Военно-научные школы факультета специального вооружения Военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе документов и архивных материалов, связанных с историей одного из старейших факультетов отечественных военных академий, рассматривается развитие научных школ боеприпасов.

Summary. The article examines the development of scientific schools of ammunition on the basis of documents and archival materials related to the history of one of the oldest departments of the Russian military academies.

Углов Валентин Иванович — полковник в отставке, заслуженный работник культуры РФ, почётный работник высшего профессионального образования РФ

(Москва.E-mail: valentinuglov@yandex.ru).

 

ВОЕННО-НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ ФАКУЛЬТЕТА СПЕЦИАЛЬНОГО ВООРУЖЕНИЯВОЕННОЙ АКАДЕМИИ РАКЕТНЫХ ВОЙСК СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯИМЕНИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

 

Военной орденов Ленина, Октябрьской революции и Суворова 1-й степени академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого без малого двести лет. История академии1 наглядно показывает, что почти два века своей деятельности, готовя первоклассных командиров, академия была одним из флагманов отечественного военно-технического образования, учебным и научным центром в области средств огневого поражения противника.

Особое место при этом занимает старейший из ныне действующих учебных подразделений факультет специального вооружения. Здесь получили развитие ряд военно-технических научно-педагогических школ, основанных ещё в XIX веке или сформировавшихся в разные годы XX века. Это такие школы, как: «Боеприпасы с обычным снаряжением» (1932—1958); «Ядерные боеприпасы» (с 1953 г.); «Оружие направленной энергии» (с середины 60-х гг. XX в.); «Обнаружение ядерных взрывов» (с 1968 г.); «Ядерно-техническое обеспечение» (с 1978 г.). По действующему штату только что включена в состав факультета школа «Защита информации в системах и комплексах вооружения» (с 1958 г.), а гордость академии — школа «Пороха, ракетные топлива, взрывчатые вещества и средства пироавтоматики» (с 40-х гг. XIX в. до наст. вр.), долгие годы входившая в состав факультета, включена в состав факультета ракетного вооружения.

Учитывая рамки журнальной статьи, остановимся на представлении лишь пяти первых из перечисленных школ.

Научная школа «Боеприпасы» зародилась в середине XIX века. 7 ноября 1857 года была открыта артиллерийская лаборатория, с помощью которой боеприпасы стали изучаться как самостоятельная часть артиллерийского вооружения. Родоначальником научной школы боеприпасов можно с полным правом назвать генерал-лейтенанта А.Ф. Бринка (1851—1930).

В 1922 году были созданы первые отечественные военные кафедры, в том числе кафедра «Проектирование орудий и снарядов», которую возглавил Н.Ф. Дроздов. В этот период рядом управлений РККА выпускникам кафедры были заказаны такие дипломные работы, как «Проект авиабомбы», «Ракеты и реактивные снаряды», «Авиабомба весом 1000 кг» и т.д. Это говорит о том, что зарождавшаяся школа боеприпасов занималась исследованием и проектированием не только боеприпасов ствольной артиллерии.

Впервые отдельный курс боеприпасов был поставлен на механическом факультете Военно-технической академии РККА имени тов. Дзержинского в 1926 году. В нём рассматривались вопросы проектирования артиллерийских снарядов, трубок и взрывателей. Разрабатывал и читал дисциплину выпускник Михайловской Артиллерийской академии, талантливый конструктор и учёный В.И. Рдултовский.

В июне 1930 года была создана кафедра, а 3 июня 1932 года — факультет боеприпасов. Первым руководителем этих подразделений в течение 16 лет был выпускник Артиллерийской академии РККА имени тов. Дзержинского (ААД) М.Ф. Васильев (1891—1954), который уже в 1926 году впервые выдвинул идею разработки научных основ проектирования трубок и взрывателей.

Кафедра стала вести учебные дисциплины, включавшие материальную часть боеприпасов, теорию проектирования снарядов, теорию проектирования трубок и взрывателей, теорию часовых механизмов, снарядно-трубочное производство.

В период 1932—1935 гг. были опубликованы ряд трудов учёных — воспитанников академии, которые положили начало созданию общей теории проектирования снарядов. К ним относятся труды: Е.А. Беркалова, впервые разработавшего подкалиберные снаряды для сверхдальней стрельбы; Н.А. Упорникова по баллистическому основанию проектирования снарядов; М.Г. Ефимова, В.Н. Игнатенко и Г.В. Павлова по проектированию снарядов.

Таким образом, в годы, предшествовавшие Великой Отечественной войне, научной школой академии были отработаны все основные направления системы вооружения нашей артиллерии снарядами и минами.

В послевоенный период кафедрой боеприпасов в области разработки снарядов основное внимание было обращенона совершенствование и разработку новых снарядов для борьбы с бронированными целями: увеличение калибров бронебойных снарядов, применение новых конструктивных форм и металлов с более высокими механическими свойствами, разработку снарядов кумулятивного действия и подкалиберных снарядов калибром до 85 мм с сердечниками из сверхтвёрдых сплавов.

В 1953 году, после того как на базе филиала академии была создана новая Артиллерийская (командная) академия, факультет боеприпасов под № 3 в числе шести факультетов продолжил деятельность в составе родоначального вуза — в Военной артиллерийской инженерной академии имени Ф.Э. Дзержинского.

К концу пятидесятых годов выдающиеся учёные факультета боеприпасов и ряда других подразделений академии создали большой задел по научным исследованиям в области теории боеприпасов артиллерии и реактивного оружия. По вопросам прочностного проектирования снарядов и мин известны исследования М.Г. Ефимова, А.Г. Драпкина, В.В. Королёва, Н.П. Береснева, Н.И. Безухова, В.С. Сулаквелидзе, А.Д. Поспелова, С.А. Баркана, Д.М. Комарова и др.; по установлению характеристик устойчивости снаряда на полёте — Д.А. Вентцеля, по ведению снаряда по каналу ствола — В.И. Гладилина, по методике проектирования мин — В.Н. Игнатенко и Я.М. Шапиро, по волновой теории бронебойного действия — Г.Н. Копанского; по теории проектирования взрывателей — Г.М. Третьякова (теория проектирования электрических взрывателей), М.Е. Катанугина, Н.П. Быжко, Ю.Б. Татаринова (по теории проектирования взрывателей к реактивным снарядам); в области взрывчатых веществ и порохов — К.К. Снитко, И.В. Тишунина, Ф.А. Баума, В.И. Попова.

Наличие столь богатого научного наследия сыграло заметную роль в развитии основ ракетно-ядерного (на долгие годы — специального) вооружения, становлении учебных дисциплин по специальностям этого профиля.

С переходом академии на ракетную тематику и поступлением в войска боеприпасов с ядерным снаряжением тематика научно-исследовательских работ факультета стала изменяться. К этому времени в академии специалистов по боеприпасам готовили две кафедры. Одна — по боеприпасам тактических и оперативно-тактических ракет, вторая — по снаряжению ядерных боеприпасов.

Первая кафедра, являясь преемницей кафедры боеприпасов классической артиллерии, во главе с её начальником В.С. Сулаквелидзе (1919—1984) сохранила свой прежний состав и стала называться кафедрой боевых частей и взрывательных устройств.

Вторая кафедра, получившая название «Кафедра специального снаряжения», впоследствии «Кафедра специального вооружения», комплектовалась новым составом преподавателей и инженеров лаборатории. Начальником этой кафедры был назначен П.П. Ганичев (1915—2016), который возглавлял её в течение 20 лет. Он в 1973 году передал кафедру своему ученику А.А. Любомудрову, которому было доверено организовать с 1974 года подготовку руководящего инженерного состава с высшим военным образованием.

В 1987 году перечисленные кафедры объединили. Начальником объединённой кафедры был назначен доктор технических наук, профессор генерал-майор А.А. Любомудров. Сегодня он дуайен по профессорскому классу академии, вот уже более сорока лет ведущий учёный в области ядерного оружия. В последующем кафедру возглавляли В.И. Супрунов, Н.Н. Радаев, М.В. Сахаров.

Уже в начале 60-х годов прошлого века по инициативе С.А. Баркана и при поддержке начальника факультета боевого снаряжения генерал-майора инженерно-технической службы С.Ф. Василенко была поставлена пионерская работа по эффективности применения разделяющихся головных частей. Руководителем работы был В.С. Сулаквелидзе. В ней участвовали сотрудники обеих кафедр, в том числе А.И. Андреев, С.А. Баркан, И.И. Бобров, П.П. Ганичев, А.А. Любомудров, И.Я. Степанов. В результате исследований была проведена сравнительная оценка эффективности поражающего действия разделяющихся и моноблочных головных частей и даны рекомендации по выбору тротиловых эквивалентов ядерных зарядов.

Намного опередили время академические работы в области боевых блоков,  проникающих в твёрдые и сыпучие среды. Эти исследования начались в первой половине 70-х годов и основывались на солидном научном заделе кафедры боеприпасов по прониканию снарядов и мин в твёрдые преграды.

Исследования в области взрывательных устройств боевых блоков головных частей были направлены на улучшение характеристик инерционных неконтактных датчиков и совершенствование радиолокационных датчиков подрыва.

Исследовались и вопросы действия ударной волны, светового излучения, рентгеновского излучения, газообразных продуктов ядерного взрыва. Изучались все поражающие факторы. В первую очередь следует выделить работы профессора А.А. Любомудрова и его учеников, в которых последовательно решались вопросы поражающего действия электромагнитного импульса (ЭМИ) ядерного взрыва на элементы ракетного вооружения.

В 1968 году группа сотрудников академии под руководством А.А. Любомудрова в составе испытательного отдела, в который входили также сотрудники ряда других научных учреждений, участвовала в проведении подземных ядерных взрывов. В натурных опытах на моделях шахтных пусковых установок уточнялся метод расчёта ЭМИ в заглубленных экранированных сооружениях. В 1972 году А.А. Любомудровым была защищена докторская диссертация, в которой были разработаны подкреплённые натурными и модельными экспериментами методы расчёта проникновения электромагнитных импульсных полей в экранированные сооружения, размещённые в проводящей среде (в грунте, в ионизированной области) и методы расчёта токов и потенциалов, наводимых проникающей радиацией в кабелях и элементах радиоэлектронной аппаратуры. Одним из практических результатов исследований явилось создание инженерных методик оценки стойкости подземных сооружений и шахтных пусковых установок к действию ЭМИ. За эти работы А.А. Любомудрову в числе других авторов была присуждена премия Совета министров СССР, а научная школа Академии имени Ф.Э. Дзержинского по исследованию поражающего действия ЭМИ на вооружение и военную технику и разработке методов электромагнитной защиты стала общепризнанной в Советском Союзе.

Исследовалось действие высокоскоростного удара применительно к кинетическому оружию. Это направление активно развивалось А.С. Баланкиным, А.А. Любомудровым, И.Т. Севрюковым и Д.Д. Спицыным, создавшими своими руками экспериментальную установку для высокоскоростного метания. По результатам исследований опубликованы статьи в журналах Академии наук СССР и изданы три работы: «Кинетическая теория кумулятивного бронепробивания» (авторы А.С. Баланкин, А.А. Любомудров, И.Т. Севрюков; МО СССР, 1989), «Физика сверхвысокоскоростного удара» (авторы А.А. Любомудров, А.С. Баланкин, И.Т. Севрюков; МО СССР, 1990) и «Синергетика деформируемого тела» (автор А.С. Баланкин; МО СССР, 1991).

Особую значимость для проблемы обеспечения ядерной безопасности имели исследования, проведённые на факультете по вопросам взрывобезопасности. Научным руководителем от академии был назначен А.А. Любомудров. Характерной особенностью работ в области ядерной безопасности являлось сочетание фундаментальных теоретических исследований с разработкой оригинальных методов проведения лабораторных и натурных экспериментов.

Показателем научного авторитета кафедр среди учёных и конструкторов головных частей стратегических ракет являлось неоднократное участие сотрудников кафедр в работе межведомственных и государственных комиссий по приёму образцов боевого оснащения ракет на вооружение, а П.П. Ганичев, B.C. Сулаквелидзе, А.А. Любомудров назначались председателями Государственных комиссий по приёму головных частей и боевых блоков, испытаниям ядерного оружия.

Научная школа факультета«Оружие направленной энергии»(ОНЭ) сформировалась на кафедре специального вооружения в середине 1960-х годов. Это было вызвано нарождавшейся потребностью защиты космической техники, межконтинентальных баллистических ракет (МБР), головных частей (ГЧ) и их элементов от средств противоракетной обороны (ПРО) и противокосмической обороны (ПКО).<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Летопись Военной академии Ракетных войск стратегического назначения / Ред. Н.Е. Соловцов. Т. 1—6. М.: ВА РВСН имени Петра Великого, 2008—2015.