Ядерная политика США в доктринальных документах

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлены результаты анализа основных доктринальных документов администрации США 2009—2012 гг., отражающих взгляды американского руководства на ядерное оружие и эволюцию основных установок ядерной политики США.

Summary. The article presents the results of an analysis of the main doctrinal documents of the US administration in 2009-2012, reflecting the views of the American leadership on nuclear weapons and the evolution of the basic principles of US nuclear policy.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

Кузнецов Алексей Андреевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, майор

(Москва. E-mail: onfp@yandex.ru).

 

ЯДЕРНАЯ ПОЛИТИКА США В ДОКТРИНАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ

 

После Второй мировой войны США постоянно стремились к глобальному доминированию с опорой на военную мощь. Военно-политическое руководство США — единственной страны, применившей ядерное оружие в войне, пыталась поддерживать лидерство своего государства стратегическими вооружениями. Не стала исключением и ядерная политика администрации президента Б. Обамы. Прикрываясь курсом на разоружение, она реализовала программы разработки и модернизации ядерного арсенала, а также развития стратегических вооружений в неядерном оснащении.

Став 20 января 2009 года в соответствии с разделом 2 статьи II Конституции США главнокомандующим армией и флотом, 44-й президент США в инаугурационной речи не обошёл вниманием выбранный им курс американской ядерной политики, заявив: «Вместе со старыми друзьями и бывшими противниками мы будем неустанно уменьшать ядерную угрозу…»1.

Одним из первых решений президента Обамы в сфере ядерной политики стал пересмотр 1 февраля 2009 года действовавшего лишь два месяца (с 1 декабря 2008 г.) Оперативного плана стратегического сдерживания и глобального удара 8010-082 (OPLAN 8010-08 — Operations Plan 8010-08 Strategic Deterrence and Global Strike). Название этого документа содержало термины, обозначающие две противоречащие друг другу системы планирования применения стратегического оружия, — «сдерживание» и «глобальный удар». Первый термин подразумевал убеждение противника не применять силу в связи с гарантированным ответом, а второй — упреждающий удар. Их сочетание указывало на широкий спектр вариантов применения стратегических вооружений в чрезвычайных обстоятельствах.

Возможные варианты удара по противнику включали: ответ на непредвиденную ситуацию, выборочные удары, главный удар, контролируемый или адаптированный удар3. Список целей в OPLAN 8010-08, на которые были нацелены стратегические вооружения, включал 6 стран. Точные данные о вероятных противниках засекречены, но известно, что одна из стран в списке — Россия. По предположению директора проекта по ядерной информации Федерации американских учёных Х. Кристенсена в список также включены Китай, Северная Корея, Иран, Сирия и неизвестная страна, имеющая с точки зрения США отношение к террористическим актам 11 сентября 2001 года. В числе потенциальных целей в этих странах были выделены четыре категории объектов: вооружённые силы, предприятия, производившие оружие массового уничтожения (ОМУ), военное и общее руководство странами, инфраструктура. В целом обновлённый OPLAN 8010-08 по категориям целей мало отличался от Единого интегрированного оперативного плана времён «холодной войны»4 (SIOP — Single Integrated Operational Plan), несмотря на то, что количество ядерного оружия уменьшилось и восприятие угроз изменилось5.

В OPLAN 8010-08 отражены подходы к применению ядерного оружия. Основы ядерной политики новой администрации США отразило выступление американского президента Обамы 5 апреля 2009 года в Праге. Назвав ядерное оружие «наиболее опасным наследием “холодной войны”»6, он сообщил, что «угроза глобальной ядерной войны снизилась, однако риск ядерной атаки возрос». Тем самым Обама провозгласил основную цель ядерной политики своей администрации — сосредоточить усилия на «глобальном режиме нераспространения» и борьбе с ядерным терроризмом. Обозначив приверженность «делу мира и безопасности… без ядерного оружия», президент США признался, что, возможно, этого не случится при его жизни, но предложил «положить конец мышлению эпохи “холодной войны”» и с этой целью пообещал уменьшить роль ядерного оружия в стратегии национальной безопасности. Но тут же отметил: «…пока это оружие существует, США будут поддерживать безопасный, надёжный и эффективный арсенал для сдерживания любого противника и гарантированной защиты наших союзников».

Президент США также сообщил о сокращении американского ядерного арсенала и заверил, что его администрация «будет незамедлительно и активно добиваться ратификации» в США Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

Обама также заявил о будущих мерах для «заключения нового договора, который подконтрольным образом запретит производство расщепляющихся материалов, предназначенных для использования в государственных арсеналах ядерного оружия», укрепления Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) «в качестве основы для сотрудничества», а также о действиях, которые необходимо предпринять, «чтобы террористы никогда не смогли приобрести ядерное оружие». Для этого он объявил «о новых международных усилиях, направленных на то, чтобы обеспечить охрану всех уязвимых ядерных материалов во всём мире в течение четырёх лет».

Концепция «безъядерного мира» президента США Обамы7 получила высокую оценку мирового сообщества: 9 октября 2009 года он стал лауреатом Нобелевской премии мира.

Американское министерство обороны по требованию конгресса США провело несколько комплексных обследований для формирования последующей американской военной стратегии и оборонного бюджета8. После экспертной оценки основных составляющих военного строительства 1 апреля 2010 года были опубликованы сразу два военно-доктринальных документа, отразивших некоторые аспекты ядерной политики США, — Четырёхлетний обзор оборонной политики (QDR-2010) и Обзорный доклад по противоракетной обороне (Обзор по ПРО).

QDR-2010 определил основные направления «реформирования и реструктуризации американских вооружённых сил». В данном докладе, раскрывшем исходные условия для военного планирования, в числе наиболее сложных и неопределённых ситуаций в области безопасности названо распространение ОМУ, которое может «перерасти в глобальный кризис, создающий прямую физическую угрозу США и всем другим странам» в случае нестабильной ситуации в государстве, которая им обладает9. В связи с этим «до тех пор, пока не будет достигнута цель администрации по освобождению мира от ядерного оружия, поддержание ядерных сил и средств будет оставаться одной из основных задач министерства обороны». С этой целью была поставлена задача продолжать «поддерживать безопасный, надёжный и эффективный арсенал ядерного сдерживания» для предотвращения нападения на США, их союзников и партнёров10.

Администрация Обамы продолжила развитие такого компонента «новой триады Буша-младшего», как стратегические оборонительные системы вооружения. Свидетельство тому — Обзор по ПРО. Несмотря на то, что в этом документе не указано развитие ядерной политики США, он играл важную роль в ядерном планировании.

В первую очередь, в Обзоре по ПРО обращают на себя внимание оценки ракетной угрозы. Выросли их количественные и качественные параметры. Упомянуты возможности защиты ракетных пусковых установок противника и оснащение их ракет средствами преодоления ПРО11. Указано также, что «роль ядерного оружия США в этой региональной архитектуре сдерживания может быть уменьшена за счёт увеличения роли противоракетной обороны и других стратегических средств», а «против ядерных государств региональное сдерживание будет обязательно включать ядерный компонент»12.

Таким образом, США продолжают поиск средств устранения своей ракетно-ядерной уязвимости. Анализ QDR-2010 и Обзора по ПРО показал, что администрация Обамы стремится уменьшить роль ядерного оружия путём развития потенциала неядерных вооружений. Это стремление стало основой Обзора ядерной политики (NPR), который должны были опубликовать 1 февраля 2010 года вместе с другими стратегическими документами Пентагона, но разногласия в администрации Обамы по этому докладу заставили несколько раз откладывать срок его публикации13.

В итоге третий в истории NPR был обнародован 6 апреля 2010 года и отражал основные положения пражского выступления Обамы, представленные в преамбуле к этому документу. В нём в очередной раз подчёркнута установка на достижение мира и безопасности без ядерного оружия.

В целом NPR-2010 акцентирован на пяти ключевых вопросах, описанных в резюме к нему. Первый — «предотвращение распространения ядерного оружия и ядерного терроризма». Второй — «уменьшение роли американского ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США», основанное на постепенном переходе к неядерным вооружениям, разрабатываемым в рамках программы НБГУ и развёртывания системы ПРО. Третий — «обеспечение стратегического сдерживания и стабильности при более низких уровнях ядерных сил», нацеленное в первую очередь в сторону России. Четвёртый — «укрепление регионального сдерживания и придание дополнительной уверенности союзникам и партнерам США», которое основывается на передовом развёртывании нестратегического ядерного оружия на территории европейских и турецкой баз НАТО. Пятый — «поддержание безопасного, надёжного и эффективного ядерного арсенала»14.

Не исключение — главные положения этого документа. Основным изменением NPR-2010 по сравнению с предшествующим документом15 стала формулировка: «США не будут применять ядерное оружие или грозить его применением против государств, не обладающих ядерным оружием, которые являются участниками ДНЯО и выполняют свои обязательства по нераспространению ядерного оружия16». Но тут же сделана оговорка: США «сохраняют за собой право вносить любые коррективы в это заверение» и не готовы признать «универсальный принцип… что сдерживание ядерной атаки является единственным предназначением ядерного оружия».

В соответствии с тем же курсом NPR-2010 указывает на рост потенциала американских обычных вооружений и развитие системы ПРО, которые могут позволить противостоять вызовам безопасности «при значительно меньшей численности ядерных сил и с меньшей опорой на ядерное оружие». Это показывает, что роль ядерного оружия, по взглядам администрации США, уменьшается за счёт развития других типов вооружений, которые способны решать те же задачи. В связи с ощутимым технологическим превосходством США полный отказ всех стран от ядерного оружия даст Соединённым Штатам абсолютное преимущество перед потенциальными противниками в стратегических вооружениях.

NPR-2010 показывает, что опора на неядерные вооружения не привела к обещанному кардинальному сокращению ядерного потенциала США. Рамки его ограничений предусмотрены новым Договором о СНВ. Хотя в NPR-2010 в отличие от предыдущего аналогичного документа отсутствуют вопросы развития носителей ядерных боеприпасов, США начали финансирование работ по замене ПЛАРБ типа «Огайо» перспективным образцом17.

В числе прочих основных позиций NPR-2010 — положение о «поддержании безопасного, надежного и эффективного ядерного арсенала18», позволяющее сделать вывод: после подписания нового Договора о СНВ США продолжат курс на модернизацию ядерных вооружений. В NPR-2010 представлено тому подтверждение. Например, рекомендуется финансировать LEP для ядерных боеголовок W-76, используемых на БРПЛ, и W-78 для МБР, включая возможность их взаимозамены для сокращения числа типов боеголовок19.

Позитивным можно считать и обещание американской администрации добиться ратификации ДВЗЯИ. Её отсутствие ставило США в один ряд с такими странами, как Китай и Иран.

Совершенно иначе в NPR-2010 описаны отношения с Россией, названной «единственной страной, сопоставимой с Америкой в области ядерного оружейного потенциала». Указано, что США и Россия больше не являются противниками и сотрудничают в предотвращении ядерного терроризма и распространения ядерного оружия20.

Вместе с тем только о ядерных силах России сказано, что они «останутся значимым фактором при определении того, насколько и как быстро мы готовы сокращать американские силы»21. При этом декларировано намерение США при помощи диалога попытаться убедить Россию, что их «средства противоракетной обороны и любые будущие американские системы баллистических ракет большой дальности с обычными вооружениями предназначены для противодействия вновь возникающим региональным угрозам и не призваны влиять на стратегический баланс с Россией»22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Инаугурационная речь 20 января 2009 г. // Президент Барак Обама от первого лица. Государственный департамент США. Бюро международных информационных программ. С. 9. См. интернет-ресурс: http://photos.state.gov.

2 Разрабатывается объединённым стратегическим командованием США (U.S. Strategic Command) на основе указаний президента, министра обороны и председателя объединённого комитета начальников штабов.

3 Контролируемый удар подразумевает применение ядерных сил по принципу эскалации путём пошагового наращивания мощности используемого ядерного оружия; адаптированный удар предназначается для поражения мобильных целей.

4 Например, SIOP 1976 г. определял 4 категории целей: ядерные силы и места их хранения; обычные вооружённые силы; руководство страной, военное командование и система управления; объекты экономики и промышленности. Подробнее см.: Kristensen H. Obama and the Nuclear War Plan // Federation of the American Scientists. 2010. February. Интернет-ресурс: http://fas.org.

5 Ibid.

6 Здесь и далее цитаты из речи президента США Б. Обамы в Праге от 5 апреля 2009 г. приведены по: President Obama Remarks in Prague, Czech Republic / The White House. Office of the Press Secretary 2009. April 5. См. интернет-ресурс: http://iipdigital.usembassy.gov.

7 Идея ядерного разоружения возникла после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. В июне 1946 г. СССР внёс проект конвенции о запрещении и уничтожении ядерного оружия, но США, обладавшие ядерной монополией, не поддержали эту инициативу.

8 Гейтс Р. Долг. Мемуары министра войны / Пер. с англ. В. Желникова. М., 2014. С. 418.

9 Quadrennial Defense Review Report. U.S. Department of Defense. 2010. February. P. IV. См. интернет-ресурс: http://www.rand.org.

10 Ibid. P. V.

11 Ballistic missile defense review report // Department of Defense. 2010. February. P. 4.

12 Ibid. P. 23.

13 Белянинов К. Доктрину вызывали? // Коммерсант. 2010. 4 марта.

14 Nuclear Posture Review Report. Department of Defense. 2010. 6 April.

15 В январе 2002 г. Обзор ядерной политики США указывал, что «применение ядерного оружия является правомерным, когда все силы и возможности для мирного разрешения конфликта, имеющие цель убедить противника в достаточно мощном боевом потенциале США и продемонстрировать ему готовность к решительным действиям в случае развязывания войны, уже исчерпаны».

16 Ibid. Р. VIII.

17 Подробнее см.: Кузнецов А.А. Развитие американских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами в период президентства Б. Обамы // Известия Российской академии ракетных и артиллерийских наук. 2016. № 4. С. 169—175.

18 Nuclear Posture Review Report // U.S. Department of Defense. 2010. April. P. III. См. интернет-ресурс: http://www.defense.gov.

19 Ibid. P. XIV.

20 Ibid. P. IV.

21 Ibid. P. XI.

22 Ibid. P. X.