Мобилизационная подготовка на приграничных с Китаем территориях СССР в 1969 году

image_pdfimage_print

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО 

В.Ж. ДОРОХОВ — Мобилизационная подготовка на приграничных с Китаем территориях СССР в 1969 году

V.Zh. DOROKHOV – Mobilisation training in the USSR territories bordering with China in 1969

Аннотация. В статье представлены результаты анализа мобилизационных мероприятий на приграничных с Китаем территориях СССР в 1969 году после конфликта на о. Даманский.

Summary. The article presents the results of an analysis of mobilisation measures in the USSR territories  bordering with China in 1969 after the conflict on the island of Damansky.

В марте 1969 года СССР и Китайская Народная Республика (КНР) оказались в шаге от полномасштабных военных действий.

Советское руководство не исключало возможности такого развития событий и проводило систематическую подготовку к ним государственных структур, но советско-китайский пограничный конфликт на о. Даманский оказался неожиданностью для местных партийных и государственных органов.

Лишь 1 апреля 1969 года, почти через месяц после первого боя на Даманском бюро Хабаровского крайкома КПСС рассмотрело вопрос «Об усилении массово-политической работы в пограничных районах края и мерах оказания помощи в охране государственной границы», решив уделить внимание пропаганде, обязало все территориальные партийные органы и исполкомы советов вести работу «по разоблачению антисоветской и антимарксистской политики клики Мао Цзэдуна», разъяснению существа и последствий проводившейся в Китае «культурной революции». В апреле планировалось направить в пограничные сёла пропагандистские группы, укрепить общественные организации, которые помогали государственным органам в охране общественного порядка и государственной границы, — добровольные народные дружины (ДНД) и оперативные отряды коммунистами и комсомольцами, организовать обучение членов ДНД пограничных районов и сёл несению пограничной службы, огневой подготовке, взаимодействию ДНД с пограничными подразделениями в охране границы1.

Органы внутренних дел в начале пограничного конфликта также оказались не на высоте. С утра 2 марта, когда пограничники вели бой на Даманском, в 34 км от него в административном центре Пожарского района Приморского края, в который входил остров, посёлке городского типа Лучегорске все сотрудники милиции были заняты обеспечением массового мероприятия — праздника проводов русской зимы и узнали о боевых действиях только к обеду от заместителя начальника Управления внутренних дел (УВД) Приморского крайисполкома полковника милиции М.С. Емельянова, потребовавшего по телефону доложить обстановку. Лишь после этого начальник Пожарского райотдела внутренних дел (РОВД) выехал к месту событий, оттуда по телефону дал команду собрать личный состав и доложил обстановку руководству УВД, секретарю районного комитета КПСС и председателю райисполкома2.

Не лучше отреагировали территориальные органы внутренних дел Хабаровского края. Во время боёв на острове 2 и 15 марта руководители большинства пограничных РОВД, руководство ХОЗО (хозяйственного отдела) и Управления пожарной охраны Хабаровского края не смогли сориентироваться и упустили очень важные вопросы наличия штатного вооружения и боеприпасов, обеспечения ими личного состава. Оказалось, что в пожарных частях, причисленных к силовому блоку, не было вообще никакого вооружения. А в подразделениях органов внутренних дел Вяземского, имени Лазо и Бикинского районов, наиболее близко расположенных к месту конфликта, отсутствовали планы взаимодействия с пограничными заставами на случай осложнения обстановки на границе, организации поиска её нарушителей и предотвращения массовых беспорядков.

Сведения о том, как в тех условиях действовали территориальные органы КГБ СССР, недоступны, но они не предприняли мер по информированию местной милиции.

Советские государственные структуры спешно развернули подготовку к возможным военным действиям. 26 марта 1969 года Министерство обороны СССР издало директиву о призыве офицеров запаса на действительную военную службу. 7 мая распоряжение о призыве офицеров запаса во внутренние войска подписал министр внутренних дел СССР Н.А. Щёлоков3. На местном уровне отрабатывались частные вопросы. 8 мая 1969 года начальник Управления КГБ при Совмине СССР по Хабаровскому краю генерал-майор И.Ф. Петров в срочном порядке попросил заместителя председателя КГБ при Совмине СССР генерал-майора В.М. Чебрикова разрешить организовать в Хабаровске следственный изолятор (площадью в 223 м2), который мог потребоваться в случае расширения пограничного конфликта4. Руководство МВД, обеспокоенное обострением противостояния на советско-китайской границе, 19 мая своим приказом № 0355 потребовало принять меры по коренному улучшению боевой и служебной подготовки кадров, обеспечению постоянной боеготовности органов внутренних дел5.

Эти меры предпринимались в условиях пограничных инцидентов, сопровождавшихся публикациями китайских СМИ с призывами не бояться грядущей войны. Так, газета «Цзэфан жибао» 14 мая 1969 года писала: «…Мы уже ощущаем запах пороха». Газета «Жэньминь жибао» в номере от 25 мая 1969 года призывала мировой пролетариат не бояться новой мировой войны, «поскольку он в ней лишь потеряет цепи, а приобретёт весь мир»6.

Малонаселённость советского Дальнего Востока существенно ограничивала мобилизационную базу и возможности использования трудовых ресурсов в военных целях. Стремясь найти выход из столь сложной ситуации, правительство приняло ряд решений, которые в случае начала войны должны были обеспечить максимально эффективное использование ограниченных людских ресурсов. В расчёт брали и заключённых исправительно-трудовых учреждений Дальнего Востока. 8 апреля 1969 года Президиум Верховного Совета СССР объявил Указ «О единовременном условном освобождении из мест лишения свободы некоторых категорий осуждённых для работы на строительстве предприятий народного хозяйства». По нему с 31 мая по 4 июля только в Хабаровском крае на строительство новых леспромхозов были направлены 828 условно освобождённых, ещё 500 прибыли в край из Сахалинской и Камчатской областей. Эти трудовые ресурсы получили два предприятия Хабаровсккрайстрой (454 человека) и Хабаровсклесстрой (874 человека). Для наблюдения за условно освобождёнными в структуре краевых органов внутренних дел были созданы 11 спецкомендатур7.

Эти новые трудовые ресурсы должны были частично заменить рабочих и служащих, которых планировалось привлекать к обороне дальневосточных рубежей.

30 мая 1969 года ЦК КПСС и Совмин СССР издали постановление № 404-144 «О формировании в Хабаровском крае резервных полков особого назначения»8, согласно которому в Хабаровске, Биробиджане, Комсомольске-на-Амуре, Советской Гавани, Бикине, Амурском, Хабаровском, Вяземском, имени Лазо, Облученском, Смидовическом районах с августа на базе воинских частей приступили к формированию пяти резервных полков № 1143, 1144, 1145, 1146 и 1147 из невоеннообязанных мужчин 50—60 лет и невоеннообязанных женщин до 40 лет, не имевших детей. Должности командного, политического и начальствующего состава в этих полках должны были занимать представители партийного, советского или профсоюзного актива9.

Подготовительные мероприятия охватывали и другие аспекты. Министр внутренних дел СССР генерал-полковник Н.А. Щёлоков своим приказом № 0486 от 8 июля «Об объявлении норм положенности 7,62 мм автоматов Калашникова личному составу органов внутренних дел на “особый период”» упростил процедуру выдачи автоматического оружия сотрудникам органов внутренних дел приграничных районов10. Начальники краевых УВД получили право с началом этого периода принять решение о вооружении личного состава автоматами.

С 7 сентября в Хабаровске, где размещались штабы и управления Краснознамённого Дальневосточного военного и Краснознамённого Дальневосточного пограничного округов, было введено ежедневное двухсменное патрулирование улиц силами сотрудников отделов УВД, учебного пункта и военнослужащих конвойных войск11.

30 октября Хабаровский крайисполком своим решением «О пограничной зоне и пограничной полосе Хабаровского края» значительно увеличил размеры пограничной зоны у советско-китайской границы12.

Из всех государственных структур приграничных с Китаем районов наибольшие изменения мобилизационной работы предприняли территориальные органы внутренних дел, особенно после проверки УВД Хабаровского и Приморского крайисполкомов, Сахалинского, Магаданского, Иркутского и Читинского облисполкомов и Чукотского национального округа, МВД Якутской и Бурятской АССР в августе 1969 года большой группой сотрудников МВД СССР во главе с министром внутренних дел Н.А. Щёлоковым. Везде, где прошла проверка, были проведены расширенные совещания советско-партийного актива и руководства органов внутренних дел, а в приграничном с Китаем Хабаровске министр провёл рекогносцировку местности, пройдя на катере по фарватеру Амура.

По итогам проверки 18 сентября в Москве состоялась коллегия МВД СССР, на которой было принято решение выделить дополнительные силы и средства для укрепления органов внутренних дел Дальнего Востока и Восточной Сибири. Только в сентябре—декабре 1969 года они дополнительно получили 559 штатных единиц (вакантные должности заполняли направлением туда сотрудников из других территорий), 82 автомобиля, 2,3 млн рублей на строительство жилых домов, поликлиник и др.13

Наряду с укреплением организационно-штатной структуры большое внимание уделялось подготовке к действиям в военное время. Изданный 19 сентября 1969 года совместный приказ КГБ при Совмине СССР и МВД СССР № 00101/0035 «Об улучшении взаимодействия органов и войск МВД и КГБ при осуществлении мероприятий по обеспечению государственной безопасности и общественного порядка» требовал от местных руководителей определить состав взаимодействовавших сил и средств, организацию управления, а также разрешил по решениям начальников УВД и УКГБ по краям и областям привлекать части и подразделения войск МВД к помощи пограничным войскам в задержании нарушителей государственной границы14. А через месяц, 21 октября Н.А. Щёлоков подписал приказ № 0637 с объявлением «Инструкции об использовании бронетранспортёров войсковых частей МВД СССР при действиях в сложных условиях оперативной обстановки», в том числе для борьбы с десантами и диверсионно-разведывательными группами противника15.

Задачи и функции органов внутренних дел в оборонной сфере уточнил приказ МВД СССР № 0675 от 17 ноября «Об объявлении Положения о службе охраны общественного порядка гражданской обороны СССР», согласно которому в «особый период» и в военное время все милицейские подразделения реорганизовывались в службу охраны с широкими полномочиями. С введением «особого периода» весь личный состав переходил на казарменное положение с 12-часовым рабочим днём16.

В ходе подготовительных мероприятий особое внимание уделялось обеспечению секретности и контролю радиообмена. Это направление курировал 2-й спецотдел МВД СССР, который при проверке в августе 1969 года УВД Хабаровского крайисполкома выявил ряд серьёзных нарушений — утрату секретных документов, превышение лимитов тиражирования и отсутствие контроля уничтожаемых документов. Были также выявлены документы, содержавшие секретные сведения, но не получившие грифа «секретно», случаи передачи секретных сведений по средствам связи в открытом виде. После этого начальник краевого УВД приказом № 072 от 15 сентября запретил «ведение открытых переговоров по телефону, телеграфу и радио по вопросам, раскрывающим данные о преступности и методы оперативной работы, а также упоминание в открытой переписке наименований и мест дислокации режимных объектов, характер и технологии их производственной деятельности»17. Затем приказом исполняющего обязанности начальника УВД Хабаровского крайисполкома полковника Н.А. Коробенкова № 073 от 19 сентября 1969 года была введена в действие инструкция по организации и использованию УКВ радиосвязи, закрепившая основные правила радиообмена18. В частности, строго запрещалось «передавать открыто сообщения о совершённых преступлениях, предусмотренных главой первой особенной части УК, а именно: а) особо опасные государственные преступления: измена Родине; шпионаж; террористический акт; диверсия; вредительство; антисоветская агитация и пропаганда; пропаганда войны… б) иные государственные преступления: нарушения национального и расового равноправия; разглашение государственной тайны; утрата документов, содержащих гостайну; …массовые беспорядки; уклонение от очередного призыва на действительную военную службу; уклонение от призыва по мобилизации». Не разрешалась «открытая передача сведений о происшествиях, случившихся на особо режимных и оборонных объектах»19. <…>

 

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Государственный архив Хабаровского края (ГА ХК). Ф. П-35. Оп. 96. Д. 158. Л. 7—9.

2 Архив Управления министерства внутренних дел по Хабаровскому краю (АУМВД ХК). Ф. 35. Оп. 36. Д. 1. Л. 25—29.

3 Там же. Ф. 39. Оп. 1. Д. 468. Л. 84.

4 Там же. Ф. 35. Оп. 28. Д. 13. Л. 104.

5 Там же. Ф. 40. Оп. 1. Д. 440. Л.188.

6 Яковлев М.И. 17 лет в Китае. М., 1981. С. 258.

7 АУМВД ХК. Ф. 35. Оп. 33. Д. 2. Л. 7, 8.

8 ГА ХК. Ф. П-35. Оп. 96. Д. 167. Л. 225.

9 Там же. Л. 230—232.

10 АУМВД ХК. Ф. 39. Оп. 1. Д. 461. Л. 10, 11.

11 Там же. Ф. 40. Оп. 1. Д. 443. Л. 105, 106.

12 Там же. Ф. 35. Оп. 33. Д. 3. Л. 65.

13 Там же. Оп. 28. Д. 24. Л. 57.

14 Там же. Ф. 39. Оп. 1. Д. 459. Л. 115, 116.

15 Там же. Л. 186.

16 Там же. Д. 461. Л. 237.

17 Там же. Ф. 40. Оп. 1. Д. 440. Л. 148.

18 Там же. Л. 150.

19 Там же. Л. 151—157.