Котовцы наносят ответный удар.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о незаслуженно забытых страницах истории частей и соединений кавалерии Красной армии в боевых действиях против фашистской Германии в годы Великой Отечественной войны, о решающей роли кавалерии в различных видах боевых действий, особенно в первые дни войны в приграничных районах.

Summary. The article tells about the unjustly forgotten pages of the history of units and formations of the Red Army Cavalry in combat operations against fascist Germany during the Great Patriotic War, the decisive role of the Cavalry in various types of combat operations, especially in the first days of the war in the near-border areas.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

АКВИЛЯНОВ Юрий Андреевич — полковник в отставке

(Москва. E-mail: aya333@pochta.ru).

 

КОТОВЦЫ НАНОСЯТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Боевые действия 3-й кавалерийской дивизии имени Г.И. Котовского в первые дни Великой Отечественной войны

 

Более семи десятилетий прошло с того трагического дня, когда полчища немецко-фашистских захватчиков и их сателлитов без объявления войны вероломно вторглись на территорию Советского Союза. Мы победили, но споры о том, как воевала Красная армия, особенно в первые дни войны, продолжаются и по сей день.

В начале XXI века дискуссии на эту тему приобрели особенную остроту. В полемику включились и те, кто хочет тщательно разобраться в объективных и субъективных причинах успехов и провалов операций Красной армии в Великой Отечественной войне, и те, кто из конъюнктурных или других политических целей стремится с упорной настойчивостью извратить и оболгать подвиг советских людей в борьбе с нацизмом, спасших народы Европы от гитлеровского рабства. При этом из истории Великой Отечественной войны часто стали выпадать не только какие-то важные события, но и их участники. В данном конкретном случае речь идёт о действиях одного кавалерийского соединения, а именно 3-й Бессарабской кавалерийской дивизии имени Г.И. Котовского в первые дни войны.

В новейших трудах о Великой Отечественной войне о кавалерии как о роде войск почему-то упоминают вскользь, как о чём-то случайном, оказавшемся в силу ряда обстоятельств в гуще сражений. Некоторые «аналитики» стали называть советских кавалеристов «ездящей пехотой».

Случайно или умышленно, особенно в последние десятилетия, историки стали забывать советскую кавалерию — легендарный род войск, которая наравне с другими войсковыми формированиями Красной армии защищала нашу страну от полчищ агрессоров.

Совершенно неоправданно с моей точки зрения в новейшем двенадцатитомном издании «Великой Отечественной войны 1941—1945», последний том которой вышел в 2014 году, действиям советской кавалерии отведено мизерное место. Особенно это касается первого периода войны — с момента нападения гитлеровской Германии на СССР 22 июня 1941 года и до завершения Сталинградской битвы 2 февраля 1943 года. Тогда советская кавалерия как мобильная сила решала многообразные задачи. Она применялась для нанесения контрударов по наступавшим группировкам вермахта, обеспечения отхода наших войск при отступлении и выводе их из окружения, а также для нанесения ударов по врагу во время наступления советских войск, охвата и окружения его группировок, проведения глубоких рейдов по тылам врага с целью уничтожения штабов, нарушения управления войсками, разрушения тыловых коммуникаций и путей снабжения, дезорганизации его тыла и многого другого.

Подтверждением этому является и тот факт, что в первом томе вышеупомянутого издания, вышедшем в 2011 году, на странице 129 упоминаются успешные действия 41-й стрелковой дивизии (сд) в приграничных боях в первый день войны в районе Равы-Русской. При этом ни слова не сказано о 3-й кавалерийской дивизии (кд) 5-го кавалерийского корпуса, действовавшей совместно с ней. А ведь именно их общие усилия и способствовали успешному отражению атак агрессора в первые часы войны.

К моменту нападения гитлеровской Германии на СССР в составе войск Киевского особого военного округа (КОВО) находился 5-й кавалерийский корпус (командир корпуса генерал-майор Ф.В. Камков) в составе 3-й Бессарабской имени Г.И. Котовского (командир генерал-майор М.Ф. Малеев1) и 14-й имени А.Я. Пархоменко кавалерийских дивизий. 5-й кавалерийский корпус в оперативном отношении был подчинён командующему 6-й армией. По оперативным планам части 3-й кавалерийской дивизии прикрывали участок государственной границы от Крыстынополя до Поддемце.

Её части дислоцировались в районе Жолква — станция Пархач (ныне Межречье Сокальского — Львовской обл.). Управление 5-го кавкорпуса и 14-я кавдивизия находились в некоторой глубине от государственной границы. Кавалерийские дивизии предназначались прежде всего для ведения мобильных боевых действий, поэтому 3 кд, располагавшуюся вблизи границы, на третий день мобилизации должны были сменить стрелковые части.

К началу войны кадровая кавалерийская дивизия по штату имела четыре кавалерийских полка, конно-артиллерийский дивизион (восемь 76-мм орудий и восемь 122-мм орудий), танковый полк (64 танка БТ-5, БТ-72, восемь средних бронеавтомобилей БА-10, вооружение: 45-мм пушка, 7,62-мм пулемёт; 10 лёгких бронеавтомобилей БА-20, вооружение: 7,62-мм пулемёт), зенитный дивизион (восемь 76-мм зенитных орудий и две батареи зенитных пулемётов), эскадрон связи, сапёрный эскадрон, а также тыловые части и учреждения.

Кавалерийский полк, в свою очередь, состоял из четырёх сабельных эскадронов, пулемётного эскадрона (16 станковых пулемётов и четыре 82-мм миномёта), полковой артиллерии (четыре 76-мм и четыре 45-мм орудия), зенитной батареи (три 37-мм орудия и три счетверённых «максима»).

Следует отметить, что советская 45-мм пушка могла на расстоянии 500—600 м эффективно поражать практически все танки противника, состоявшие на вооружении вермахта на 22 июня 1941 года.

Штатная численность кавалерийской дивизии составляла 8968 человек и 7625 лошадей, кавалерийского полка — 1428 человек и 1506 лошадей. Кадровая кавалерийская дивизия была способна выполнять боевые задачи как в наступлении, так и в обороне.

В ночь с 21 на 22 июня на советско-германской границе было неспокойно. По докладам пограничных нарядов, на противоположной стороне границы слышались гул моторов, подозрительные шумы, звуки передвижения войск.

Доклады с границы и полученные от перебежчиков сведения встревожили командиров пограничных отрядов, которые отдали приказание привести заставы в боевую готовность.

22 июня в час ночи командующий 6-й армией генерал-лейтенант И.Н. Музыченко, штаб которого находился во Львове, по телефону приказал командиру 3-й кавалерийской дивизии генералу М.Ф. Малееву поднять части по тревоге и выдвинуть их к государственной границе, в район Пархача.

Из журнала боевых действий 3-й кавдивизии за 22 июня 1941 года: «В 2.00 22.06 командующий 6-й армией передал начальнику штаба: “Привести дивизию в боевую готовность. Немцы перешли границу”. Спустя два часа части дивизии были приведены в боевую готовность и начали выход к границе согласно оперплана».

В 4.35 утра 22 июня 1941 года соединения вермахта перешли границу СССР. Стык между нашими 5-й и 6-й армиями, где и находился Пархач, оказался недостаточно обеспеченным. Гитлеровцы нащупали это слабое место и бросили туда крупные силы.

На 140-километровом участке от Крыстынополя до Радымно против двух погранотрядов, 41, 97, 159-й стрелковых и 3-й кавалерийской дивизий 6-й армии КОВО наступали части десяти пехотных дивизий 17-й полевой армии вермахта.

Всего лишь тридцать минут германский генеральный штаб отвёл на уничтожение пограничных застав. Но этот расчёт оказался далёк от действительности — пограничники, вооружённые только стрелковым оружием, ответили огнём. Они стояли насмерть.

Ожесточённые бои за ст. Пархач вели воины 1-й пограничной комендатуры, резервной и 2-й пограничных застав. Под руководством коменданта участка капитана П.Ф. Строкова пограничники отбили несколько атак врага. Части противника обошли героический отряд, но пограничники продолжали сражаться и в окружении.

К середине дня 22 июня между 3-й кавалерийской и 124-й стрелковой дивизиями образовался 15-километровый разрыв.

Для прикрытия правого фланга 6-й армии генерал-лейтенант И.Н. Музыченко приказал выдвинуть в район Мосты Вельке 34-й, 60-й кавалерийские и 44-й танковый полки 3-й кавдивизии. В район ст. Пархач срочно перебрасывались 491-й стрелковый (159 сд) и 158-й кавалерийский (3 кд) полки с задачей отбить станцию. До конца дня шёл бой за ст. Пархач.

158-й кавалерийский полк 3-й кавдивизии ближе всех дислоцировался к границе. В 8.00 подразделения полка первыми подошли к населённому пункту Пархач и вместе с пограничниками вступили в бой с двумя усиленными ротами противника.

Командир 158-го кавполка подполковник Я.И. Бровченко спе́шил эскадроны и повёл их в наступление, а эскадрон капитана А.Г. Дзимистаршвили в конном строю направил в обход гитлеровцев с фланга. Атаковав противника, кавалеристы зарубили до трёх десятков фашистов, а остальные обратились в бегство.

К 9 часам к Пархачу по приказу командира 3 кд генерал-майора М.Ф. Малеева подошли 34-й кавалерийский и 44-й танковый полки дивизии. Развернувшись в боевой порядок под прикрытием шести батарей 27-го конно-артиллерийского дивизиона, они с ходу перешли в атаку. За ними к району боя подошёл и 99-й кавполк под командованием майора Инаури (в этом полку начал войну мой отец — старший политрук А.Г. Аквилянов. — Прим. авт.). Для противника сильный удар танкистов и кавалеристов оказался неожиданным. Смелыми действиями конников гитлеровцы были остановлены и отброшены к государственной границе.

Из оперативной сводки № 1 к 18.00 22 июня 1941 года штаба 6-й армии (г. Львов): «Части 3-й кавалерийской дивизии совместно с частями 4-го укреплённого района с утра вели бой за овладение Пархач. В 16 часов 3-я кавалерийская дивизия овладела Пархач. Перед фронтом действует до полка пехоты с ротой танков (9-я пехотная дивизия 44 АК немцев. — Прим. авт.) при поддержке пикирующих бомбардировщиков. [Имеются] убитые и раненые с обеих сторон. Захвачены пленные, количество выясняется.

140-й отдельный пулемётный батальон потерял один опорный пункт севернее Пархач… Начальник штаба 6-й армии комбриг Иванов. Начальник оперативного отдела полковник Веялко»3.

В результате боя противник был выбит со ст. Пархач с большими потерями и отошёл на Любыча-Крулевску. Немцы потеряли 150 человек убитыми, 16 человек пленными, много оружия.

Была вызволена из окружения пархаческая комендатура. 158-му кавалерийскому полку (кп) совместно с 491-м стрелковым полком (сп) была поставлена задача восстановить границу. Во второй половине дня противник подтянул в леса северо-западнее Пархач 36-й пехотный полк. Огонь открыли не менее четырёх батарей и 20 миномётов.

К исходу дня 3 кд получила задачу отойти на рубеж р. Болотня и оборонять его. КП командира дивизии находился на северной окраине Мосты Вельке.

Из всего сказанного следует, что 22 июня 3-я Бессарабская кавалерийская дивизия совместно со стрелковыми частями освободила окружённую немцами 1-ю пограничную комендатуру, разгромила атаковавшие её части противника, выбила его со станции Пархач и отбросила за государственную границу, местами углубившись на территорию «государственных интересов Германии». Но всё более нараставшее превосходство противника, увы, не позволило закрепить этот успех.

В этот день немецкий генерал Ф. Гальдер сделал в своём дневнике следующую запись: «Тактическая внезапность привела к тому, что сопротивление противника в пограничной зоне оказалось слабым и неорганизованным, в результате чего нам всюду легко удалось… прорвать пограничную полосу укреплений на всю глубину (укрепления полевого типа)»4. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Малеев Михаил Фёдорович (10 июля 1899 — 23 февраля 1964) — генерал-майор, командир 3-й кавалерийской дивизии. 3 кд под его командованием в первые дни войны нанесла противнику шоковый удар, но одна дивизия не могла в июне 1941 г. переломить ход событий.

2 Лёгкий танк БТ-7 не имел равных в мире по ходовым и манёвренным качествам. Он стал гордостью и заслуженным символом автобронетанковых войск РККА в предвоенные годы, поскольку в большей степени соответствовал представлению о танках как о главной ударной силе сухопутных войск. БТ-7М выпускался до 1940 г., некоторое время параллельно с Т-34. Всего были выпущены 706 БТ-7М.

3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 334. Оп. 3949с. Д. 6. Л. 8, 9.

4 Гальдер Ф. Военный дневник: ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1939—1942 гг. М.: Воениздат, 1968—1971. 22 июня 1941 года (воскресенье). 1-й день войны.