Генерал от инфантерии М.Д. Скобелев: «Силы не может быть вне народа»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье к 175-летию со дня рождения генерала от инфантерии М.Д. Скобелева представлен краткий обзор его жизненного пути, деятельности и взглядов.

Сведения об авторе. Шолохов Андрей Борисович — главный редактор газеты «Вузовский вестник», полковник в отставке, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: info@vuzvestnik.ru).

М.Д. Скобелев

М.Д. Скобелев

29 сентября нынешнего года исполняется 175 лет со дня рождения выдающегося российского полководца генерала от инфантерии Михаила Дмитриевича Скобелева. Прожив лишь 38 лет, он вписал своё имя в историю России участием в среднеазиатских походах и Русско-турецкой войне 1977—1978 гг., освободившей балканских славян от турецкого ига, оставил о себе память героическими делами, за которые удостоился высоких наград, в т.ч. ордена Св. Георгия 4, 3 и 2-й степеней1, передовыми взглядами в области военного искусства и активной патриотической позицией в общественной жизни.

Скобелева называли «белым генералом». Эти слова отражают не только его пристрастие к белым кителям и лошадям, но и нравственные качества — чистоту помыслов, честность и преданность Отечеству, самоотверженность и бесстрашие, искренность и порядочность, неустанную заботу о солдатах, которые говорили о Скобелеве: «Он не посылал на смерть, а вёл за собой»2.

Будущий генерал от инфантерии родился в 1843 году в Санкт-Петербурге в доме своего деда — коменданта Петропавловской крепости генерала от инфантерии И.Н. Скобелева (1778—1849), участника Отечественной войны 1812 года. Учился в парижском пансионе Жирарде. С 1861 года служил в Кавалергардском полку. В 1963 году был произведён в офицеры и продолжил службу в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку. В 1864 году участвовал в боевых действиях против польских повстанцев. После окончания в 1868 году Академии Генерального штаба был направлен в Туркестан. Проявил храбрость в Хивинском (1873) и Кокандском (1875—1876) походах. В январе 1876 года войска под командованием Скобелева нанесли поражение противнику под Андижаном и Асаке, которое привело к прекращению Кокандского восстания. В 1976—1977 гг. Скобелев служил военным губернатором и командующим войсками Ферганской области3.

В Средней Азии он провёл с некоторыми перерывами 8 лет и покинул её в 1877 году генерал-майором, кавалером ордена Св. Георгия 4-й и 3-й степеней4.

В Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. командовал отрядами, состоял при штабе главнокомандующего, затем был начальником штаба и фактически руководил Сводной казачьей дивизией, которой командовал его отец генерал-лейтенант Д.И. Скобелев (1821—1879). В июле 1877 года возглавлял усиленную Кавказскую казачью бригаду во время второго штурма Плевны (Плевен). В конце августа (начале сентября по новому стилю) командовал отрядом при овладении Ловчей (Ловеч), затем во время 3-го наступления на Плевну — отрядом, который сумел овладеть редутами и открыть путь к Плевне, но не был поддержан резервами и, отразив сильные контратаки, под натиском превосходящих сил отошёл в исходное положение5.

В середине сентября 1877 года генерал-лейтенант Скобелев возглавил 16-ю пехотную дивизию, которая заняла позиции на Зелёных горах под Плевной. В ненастную октябрьскую ночь он выслал охотников (добровольцев) с сапёрами, и турецкие позиции опоясали русские траншеи. Находясь в них, Скобелев отправлял охотников на вылазки, а когда турки осмеливались на ответные действия, возглавлял отражение их атак.

В результате действий русских войск турецкий гарнизон Плевны был полностью изолирован. Численность противостоявших туркам союзных армий к началу ноября достигла 130 тыс. человек при 560 орудиях.

28 ноября6, как только разведка обнаружила отход турок с их позиций, Скобелев приказал одному из полков дивизии занять оставленные противником позиции и укрепиться на них, чтобы не позволить ему вернуться в Плевну. Остальные полки послал к р. Вид с задачей преградить турецким войскам путь отступления.

Турки, перейдя реку, нанесли удар по русским полкам, прорвав первые две линии, но подкрепления русских обрушились на неприятеля с трёх сторон. Охваченные паникой турки обратились в бегство, потеряли убитыми и ранеными около 6 тыс. человек. Войска Осман-паши капитулировали. В плен сдались 10 генералов, 2128 офицеров, 41,2 тысячи солдат. Среди трофеев были 77 орудий7.

Полки дивизии заняли Плевну. Скобелев был назначен её военным губернатором и предпринял все возможные меры, чтобы облегчить крайне тяжёлое положение горожан-болгар.

Падение Плевны подорвало позиции Турции и укрепило положение России на Балканах, дало русскому командованию возможность высвободить крупную группировку численностью свыше 100 тысяч для наступления за Балканы8.

Скобелев командовал одной из колонн отряда генерала от инфантерии Ф.Ф. Радецкого, получившего задачу преодолеть Балканские горы. Колонна, совершив зимний переход через Имитлийский перевал, сыграла большую роль в сражении под Шейново9. Соединившись, колонны отряда замкнули фронт окружения вокруг турецкой армии Вессель-паши и вынудили её капитулировать10.

В феврале 1878 года авангард русских войск под командованием Скобелева занял Сан-Стефано, почти вплотную подошёл к Константинополю (Стамбулу), ускорив окончание войны на благоприятных для России условиях11.

После окончания войны генерал стал основателем в Болгарии гимнастических дружин, которые послужили основой подготовки резерва для молодой болгарской армии.

Мать Скобелева Ольга Николаевна приехала в освобождённую Болгарию и на свои средства открыла в Пловдиве приют для 200 болгарских детей, лишившихся родителей, оказывала помощь лазаретам, в которых лечились раненые русские и болгарские войны.

Успешные действия войск во главе с «белым генералом» в войне за освобождение болгарского народа от турецкого владычества создали ему большую популярность в России и Болгарии. Память о заслугах Скобелева болгарский народ увековечил, назвав его именем улицы в Софии, Плевне, Варне и других городах. В Плевне был открыт Скобелевский парк.

В 1878—1880 гг. Скобелев командовал корпусом, сначала в Болгарии, а затем в Минске.

В 1881 году он возглавил 2-ю Ахалтекинскую экспедицию (1880—1881), завершившую присоединение Туркмении к России12, руководил штурмом крепости Геок-Тепе (Денгиль-Тепе) и занятием Асхабада. Операция отличалась большим размахом. Скобелев тщательно подготовил и усилил русский отряд (13 тыс. человек и свыше 100 орудий) осадной артиллерией, на пути его следования в Чикишляре и Красноводске развернул тыловые базы. Для транспортировки грузов были закуплены свыше 10 тыс. верблюдов, начато строительство железной дороги от побережья Каспийского моря (Красноводска). С подходом русских войск к крепости Геок-Тепе противник предпринял вылазки, но сорвать осаду не смог. 12 января 1881 года после артиллерийской бомбардировки и подрыва крепостной стены русские войска (7 тыс. человек и 79 орудий, 15 ракетных станков) тремя колоннами штурмовали крепость и овладели ею. Превосходство в вооружении, организации и сосредоточение Скобелевым двух третей войск на направлении штурма предрешили его исход13.

Хивинский поход 1873 г. Через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган. Художник Н.Н. Каразин, 1888 г.

Хивинский поход 1873 г. Через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган. Художник Н.Н. Каразин, 1888 г.

18 января был занят Асхабад (ныне — Ашхабад). Вскоре Ахалтекинский оазис был присоединён к России. Позже в состав образованной Закаспийской области вошли другие районы Туркмении. Россия заняла выгодные стратегические и экономические позиции для противодействия английской экспансии в Средней Азии. Присоединение Туркмении к России привело к прогрессивным последствиям: прекратило феодальные междоусобицы, объединило разрозненные до этого туркменские земли и упрочило экономические связи, способствовало национальной консолидации туркменского народа и переводу Туркмении с феодального на капиталистический путь развития14. Деятельность Скобелева в экспедиции представляет собой пример тщательной подготовки, эффективной организации и тылового обеспечения боевых действий, в том числе осады и штурма крепости в условиях горно-пустынного театра военных действий.

За этот успех Скобелев был произведён в генералы от инфантерии и награждён орденом Св. Георгия 2-й степени.

Он был приверженцем прогрессивных взглядов в области военного искусства, смелых и решительных действий, противником шаблона. Глубокие всесторонние знания военного дела сочетал с личной храбростью и умением организовывать боевые действия, управлять войсками, воодушевлять и вести их на выполнение сложных боевых задач. В мирное время организовывал обучение войск в обстановке, приближённой к боевой, особое внимание уделяя формированию высоких морально-боевых качеств и повышению выносливости военнослужащих. Добивался крупных боевых успехов, пользовался уважением и доверием подчиненных, потому что был знатоком не только военного дела, но и солдатской души, далёким от высокомерия, самообольщения, постоянно пополнял свои знания и неустанно заботился о здоровье, питании и удовлетворении других нужд солдат. В числе сохранившихся свидетельств этой заботы — замечания генерала по поводу врачебного отчёта об осмотре расположения русских войск в Средней Азии15.

Штурм крепости Геок-Тепе 12 января 1881 года. Художник Ф. Рубо, 1898 г.

Штурм крепости Геок-Тепе 12 января 1881 года. Художник Ф. Рубо, 1898 г.

Скобелев был типичным представителем российского дворянства с известной долей европейского космополитизма и в то же время истинным патриотом, верно и самоотверженно служившим России, любившим и понимавшим свой народ, выступавшим за развитие русского самосознания. В его характере удивительным образом сочетались отвага и честолюбие, доходившие до авантюризма, либеральные убеждения и консерватизм, стремление к объединению славян и бонапартизм.

Участвуя в общественно-политической жизни России 1870—1880-х годов, Скобелев активно отстаивал свои убеждения. Его обвиняли в «имперском мышлении», причисляли к панславистам, умалчивая о том, что панславизм был реакцией на пантюркизм и пангерманизм16. Он стремился к культурному и политическому сближению России с южными и западными славянами, угнетёнными Австрийской империей Габсбургов и турецкими феодалами17. Угнетатели применяли термин «панславизм» ко всякому национально-освободительному движению против австрийского и турецкого гнёта на славянских землях как жупел для запугивания своих обывателей и общественности других стран мнимой славянской и русской «угрозой».

Под понятие «панславизм» подводилось много идейных течений — от радикальных до консервативных18, в т.ч. русское славянофильство. А Скобелев, как подчёркивал друживший с ним журналист и писатель В.И. Немирович-Данченко, «не был славянофилом в узком смысле — это несомненно. Он выходил далеко из рамок этого направления, ему они казались слишком тесны. Ему было дорого наше народное и славянское дело. Сердце его лежало к родным племенам. Он чувствовал живую связь с ними, но на этом и оканчивалось его сходство с нынешними славянофилами. Взгляды на государственное устройство, на права отдельных племён, на многие внутренние вопросы у него были совершенно иные. Если уж необходима кличка, то он скорее был народником»19.

Скобелев ратовал за возрождение русского национального самосознаниям и мечтал об объединении славян под эгидой России на основе общности веры, языка и культуры, но не противопоставлял их другим народам. Отечество виделось ему как мощный естественный союз давно взаимодействующих европейских и азиатских народов с целью защиты их исконных интересов20. Выступая в январе 1882 года на обеде в честь годовщины взятия Геок-Тепе, Скобелев говорил: «Великие патриотические обязанности наше железное время налагает на нынешнее поколение! …ныне первенствующий долг каждого жертвовать всем, в том числе и своим духовным “я” на развитие сил Отечества… Опыт последних лет убедил нас, что, если русский человек случайно вспомнит, что он благодаря своей истории принадлежит к народу великому и сильному, если, Боже сохрани, тот же русский человек случайно скромно заявит, что русский народ составляет одну семью с племенем славянским, ныне терзаемым и попираемым, — тогда в среде доморощенных и заграничных иноплеменников поднимаются вопли негодования…». И подчёркивал: «Космополитический европеизм не есть источник силы и может быть лишь признаком слабости. Силы не может быть вне народа, и сама интеллигенция — есть сила только в неразрывной связи с народом»21.

М.Д. Скобелев среди солдат и офицеров конной горной батареи. 1878 г.

М.Д. Скобелев среди солдат и офицеров конной горной батареи. 1878 г.

В феврале 1882 года, находясь в Париже, генерал выступил в защиту балканских народов, против агрессивной политики Германии и Австро-Венгрии и, в частности, заявил, что «чужестранец проник всюду».

Такими высказываниями он нажил врагов, которые приклеили ему ярлык «слишком русского генерала». Но Скобелева это не смущало. Некоторое время он поддерживал отношения с французскими деятелями, в частности, с премьер-министром Франции Л. Гамбеттой, но с каждым прожитым годом всё яснее понимал, что в поисках путей развития России нельзя отрываться от народной почвы и увлекаться общеевропейскими ценностями в ущерб национальным. В марте 1882 года он писал И.С. Аксакову: «…наше общее святое дело для меня, как, полагаю, и для вас связано с возрождением пришибленного ныне русского самосознания… Я убедился, что основанием общественного недуга есть в значительной мере отсутствие всякого доверия к установленной власти, доверия, мыслимого лишь тогда, когда правительство даёт серьёзные гарантии, что оно бесповоротно ступило на путь народной как внешней, так и внутренней политики, в чём пока и друзья, и недруги имеют основания сомневаться»22.

Генерал М.Д. Скобелев на коне. Художник Н.Д. Дмитриев-Оренбургский, 1883 г.

Генерал М.Д. Скобелев на коне. Художник Н.Д. Дмитриев-Оренбургский, 1883 г.

Скобелев считал, что только подъём национального сознания может укрепить русское государство и дать ему новые силы. «История нас учит, — подчёркивал генерал, — что самосознанием, проявлением народной инициативы, поклонением народному прошлому, народной славе, в особенности же усиленным уважением, воскрешением в массе народа веры отцов во всей её чистоте и неприкосновенности можно воспламенить угасшее народное чувство, вновь создать силу в распадающемся государстве»23.

«Белый генерал» прислушивался к министру внутренних дел графу Н.П. Игнатьеву, ратовавшему за созыв Земского собора и налаживанию отношений между Россией и Францией, сблизился с одним из лидеров славянофильского движения — И.С. Аксаковым и решительно выступал против притязаний Запада к нашей стране.

Позиция М.Д. Скобелева по отношению к самодержавию была неоднозначной. Сказывался и честолюбивый характер генерала. Академик Е.В. Тарле отмечал: «Человек больших и общепризнанных способностей, честолюбец высшего порядка… с относительно большой притом умственной культурой, весьма равнодушный к традициям и вполне уверенный в своём предназначении, Скобелев привлекал к себе особое и совсем специальное внимание… Скобелев был по своей натуре именно типичным генералом от пронунсиаменто (от исп. pronunciamento — военный переворот, мятеж военной клики. — Прим. авт.) в стиле испанских и южноамериканских военных командиров, берущих на себя время от времени экспромтом инициативу по части внезапных изменений государственного устройства своей родины»24.

Скобелев любил Россию и считал, что у неё должны быть свои идеология и путь развития, мечтал о многонациональном централизованном государстве, сильном и благоустроенном, гарантирующие права своих граждан и требующем от них выполнения гражданских обязанностей, как и многие мыслящие люди того времени, искал естественный для нашей огромной евразийской страны путь развития.

Его взгляды и активная позиция вызывали противодействие недругов. Незадолго до своей смерти Скобелев писал Аксакову: «Я получил несколько вызовов, на которые не отвечал. Очевидно, недругам русского народного возрождения очень желательно этим путём от меня избавиться… Важно только, если неизбежное случится, извлечь из факта наибольшую пользу для нашего святого народного дела…»25.

38-летний «белый генерал» скоропостижно скончался при загадочных обстоятельствах 25 июня 1882 года после ужина с кокоткой неизвестной национальности из Австро-Венгрии, говорившей по-немецки и потому считавшейся немкой, в номере гостиницы «Англия». По результатам вскрытия была названа причина смерти — паралич лёгких и сердца26. Многие говорили, что Скобелева отравили. Скорбь о его безвременной кончине была всенародной, похороны, как вспоминал В.И. Немирович-Данченко, — народными: «Траурная процессия со всех сторон была охвачена целым морем голов. Кругом виднелись заплаканные лица, десятки тысяч рук подымались, чтобы издали перекрестить своего любимца. Чёрные сюртуки, изящные дамские платья — и тут же грязная потная рубаха рабочего, сибиряка-крестьянина»27.

Открытие памятника М.Д. Скобелеву в Москве. 1912 г.

Открытие памятника М.Д. Скобелеву в Москве. 1912 г.

Для многих соотечественников «белый генерал» был народным героем, способным повлиять на судьбу России, одним из тех, «кто сохранил здравый смысл и почтение к правде, любовь к своей Родине и веру в неё», был «этой любви, этой веры выражением, самым полным, самым свежим, самым несокрушимым, мало того — выражением победоносящим»28.

Об оценке современниками ратных заслуг Скобелева говорит надпись на венке от Николаевской академии Генерального штаба, сопровождавшем Скобелева в последний путь: «Полководцу, Суворову равному»29.

Память о «белом генерале» увековечена в литературе. До революции в Российской империи были установлены несколько памятников Скобелеву. Ни один из них не сохранился до нашего времени. Наиболее монументальный, созданный на собранные по подписке деньги по проекту военного художника подполковника П.А. Соманова, был открыт в 1912 году, в 30-ю годовщину со дня его кончины. Скульптурные группы, обрамлявшие конную статую генерала справа и слева, отображали эпизоды боёв в Средней Азии и на Балканах, 11 бронзовых барельефов в нишах пьедестала — наиболее известные скобелевские победы. После Октябрьской революции этот памятник снесли. Но память о «белом генерале» не канула в Лету и возрождается в наши дни. В бывшем родовом имении в селе Заборово Александро-Невского района Рязанской области, где похоронен полководец, в 2003 году открыт музей-усадьба «Мемориальный комплекс М.Д. Скобелева»30. В 2007 году в Санкт-Петербурге, на комендантском доме Петропавловской крепости, в котором он родился, торжественно открыта мемориальная доска31. В 2014 году в Москве, у здания Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, открыт памятник — четырёхметровая бронзовая конная статуя генерала Скобелева на гранитном постаменте32.

Очевидно, возрождение памяти о выдающемся полководце необходимо продолжать. Работу в этом направлении ведёт международный Скобелевский комитет во главе с дважды Героем Советского Союза, лётчиком-космонавтом генерал-майором авиации в отставке А.А. Леоновым.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Базанов С.Н. «Суворову равный» // Воен.-истор. журнал. 2012. № 4. С. 77.

2 Самсонов А. «Белый генерал»: к 170-летию со дня рождения выдающегося русского полководца Михаила Дмитриевича Скобелева // Военное обозрение. 2013. 1 октября; интернет-ресурс: https://topwar.ru.

3 Скобелев // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 501.

4 Скобелев в Туркестане (1869—1877) // Исторический вестник. 1916. № 10; интернет-ресурс: http://www.vostlit.info.

5 Плевна // ВЭ. Т. 6. М.: Воениздат, 2002. С. 408.

6 Здесь и далее даты — по старому стилю.

7 Русско-турецкая война 1877—1878 гг. / Под ред. И.И. Ростунова. М.: Воениздат, 1977. С. 152.

8 Плевна // ВЭ. Т. 6. М.: Воениздат, 2002. С. 408.

9 Скобелев // Советская военная энциклопедия (СВЭ) в 8 т. Т. 7. М.: Воениздат, 1980. С. 372.

10 Шейново // ВЭ. Т. 8. М.: Воениздат, 2003. С. 432.

11 Скобелев // ВЭ. Т. 7. С. 501.

12 Там же.

13 Ахалтекинские экспедиции // ВЭ. Т. 1. М.: Воениздат, 1997. С. 319.

14 Там же.

15 См.: Кашкаров Д.Д. Взгляд на политику, войну, военное дело и военных М.Д. Скобелева. СПб., 1893. С. 199, 200.

16 Панславизм / Новая философская энциклопедия в 4 т. М.: Мысль, 2001; интернет-ресурс: https://dic.academic.ru.

17 Панславизм // Советская историческая энциклопедия в 16 т. Т. 10. М.: Советская энциклопедия, 1967. Стб. 791.

18 Кузьмин А.Г. К какому храму ищем мы дорогу? История глазами современников. М., 1989. С. 223.

19 Немирович-Данченко В.И. Скобелев. М.: Воениздат, 1993; интернет-ресурс: http://militera.lib.ru.

20 См.: Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 355. Оп. 2. Д. 81. Л. 9.

21 Речь генерал-адъютанта М.Д. Скобелева // Русь. 1882. № 3. 16 января. С. 4, 5.

22 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 221. Оп. 1. Д. 81. Л. 5.

23 Михаил Дмитриевич Скобелев // Русская старина. 1882. № 7. С. 229.

24 Тарле Е.В. Речь генерала Скобелева в Париже в 1882 г. // Тарле Е.В. Сочинения в 12 т. Т. 11. М., 1962. С. 615.

25 РГВИА. Ф. 221. Оп. 1. Д. 8. Л. 9.

26 Краткий курс истории // Интернет-ресурс: https://histrf.ru.

27 РГАЛИ. Ф. 355. Оп. 2. Д. 81. Л. 19.

28 Цит. по: Чанцев И.А. Скобелев как полководец. СПб., 1883. С. 153.

29 Базанов С.Н. Указ. соч. С. 77.

30 «Мемориальный комплекс М.Д. Скобелева», музей-усадьба // Интернет-ресурс: http://www.musrzn.ru.

31 Мемориальная доска на комендантском доме в Петропавловской крепости // Интернет-ресурс: https://histrf.ru.

32 29 сентября 1843 года родился русский военачальник Михаил Скобелев // Российское военно-историческое общество; интернет-ресурс: https://rvio.histrf.ru.