Персональные фонды Военно-медицинского музея как способ сохранения исторического наследия медицины

image_pdfimage_print

А.А. БУДКО — Персональные фонды Военно-медицинского музея как способ сохранения исторического наследия медицины

A.A. BUDKO – Personal funds of the Military Medical Museum as a way of preserving the historical heritage of medicine

Аннотация. В статье рассказывается о создании и развитии в Военно-медицинском музее МО РФ персональных фондов по сохранению наследия медицины.

Summary. The article describes the creation and development in the Military Medical Museum of the RF Defence Ministry of personal funds on preserving the heritage of medicine.

В ноябрьском номере «Военно-исторического журнала» за прошлый год была опубликована статья начальника Военно-медицинского музея (ВММ) Министерства обороны Российской Федерации доктора медицинских наук А.А. Будко. Она была приурочена к 75-летию этого учреждения. В ней шла речь о процессе формирования в Российской империи первых медицинских коллекций и музеев, об истории создания в Санкт-Петербурге нынешнего музея, ставшего главным хранителем исторических традиций российской медицины и военно-медицинской службы. В сегодняшнем номере журнала в продолжение темы мы публикуем материал А.А. Будко о создании и развитии персональных фондов по сохранению наследия медицины.

С самого начала создания музея наряду с решением других задач большое внимание было уделено сохранению и пополнению фондов. В непростых условиях Великой Отечественной войны специально создавались комплексные бригады (в составе художников, фотографа, патологоанатома и ответственного представителя музея). Они совершали командировки на фронты, фотографировали, зарисовывали фронтовые события, эпизоды работы военных врачей, сестёр и санитаров, виды ранений1.

Когда закончилась Великая Отечественная война, при личной поддержке председателя Совета министров СССР, народного комиссара Вооружённых сил СССР И.В. Сталина Советом министров 26 марта 1946 года было принято беспрецедентное в истории постановление «О научной разработке и обобщении опыта советской медицины за время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» С тех пор Военно-медицинский музей стал главным научно-исследовательским центром по разработке фундаментального труда «Опыт советской военной медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» в 35 томах, а вместе с тем — по анализу и сохранению военного опыта для успешной организации медицинского обеспечения последовавших во второй половине XX века вооружённых конфликтов.

Для полноты охвата научной проблемы отечественным исследователям потребовалось связать полученный в военное время опыт со всем ходом становления и развития медицинской науки в стране. Это поставило перед музеем ещё одну, не менее важную и сложную задачу — сбор и объединение фондов существовавших в стране в прежние периоды её истории медицинских музеев, среди которых были мемориальный музей Н.И. Пирогова, Хирургический музей Императорской Военно-медицинской академии, Военно-санитарный музей РККА, так или иначе прекратившие своё существование к началу Великой Отечественной войны.

Одновременно в первые послевоенные годы началась работа по развертыванию ленинградской экспозиции вновь созданного Военно-медицинского музея. В этот период, когда музей из Москвы переехал в Ленинград, его сотрудники работали в архивах и хранилищах других музеев, где выявляли документы, иллюстрировавшие прогресс медицинской науки, работу медицинских учреждений, жизнь и деятельность учёных и врачей. Значительно возросло количество поступлений из числа принадлежавших выдающимся деятелям медицины экспонатов: рукописей, документов, фотографий, личных вещей, инструментов и других музейных предметов. Пополнение фондов музея документами видных работников медицины началось сразу после завершения Великой Отечественной войны. В ведомственных архивах, учреждениях, где при жизни работали фондообразователи, собиратели — сотрудники Военно-медицинского музея переписывали личные документы, переснимали в архивных фондах множество фотодокументов, которые, как выяснилось позднее, имели большое значение для отечественной истории медицинской науки. Немаловажно, что документы этого периода собирательской работы часто носят официальный характер — они напрямую освещают профессиональную деятельность, заслуги ученых, их награды, признание со стороны современников.

Богатейшие фонды, собранные сотрудниками ВММ, явились не только хранилищем уникальных предметов, рассказывающих о становлении, формировании и развитии российской медицины. Многие из собранных экспонатов стали бесценным источником для составления биографий выдающихся российских учёных, восстановления истории кафедр, написания трудов, позволяющих изучать становление научных медицинских школ, историю развития крупных центров медицинской науки2. Во многом благодаря собранным материалам о первых поколениях профессоров Военно-медицинской академии, стали возможными публикации историко-биографического справочника «Профессора Военно-медицинской (Медико-хирургической) академии (1798—1998)» и его 2-го издания, охватывающего период с 1798 по 2008 год3, выпуск юбилейного издания «Российская Военно-медицинская академия (1798—1998)»4, ежегодника «Памятные даты военной медицины», постоянно издаваемого музеем с 1992 года, ряда других фундаментальных работ, посвящённых труду военных медиков.

Персональные фонды включают предметы, так или иначе связанные с крупными отечественными учёными-медиками, отражающие их научные и профессиональные заслуги, документы о практической деятельности, биографические данные о врачах и учёных. Основную массу предметов персональных фондов составляют рукописные, печатные документы, личные вещи и фотографии5.

Один из известных фондов — персональный фонд Николая Ивановича Пирогова. Он сформировался из большей части прежнего мемориального музея великого хирурга, созданного в дореволюционный период стараниями и на средства медицинской общественности. Предметы, связанные с жизнью и деятельностью Н.И. Пирогова, разошлись по разным хранилищам России в таких её городах, как Санкт-Петербург, Москва. Часть пироговских реликвий оказалась в музее истории медицины имени П. Страдыня в Латвии, в музее-усадьбе Н.И. Пирогова под Винницей. Некоторые находятся и в странах дальнего зарубежья.

Однако именно Петербург соединил большую часть пироговских реликвий: они сохранились в стенах Военно-медицинской академии, где великий хирург работал на протяжении 15 лет, и в Военно-медицинском музее, куда они поступили из бывшего музея Русского хирургического общества Пирогова, музея, собравшего большую коллекцию предметов, связанных с именем учёного6. Персональный фонд Н.И. Пирогова включает более 600 единиц хранения, среди которых — рукописи, письма, награды, личные вещи учёного и др. Уникальную ценность представляют те экспонаты, принадлежность которых Н.И. Пирогову установлена специалистами. Из музея Русского хирургического общества Пирогова в Военно-медицинский музей и в музеи кафедр Военно-медицинской академии перешли патологоанатомические препараты, произведённые учёным топографические распилы костей черепа, хирургические инструменты середины XIX века.

Обширный персональный фонд Н.И. Пирогова с максимальной эффективностью используется в экспозиции музея для наиболее полного и правдивого раскрытия страниц жизни и деятельности великого русского учёного. В зале «Н.И. Пирогов — гений российской медицины» экспонируются грамота императора Александра II о пожаловании хирургу чина тайного советника, книги Амбруаза Паре издания 1607 года с собственноручной надписью Н.И. Пирогова, адресованной его младшему сыну Владимиру. Среди уникальных экспонатов — рукопись «Вопросы жизни. Дневник старого врача», собственноручная предсмертная записка с поставленным учёным диагнозом своего заболевания, неоконченные мемуары, многочисленные награды и личные вещи: записная книжка, курительная трубка. карманный набор хирургических инструментов, шкатулка из карельской берёзы и пр. В музее хранится последнее прижизненное изображение Н.И. Пирогова, выполненное великим русским художником И.Е. Репиным. Это картина «Приезд Н.И. Пирогова в Москву на юбилей по поводу 50-летия его научно-педагогической деятельности» (1881 г.).

Персональный фонд Н.И. Пирогова, формировавшийся в первое послевоенное десятилетие, послужил основой и для создания полноценного мемориального музея Н.И. Пирогова в имении «Вишня» Винницкой области, некогда являвшегося филиалом Военно-медицинского музея, а сегодня находящегося в пределах Украины. Созданный в 1950-х годах, филиал в Винницкой области получил из персонального фонда Н.И. Пирогова значительный комплекс экспонатов. Его создание является, пожалуй, редчайшим примером, когда персональный фонд музея становится основой для создания другого музея.

Формирование некоторых персональных фондов порой идёт медленно, по мере поступления материалов. Так, фонд Я.В. Виллие, экспонаты которого на протяжении 100 лет сосредоточивались в разных коллекциях, был сформирован в музее лишь в 1993 году7.

Огромную важность имеют материалы, являющиеся научным наследием того или другого учёного. В целом ряде персональных фондов оно представлено почти полностью, начиная от диссертационных работ, опубликованных статей и монографий, черновиков и рукописей научных трудов. Богатыми в отношении представления научной деятельности учёных являются фонды выдающихся военных врачей Н.Н. Бурденко, С.И. Банайтиса, С.В. Висковского, В.В. Гориневской, С.И. Карчикяна, Н.С. Молчанова, Н.И. Напалкова, В.А. Оппеля, Б.И. Предтеченского, З.П. Соловьёва и других. Однако из-за того, что научное наследие медиков — членов Академии наук СССР поступало в архив Академии наук, в Военно-медицинском музее такие материалы, как правило, не откладывались. Поэтому персональные фонды таких деятелей медицины, как Н.Ф. Гамалея, И.И. Греков и другие, практически не имеют в своих хранилищах рукописей этих учёных8.

Различными видами официальных документов: докладных и объяснительных записок, отчётов и планов, протоколов собраний, служебной корреспонденцией, характеризующими организаторскую деятельность фондообразователей, наиболее богаты фонды отечественных военных медиков-администраторов З.П. Соловьёва, Н.Н. Бурденко, Е.И. Смирнова, отчасти В.А. Оппеля, Г.И. Турнера, Г.В. Хлопина, Н.Г. Хлопина, С.С. Гирголава, Б.С. Дойникова и других.

Биографические материалы, как правило, достаточно полно представленные во всех персональных фондах, составляют автобиографии, личные документы, списки научных трудов, характеристики, рецензии, личную переписку. Кроме того, автопортреты, портреты, пейзажи и зарисовки, принадлежащие перу медиков, увлекавшихся живописью, только обогащают фонды (Н.И. Пирогов, Г.И. Турнер, Н.А. Вигдорчик, В.П. Филатов, А.Ю. Созон-Ярошевич). Персональные фонды хранят и другие плоды творческих увлечений учёных: литературные произведения, воспоминания, переводы. Сохранены в них и предметы одежды, быта, медицинские инструменты, оружие, принадлежавшие тому или иному медику.

Фонды персоналий являются хранилищами и мемориальных материалов. Так, часто они содержат посмертные маски учёных, посмертные изображения, живописные, графические и скульптурные портреты, выполненные крупными отечественными художниками и скульпторами.

Большую ценность представляет персональный фонд Евгения Никаноровича Павловского, выдающегося отечественного паразитолога, чьим именем с 1944 года была названа возглавлявшаяся им кафедра общей биологии и паразитологии Военно-медицинской академии. Материалы начали поступать в музей еще при жизни Евгения Никаноровича. Они отражали результаты его деятельности, однако не предоставляли возможности определить круг исканий и исследований видного учёного. Большой объём материалов поступил после смерти Е.Н. Павловского в 1965 году, и к началу 1980-х годов его персональный фонд составлял уже более 600 единиц хранения.

С годами, когда уходили из жизни многие крупные деятели советской и российской медицины, оставшиеся после их смерти личные архивы передавались в музей потомками. Ценность этих архивов в том, что они формировались самими фондообразователями. Среди дарителей оказалась дочь Сергея Петровича Боткина, которая передала музею бюст отца работы скульптора М.М. Антокольского и копию с его портрета кисти И.Н. Крамского. Значительную часть библиотеки З.П. Соловьёва в количестве более 500 томов подарила музею его племянница. Личные вещи учёных передавались родственниками В.А. Оппеля, Р.Р. Вредена, Г.И. Турнера, Н.Н. Аничкова, С.С. Гирголава, В.Н. Кашкадамова, М.Н. Ахутина.

С другой стороны, обширный комплекс документов был получен музеем из медицинских вузов, научно-исследовательских институтов и лабораторий, лечебно-профилактических медицинских учреждений, из семей учёных. Значительную часть этих документов представляли многочисленные фотографии. Эти фотоматериалы отражали научную, педагогическую и общественную деятельность военных медиков Д.А. Арапова, С.И. Банайтиса, Н.Н. Бурденко, Г.И. Владимирова, М.С. Вовси, М.Ф. Глазунова, Н.Н. Еланского, М.С. Маслова, Н.С. Молчанова, Л.А. Орбели, В.П. Осипова, Е.Н. Павловского, И.И. Рогозина, Е.И. Смирнова, К.М. Фигурнова, Н.Г. Хлопина, А.Н. Чистовича, В.Н. Шамова, П.П. Гончарова, Н.Г. Иванова, Ф.И. Комарова и многих других известных деятелей медицинской науки.

Интересный пример представляет собой персональный фонд участника Великой Отечественной войны, военного врача, челюстно-лицевого хирурга майора медицинской службы Георгия Михайловича Иващенко (1911—1984). Г.М. Иващенко был одним из авторов раздела «Огнестрельные ранения и повреждения лица и челюстей» 6-го тома издания «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В годы войны он служил врачом специального хирургического полевого передвижного госпиталя (спец. ХППГ) армейского района (31-й армии), начальником челюстно-лицевой группы отдельной роты медицинского усиления (ОРМУ-24) на Калининском, затем на Западном фронтах. За годы войны Г.М. Иващенко лично прооперировал 5073 раненых с челюстно-лицевыми ранениями как в условиях полевого госпиталя, так и в медсанбатах (МСБ — дивизионный медицинский пункт). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Шабунин А.В. Военно-медицинский музей. 1943—1993: исторический очерк. СПб.: ВММ, 1993. С. 21—23.

2 См. напр.: Будко А.А., Кудрин И.Д., Чурсин И.Г. Организация научной работы и становление проблемных научно-исследовательских лабораторий  в Военно-медицинской академии (Краткий исторический очерк). СПб.: ВМА, 1996. 300 с.

3 См.: Профессора Военно-медицинской (Медико-хирургической) академии (1798—1998): справочник. СПб.: Наука; Санкт-Петербургская издательская фирма РАН, 1998. 313 с. См. также: Профессора… 2-е изд., испр. и доп. СПб.: ВМедА, 2008. 616 с.

4 См.: Российская Военно-медицинская академия (1798—1998)» / Под ред. Ю. Шевченко. СПб.: ВМедА, 1998. 728 с.

5 Мороз Г.С. Из опыта научного комплектования персональных фондов // Вопросы комплектования музейных фондов. Л.: ВММ МО СССР, 1984. С. 62.

6 Иллюстрированный каталог пироговских реликвий. СПб.: ВМА, 2010. С. 3.

7 Будко А.А., Журавлёв Д.А. Персональные фонды профессоров Российской империи в Военно-медицинском музее МО РФ // Медицинская профессура Российской империи. Краткое содержание и тезисы докладов научной конференции. М.: ММА имени И.М. Сеченова, 2005. С. 32, 33.

8 Мороз Г.С. Указ. соч. С. 63.