончании школы и не подходил по возрасту в американскую армию. Вследствие приведённых причин он спрашивал у советских дипломатов: «…есть какие-либо шансы вообще пройти комиссию на эту службу?»13.

В феврале в посольство написал доктор Джордж Ваш — венгр по национальности, эмигрироваший в США в начале 1941 года. Когда «германские дивизии прошли по улицам Будапешта», он, будучи «смешанного христиано-иудейского происхождения», подвергался притеснениям и был вынужден подтверждать свой диплом медика, полученный в Вене. Одновременно он пытался получить визу для выезда в США. Автор повествует о своих мытарствах с получением транзитных виз и о том, как советское консульство в Будапеште дало ему «русскую транзитную визу» и, таким образом, можно сказать, спасло его. Поездка по Транссибирской магистрали «через всю Россию от Москвы до Владивостока» произвела на Д. Ваша, судя по его описанию, неизгладимое впечатление: «Я встречал много очаровательных людей… в шутку приглашавших работать в сибирских небольших городах, если США не удовлетворят меня». После прибытия в Сиэтл 18 мая 1941 года автор попытался устроиться в американскую армию, но здесь нужно было пройти годовую стажировку и заново получить лицензию врача, что было невозможным для него в ряде штатов. Он был вынужден переехать в штат Массачусетс, где получил лицензию, пройдя стажировку в Бостонском городском госпитале, и стал гражданином США, а также получил сертификат военного министерства как пригодный для действительной военной службы. Несмотря на это, все его заявки вступить в ряды вооружённых сил Соединённых Штатов были отклонены, и автор уже потерял надежду самореализоваться на этом поприще. Описывая свои перипетии, доктор Д. Ваш надеялся, что его примут в РККА «как хорошего хирурга и врача»14.

В советское посольство в надежде попасть на фронт писали квалифицированные гражданские и военные пилоты. Так, Роберт Томас из штата Иллинойс в апреле 1944 года изъявил желание вступить в ряды «Русских военно-воздушных сил». Адресант указал, что адрес, куда направить свою просьбу, ему подсказали в «Русском миссионерском обществе» в Чикаго. На момент написания письма ему было 17 лет, проучился два года в высшей школе15, с его слов, он имел 200 часов налёта на трёх разных самолётах, также он «честно знал» навигационную метеорологию и авиационный двигатель. Автор боялся, что к просьбе отнесутся несерьёзно в силу его возраста, и для большей убедительности добавил: «Я могу обеспечить справку»16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например: Суржик Д.В. Вторая мировая — «хорошая война» для США // Воен.-истор. журнал. 2015. № 7. С. 20—26.

2 Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 192. Оп. 11. Д. 11. Л. 9.

3 «Женская военная служба пилотов» (Women Airforce Service Pilots, WASP) — подразделение военно-воздушных сил США, созданное 5 августа 1943 г. Им командовала известная в Соединённых Штатах женщина-пилот Жаклин Кокран. Служба была расформирована 20 декабря 1944 г.

4 АВП РФ. Ф. 192. Оп. 11. Д. 11. Л. 34.

5 «Продолжать полёт», или «Пусть они летят» («Keep ‘Em Flying») — известный американский фильм 1941 г. в жанре военной комедии. В контексте письма это является явной отсылкой к фильму.

6 АВП РФ. Ф. 192. Оп. 11. Д. 11. Л. 52.

7 Там же. Л. 38.

8 Там же. Л. 57.

9 Там же. Л. 63.

10 Там же. Л. 59.

11 Там же. Л. 61.

12 Там же. Оп. 12. Д. 7. Л. 24.

13 Там же. Л. 13.

14 Там же. Оп. 11. Д. 11. Л. 15.

15 Старшая школа (англ. high school) — последний этап среднего образования в США, длящийся с девятого по двенадцатый класс.

16 АВП РФ. Ф. 192. Оп. 11. Д. 11. Л. 24.