Деятельность опергрупп «Смерш» при освобождении стран Европы

image_pdfimage_print

В.Г. МАКАРОВ — Деятельность опергрупп «Смерш» при освобождении стран Европы (на примере Краковской опергруппы)

V.G. MAKAROV – Activities of the ‘Smersh’ operative groups in the liberation of the countries of Europe (on the example of the Krakow Operational Group)

Аннотация. В статье представлены результаты анализа деятельности органов советской военной контрразведки при освобождении Красной армией от гитлеровских оккупантов стран Центральной Европы на примере Краковской опергруппы.

Summary. The article presents the results of an analysis of the activities of the Soviet military counterintelligence authorities while the Red Army liberating the countries of Central Europe from the Nazi occupants using the example of the Krakow Operational Group.

По ряду причин деятельность советских органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны, в том числе в заключительный её период, недостаточно отражена в научной литературе. Обстоятельный анализ этого феномена дал профессор, доктор исторических наук А.А. Зданович в историографическом введении к книге, посвящённой деятельности контрразведки «Смерш»1.

Приоритетной формой борьбы с вражеской агентурой был оперативный розыск. Контрразведчики вели его на основании материалов, захваченных у противника, полученных от зафронтовой агентуры, радиоконтрразведывательной службы, в результате радиоигр с разведками противника, следственных материалов и из других источников.

Важную роль в розыскной работе играли органы контрразведки «Смерш», специальные опергруппы которых в первых рядах Красной армии вступали в освобождённые от оккупантов города и сёла стран Европы.

Такие европейские города, как Белград, Прага, София, с начала 1920-х годов были центрами концентрации русской эмиграции. В числе задержанных «смершевцами» нередко оказывались известные деятели русской науки и культуры. В этой связи работа советской военной контрразведки на территории европейских государств представляет интерес не только для военных историков, но и для широкого круга специалистов, занимающихся историей русского зарубежья.

В ходе боевых действий советских войск в Прибалтике, странах Центральной и Юго-Восточной Европы резко возросла опасность развёртывания противником разведывательно-диверсионной деятельности в тылу советских войск с опорой на многочисленную агентуру, завербованную из местного населения.

18 декабря 1944 года постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) СССР № 7163/сс перед НКВД СССР были поставлены задачи по организации охраны тыла и коммуникаций действующей Красной армии (ДКА) на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии. С этой целью Наркомат обороны СССР сформировал 6 дивизий войск НКВД по 5 тыс. человек в каждой общей численностью 30 тыс. человек. В каждую дивизию входили 3 полка без артиллерии2.

О причинах создания новой структуры в органах безопасности историки пишут: «Требовалось обеспечить твёрдый порядок на освобождённой от фашистов территории, нейтрализовать все попытки немецко-фашистских спецслужб активизировать разведывательно-подрывную работу в тылу Красной армии. Решить задачу исключительно силами органов военной контрразведки и имевшихся в распоряжении фронтов войск по охране тыла было проблематично.

В этой связи в начале января 1945 г. руководством страны и органов безопасности было принято решение создать на фронтах институт уполномоченных НКВД СССР для обеспечения очистки тылов действующей Красной армии “от вражеских элементов”»3.

Приказом НКВД СССР № 0016 от 11 января 1945 года уполномоченными НКВД СССР по фронтам были назначены руководящие сотрудники органов госбезопасности и внутренних дел: по 1-му Белорусскому — заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 2 ранга И.А. Серов, по 2-му Белорусскому — нарком госбезопасности Белорусской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Л.Ф. Цанава, по 3-му Белорусскому — начальник Главного управления контрразведки (ГУКР) «Смерш» Наркомата обороны (НКО) СССР комиссар госбезопасности 2 ранга В.С. Абакумов, по 1-му Украинскому — заместитель начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-лейтенант П.Я. Мешик, по 4-му Украинскому — заместитель начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-лейтенант Н.Н. Селивановский, по 1-му Прибалтийскому — уполномоченный НКВД и Наркомата госбезопасности (НКГБ) СССР по Литовской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга И.М. Ткаченко, по 2-му Прибалтийскому — начальник управления Наркомата госбезопасности (УНКГБ) по Ленинградской области комиссар госбезопасности 3 ранга П.Н. Кубаткин. Их заместителями стали начальники управлений контрразведки «Смерш» фронтов и начальники войск НКВД по охране тыла соответствующих фронтов действующей армии4.

При этом от обязанностей по указанным должностям уполномоченные НКВД СССР по фронтам не освобождались. Они были главными оперативными начальниками, их заместители вели и контролировали работу, связанную с розыском военных преступников, предателей, изменников Родине, активных пособников оккупантов и агентуры разведывательных, контрразведывательных и диверсионных органов противника, обеспечением непроницаемости линии фронта, очисткой тыла Красной армии от враждебных элементов, охраной железнодорожных узлов и промышленных предприятий.

Уполномоченным НКВД СССР по фронтам предписывалось по мере освобождения территорий частями Красной армии немедленно проводить мероприятия по выявлению и аресту участников различных антисоветских организаций, бандитско-повстанческих групп, выявлять и изымать нелегальные радиостанции, склады оружия, подпольные типографии, разрушать материально-техническую базу, оставленную для диверсионной работы агентуры германских разведывательных органов5.

Особое внимание при этом обращалось на проведение контрразведывательных мероприятий в крупных населённых пунктах, на железнодорожных узлах и промышленных предприятиях. Учитывая, что германские спецслужбы перед отступлением тщательно маскировали оставляемую агентуру, при очистке освобождённых от противника территорий уполномоченные НКВД СССР по фронтам широко использовали органы контрразведки «Смерш» НКО СССР. Им выделялось по 150 опытных оперработников центрального аппарата НКВД — НКГБ СССР и «Смерш». Кроме того, для обеспечения чекистско-войсковых мероприятий в их оперативном подчинении находились войска НКВД по охране тыла фронтов.

Сразу после назначения уполномоченные НКВД по фронтам выезжали на места для формирования оперативных групп и организации оперативно-розыскной работы6.

О своей деятельности уполномоченным НКВД было предписано ежедневно и при необходимости — незамедлительно докладывать высшему руководству органов безопасности7. Для этого аппараты уполномоченных обеспечивали бесперебойной  ВЧ-связью с Центром и их оперативными группами на местах.

Уполномоченные НКВД принимали экстренные меры по своевременной железнодорожной перевозке дополнительно выделенных соединений и частей войск НКВД, оперативного состава отделов «Смерш» к местам назначения, а также по выделению и оборудованию лагерных помещений для приёма задержанных и арестованных.

В апреле 1945 года НКВД СССР внёс изменения в приказ № 0016 от 11 января 1945 года об уполномоченных НКВД СССР по фронтам. Приказом НКВД СССР № 00315 от 18 апреля 1945 года им предписывалось «при проведении чекистских мероприятий, обеспечивающих очистку тыла действующих частей Красной армии от вражеских элементов», подвергать аресту шпионско-диверсионную и террористическую агентуру германских разведывательных органов; участников всех организаций и групп, оставленных немецким командованием и разведывательными органами противника для подрывной работы в тылу Красной армии; содержателей нелегальных радиостанций, складов оружия, подпольных типографий, изымая при этом материально-технические базы, предназначенные для вражеской работы; активных членов национал-социалистской партии; областных, городских и районных руководителей фашистских молодёжных организаций; сотрудников гестапо, СД и других немецких карательных органов; руководителей областных, городских и районных административных органов, а также редакторов газет, журналов и авторов антисоветских изданий.

Командно-политический и рядовой состав армии противника, а также военизированных организаций, СС, СА, Фольксштурма, личный состав администраций концлагерей и тюрем, военных комендатур, военных судов и прокуратур подлежал направлению в лагеря военнопленных, а командный и рядовой состав так называемой Русской освободительной армии (РОА) — в проверочно-фильтрационные лагеря НКВД СССР8.

Уполномоченные НКВД по фронтам ежемесячно докладывали о результатах работы в НКВД СССР. Например, в докладной записке «О проделанной работе по очистке тыла Первого Украинского фронта от вражеского элемента за апрель месяц 1945 года» сообщалось: «За отчётный период оперативными группами НКВД СССР и органами “Смерш” фронтов всего с начала операции арестовано 22 736 человек.

В том числе за период с 1 по 30 апреля с.г. арестовано 7771 человек…

По национальному составу арестованные разделяются: немцев — 6540, поляков — 440, русских — 191, украинцев — 112 и других национальностей — 488 человек. В апреле месяце выявлено и разоблачено во время перехода через передний край нашей обороны 277 агентов германских разведывательных и контрразведывательных органов и 26 диверсантов-парашютистов»9.

Данные о результатах работы опергрупп НКВД и отделов контрразведки (ОКР) «Смерш» соединений и объединений, управлений контрразведки (УКР) «Смерш» фронтов обрабатывались и в виде пятидневных оперативных сводок направлялись в аппараты уполномоченных по фронтам. УКР «Смерш» фронтов также по мере необходимости направляли докладные записки о задержаниях резидентов и агентов разведорганов противника, высокопоставленных нацистских чиновников, пособников оккупантов и других важных событиях. Так, 5 июня 1945 года начальник УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта доложил уполномоченному НКВД СССР по фронту об аресте органами «Смерш» 13-й армии 30 человек из руководящего состава штабов РОА и 1-й дивизии РОА, а также ряда лиц из «Комитета освобождения народов России». В их числе были командир 1-й дивизии РОА С.К. Буняченко, начштаба дивизии Н.П. Николаев, начальник отдела контрразведки дивизии П.С. Ольховик и другие10.

При армиях каждого из фронтов были созданы оперативные группы из работников НКВД, НКГБ, контрразведки «Смерш» НКО и офицеров пограничных войск. Для работы в ряде городов были созданы аналогичные оперативные группы, носившие их названия: Варшавская, Краковская, Познанская, Штетинская, Берлинская, Венская, Пражская и т.д. Оперативным группам придавалось необходимое количество военнослужащих из войск НКВД.

Опергруппы «Смерш» создавались на базе управлений контрразведки «Смерш» фронтов и находились в непосредственном подчинении уполномоченных НКВД СССР по фронтам. Например, опергруппа «Смерш» 1-го Украинского фронта подчинялась уполномоченному НКВД СССР по 1-му Украинскому фронту — заместителю начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-лейтенанту П.Я. Мешику.

В аппарат уполномоченного по фронту входили два его заместителя — начальник УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Н.А. Осетров и начальник войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта генерал-майор Н.П. Зубарев, а также информационная группа (12 офицеров и 4 служащих) во главе с её руководителем майором А.К. Поляковым.

В распоряжении уполномоченного НКВД СССР по 1-му Украинскому фронту были войсковые формирования общей численностью 7331 человек (11, 16, 83 и 334-й пограничные полки и 104-й погранотряд). Дополнительно приказом НКВД СССР № 0061 от 6 февраля 1945 года в распоряжение уполномоченных по фронтам выделялись конвойные войска для конвоирования к местам назначения эшелонов с немецким спецконтингентом, мобилизованным на трудовые восстановительные работы11.

В начале мая 1945 года в составе 1-го Украинского фронта были сформированы 20 опергрупп «Смерш». Они располагались в городах Германии и Чехословакии — Дрездене, Праге, Гёрлице, Глейвице, Виттенберге, Гинденбурге, Кракове, Беутене, Бреслау, Грюнберге, Кемпно, Люблинеце, Финстревальде, Зенфтенберге, Катовице, Коттбусе, Лигнице, Гроссенхайме, Ноймарте, Оппельне. Кроме того, действовали 3 тюрьмы в городах Равич, Оппельн, Тост и сборный пункт мобилизованных немцев в Лобанде.

Структура и численность опергрупп «Смерш» определялись в соответствии с оперативной обстановкой. Как правило, в каждую входили от 6 до 30 оперативных работников, иногда больше.

Аресты изменников Родине, пособников оккупантов, сотрудников, резидентов и агентуры разведывательных и контрразведывательных органов противника опергруппы проводили на основе ориентировок НКВД — НКГБ СССР и алфавитных розыскных списков. Они также выявляли и арестовывали командно-оперативный состав полицейских органов, руководящий состав тюрем, концентрационных лагерей, военных комендантов, прокуроров, следователей, членов военных судов, трибуналов, руководителей областных, окружных, уездных дум и управ, бургомистров, членов профашистских партий, руководителей крупных хозяйственных и административных организаций, редакторов газет, журналов, авторов антисоветских изданий, командный, рядовой состав армий воевавших с СССР стран и РОА12.

Розыск в местах дислокации разведорганов и разведывательно-диверсионных школ противника состоял из установления их адресов и времени, в которое эти органы и школы дислоцировались по данным адресам, рода деятельности (разведывательные, контрразведывательные, диверсионные), официального состава и обслуживающего персонала, времени убытия и пунктов, в которые передислоцировались разведорганы и школы, жителей, посещавших их, подбора и расстановки агентов-опознавателей из местных жителей, тщательного осмотра помещений, в которых размещались разведорганы и школы, с целью изъятия оперативных документов, при обнаружении сотрудников разведорганов — их негласного задержания, доставки в опергруппу и допросов. Полученные материалы использовались при установлении конспиративных квартир и агентуры. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Зданович А.А. «Смерш» на пути к Победе. М.: Крафт+, 2014. С. 3—16.

2 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: В 5 т. Т. V. Кн. 2. Границы СССР восстановлены (1 июля — 31 декабря 1944 г.). М., 2007. С. 707, 708.

3 Зданович А.А. Указ. соч. С. 112.

4 Великая Отечественная война 1941—1945 годов: В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М.: Кучково поле, 2013. С. 477, 478.

5 Центральный архив ФСБ России (ЦА ФСБ России). Коллекция документов.

6 Там же.

7 Приказ НКВД СССР от 11 января 1945 г. № 0016 «О мероприятиях по очистке фронтовых тылов Действующей Красной армии от вражеских элементов». См.: ЦА ФСБ России. Ф. 66. Оп. 1. Д. 880. Л. 35—40.

8 Опубликовано (без указания даты и номера приказа): Лубянка. Сталин и НКВД — НКГБ — ГУКР «Смерш». 1939 — март 1946 // Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти / Под общ. ред. А.Н. Яковлева; сост. В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова. М., 2006. С. 509, 510.

9 ЦА ФСБ России. Коллекция документов.

10 Там же.

11 Там же.

12 Там же.