Новые книги о месте и роли географической науки в годы Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

N.Yu. BRINYUK, E.L. KORSHUNOV, A.A. MIKHAILOV — «Geographers for the Great Victory!». New books on the place and role of geographical science during the Great Patriotic War

Аннотация. Рецензия на новые книги о географической науке в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Summary. The review of new books on geographical science during the Great Patriotic War of 1941-1945.

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Бринюк Надежда Юрьевна — научный сотрудник 44-го научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: brinyuk2013@yandex.ru);

Коршунов Эдуард Львович — начальник 43-го научно-исследовательского отдела (военной истории Центрального региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации (пгт Прохоровка Белгородской обл. E-mail: himhistory@yandex.ru);

Михайлов Андрей Александрович — научный сотрудник 44-го научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, доктор исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: dragun66@mail.ru).

 

«ГЕОГРАФЫ — ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ!»

Новые книги о месте и роли географической науки в годы Великой Отечественной войны 

Военная география, несомненно, занимает видное место в военной науке, деятельности органов военного управления и практике войск. Убедительным доказательством тому служит успех группировки российских войск в Сирийской Арабской Республике. Успех операции обусловлен среди прочего заблаговременным и скрупулёзным изучением региона во всей полноте его характеристик1.

Отметим, что военная география и военная статистика имеют в отечественной военной науке богатую историческую традицию. Ещё в первой половине XIX века теоретические и практические основы военной географии были разработаны П.А. Языковым, Г.К. Стефаном, Д.А. Милютиным2 и др. Важнейшим центром изучения военной географии в тесной связи со стратегией стала открытая в 1832 году Императорская Военная академия (впоследствии Николаевская Академия Генерального штаба, а ныне — Военная академия Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации).

Во второй половине XIX — начале ХХ века в России сложилась блестящая школа военно-географических исследований. При этом, как справедливо отмечает современный исследователь И.А. Захаренко, «в военно-географической школе собственно географическое направление разрабатывалось Генеральным штабом, а топографическое — Военно-топографической службой»3.

Видные представители российской военной географии (Н.Н. Обручев, А.М. Золотарёв, Г.Г. Христиани, А.Е. Снесарев, В.В. Златолинский и др.) пользовались высоким авторитетом как среди учёных России, так и за рубежом. Вместе с тем военные внесли значительный вклад в развитие географической науки в целом, в изучение и картографирование территорий Российской империи, близких (приграничных) и далёких зарубежных стран. Многие географические экспедиции XIX — начала XX века решали далеко не в последнюю очередь и военные задачи.

Достижения военной географии в дореволюционный период послужили основой для её дальнейшего развития специалистами советского периода, хотя в силу ряда политических и идеологических причин немалая часть научного опыта была утрачена или не использовалась в должной мере.

Колоссальные по своим масштабам события Великой Отечественной войны сразу выявили высокую значимость географических факторов при решении военных задач. Подробные географические сведения были необходимы при планировании и проведении военных операций и для эффективной мобилизации ресурсов страны. К решению задачи обеспечения правительственных органов и Красной армии наиболее полной географической информацией привлекались различные военные и гражданские научные учреждения, в том числе из системы Академии наук СССР.

В 1944 году директор Института географии Академии наук СССР академик А.А. Григорович на страницах журнала «Известия Всесоюзного Географического Общества» отмечал: «Сейчас, когда фронт простирается на несколько тысяч километров, пересекая различнейшие по своему характеру территории, когда фронтовая полоса простирается на десятки и сотни километров, когда военно-инженерное искусство разработало усовершенствованные методы укрепления даже ничтожных рубежей, когда в распоряжении наземных войск находятся разнообразнейшие транспортные средства, предъявляющие различные требования к территории, а авиация на путях к намеченному объекту должна держать курс, руководствуясь географическими ориентирами, — военное дело предъявляет к географии неизмеримо более высокие требования, чем это было раньше…»4.

Вклад географов в достижение победы в Великой Отечественной войне заслуживает самой благодарной памяти и глубокого научного изучения. Поэтому весьма актуальным и значимым в научном плане представляется проект «Географы — Великой Победе!», осуществляемый силами Русского географического общества (РГО) и Министерства обороны Российской Федерации (МО РФ), который стартовал в 2015 году. В рамках его реализации на основе рассекреченных документов была раскрыта не известная ранее в широких кругах российского общества роль топографов, геодезистов, геоморфологов, гидрологов, метеорологов и других специалистов-географов в обеспечении органов военного управления Красной армии необходимой географической информацией.

На эту тему участниками проекта развертываются выставки и снимаются документальные фильмы, а также публикуются уникальные по своей актуальности труды, которые значительно обогащают историографию Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Первый такой труд*, изданный в 2015 году, посвящён деятельности Всесоюзного географического общества (ВГО) в военные годы в блокадном Ленинграде. Наибольшая ценность этого издания, на наш взгляд, в том, что история общества передана через различные источники: воспоминания участников, дневники и письма военного времени, документы, ряд которых хранятся в научном архиве РГО и публикуются впервые. С помощью разнообразных материалов книга позволяет современному читателю ощутить ту духовную и бытовую атмосферу, в которой приходилось жить и работать членам общества, которое по решению Академии наук СССР не просто осталось в блокированном городе, но действовало, работало (говоря словами того времени, было «функционирующим, а не консервированным»5).

Книга открывается воспоминаниями сотрудницы общества Б.А. Вальской о том, как бедствовали в годы блокады учёные и персонал общества, несмотря ни на что, не позволяя прекратиться работе библиотеки и архива, что, к сожалению, привело к гибели от дистрофии и болезней 12 из 22 сотрудников, в том числе родственников и последователей знаменитых русских путешественников Н.Н. Миклухо-Маклая и П.П. Семёнова-Тян-Шанского6.

Яркий отпечаток времени содержат доклады членов общества З.Ю. Шокальской и А.И. Андреева о работе ВГО, прочитанные ещё в годы войны. Особое внимание в них уделено роли географии в решении задач военного характера и работе ВГО в данном направлении. Так, З.Ю. Шокальская сообщала, что оставшиеся в Ленинграде члены общества «написали несколько статей по спецзаданиям Управления внутренней обороны Ленинграда», библиотека осуществляла подбор литературы «на темы для сокращения затраты времени работы сотрудников военно-морских организаций, которые оказались теперь главными потребителями библиотеки»7.

Активно велась лекционная работа. «Более 1500 лекций, прочитанных за время войны, — говорила в докладе З.Ю. Шокальская, — протекали в самой разнообразной обстановке: в палатах госпиталей, в воинских частях города, на кораблях, аэродромах, в траншеях, блиндажах ближайшего фронта, — порой двигаясь вместе с передвижением частей»8.

Эта книга — своеобразная военная летопись общества, которая не только свидетельствует о борьбе его членов с голодом, холодом и бомбёжками, отмечает даты смерти умерших от голода и болезней учёных, но и фиксирует научную и просветительскую деятельность — проведение научных советов и заседаний, публикацию научных трудов, защиту диссертаций в блокадном городе, организацию новых филиалов ВГО в других городах, возобновление после снятия блокады работы многих отделений общества. Нашли здесь отражение и лекции, прочитанные с целью расширить объём географических знаний советских военнослужащих, предоставить им теоретические сведения по географии и смежным с ней дисциплинам, способные оказать практическую помощь в ведении боевых действий.

В годы войны не прекращалась и экспедиционная работа. Так, в 1943 году экспедицией общества на Тянь-Шань была открыта главная вершина хребта — пик Победы.

Отдельная статья рассказывает о роли в жизни Географического общества женщин, которые с успехом заменили на самых разных постах ушедших на фронт, эвакуировавшихся или умерших мужчин, «обучаясь попутно, в процессе работы, и становясь специалистами»9. Таков пример Е.И. Галкиной, интереснейший рассказ которой повествует о её деятельности по научному руководству составлением для управлений гидрометслужбы Ленинградского и Волховского фронтов карт болот Ленинградской области в соответствии с новым методом, основанным на дешифрировании аэрофотоснимков или применении аэровизуального наблюдения. Впоследствии выяснилось, что составленные под её руководством карты «использовались при осуществлении наступательных операций по прорыву блокады Ленинграда и были очень полезны командованию, так как территория изобиловала болотами…»10.

Значительную часть издания составляет блокадный дневник исполнявшего обязанности научного секретаря общества В.И. Ромишовского, переехавшего в этот период в здание общества, почти полностью занятое эвакуационным госпиталем № 201011. Записи дневника обжигают читателя трагизмом положения выживавшего в блокадном городе человека. Они пестрят упоминаниями об артиллерийских обстрелах и воздушных тревогах, трудностях с продовольствием, неурядицах с сотрудниками госпиталя, рассказывают об отключении воды и отопления, после чего в читальном зале библиотеки в условиях морозных зимы—весны первого блокадного года установилась минусовая температура, а В.И. Ромишовский и его жена получили ревматические заболевания.

Нередко упоминается о том или ином члене общества или просто знакомом ленинградце, совершенно ослабевшем от голода или умершем. Почти ежедневно в дневнике фиксируются включения электроэнергии на несколько десятков минут, иногда обсуждается информация об уменьшении или увеличении продуктового пайка, описываются колебания температур лютого мороза зимы 1941/42 года.

Однако уже весной 1942 года автор всё большее внимание уделяет другим вопросам: составлению сотрудниками общества специальных докладов по запросам командования Красной армии, постоянной работе представителей Краснознамённого Балтийского флота и военных инженеров с фондами библиотеки и архива. Военная часть дневника заканчивается 9 мая 1945 года.

Другой документ мемуарного характера — небольшое (2—3 стр.) письменное свидетельство сына П.П. Семёнова-Тян-Шанского, Вениамина Петровича, обрывается на дате не позднее 10 февраля 1942 года, когда учёный скончался от дистрофии12. Рассказ В.П. Семёнова-Тян-Шанского содержит множество ценных данных о судьбе некоторых учёных или близких автора, оставшихся в блокированном вражескими войсками городе. Строки этого свидетельства проникнуты удивительным стоицизмом: рассказ о научной жизни, защитах диссертаций, публикациях переплетается с сообщениями о голоде, смерти.

20 ноября 1943 года с участием ВГО и преподавателей военной географии Академии имени М.В. Фрунзе в Москве была организована Военно-географическая комиссия. В сборнике опубликован доклад заместителя президента ВГО географа Б.Б. Полынова «Задачи Военно-географической комиссии Всесоюзного географического общества», прочитанный им на первом её заседании13.

Сделав краткий экскурс в прошлое, Борис Борисович отметил определяющую роль в развитии военной географии российских офицеров, в том числе Д.А. Милютина. «И мы имеем полное право утверждать, — подчёркивалось в докладе, — что приоритет обоснования военной географии как самостоятельной отрасли знаний принадлежит нашей стране, представителю нашего народа и его армии»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Михайлов А. Звезда разведчика. Работа ГРУ в Сирии получила высшую оценку // Военно-промышленный курьер. 2016. № 17(632). 11—17 мая. С. 1, 4.

2 Милютин Д.А. (1816—1912) — выдающийся военный деятель, военный министр (1861—1881) и руководитель масштабных военных реформ 1860—1870-х гг., также обосновал в 1840-е гг. необходимость выделения военной статистики в качестве самостоятельной науки и учебной дисциплины. См.: Милютин Д.А. Критическое исследование значения Военной Географии и Военной Статистики // Военный журнал. 1846. № 1. С. 124—193.

3 Захаренко И.А. Военная география: прошлое и настоящее // Военная мысль. 2001. № 3. С. 30.

4 Цит. по: Военно-географический альбом. 1941—1945. М.: Эксмо, 2016. С. 5.

5 Вальская Б.А. Географическое общество в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) // Географическое общество в годы войны: сборник статей и материалов / Сост. А.И. Глухов, М.Ф. Матвеева, А.А. Сорокин. М.: Красная Звезда, 2015. С. 7.

6 Там же. С. 12, 13, 20.

7 Шокальская З.Ю. Несколько слов о работе географов в годы войны // Географическое общество в годы войны. С. 25.

8 Там же. С. 24.

9 Она же. Женщины в Географическом обществе во время блокады Ленинграда // Географическое общество в годы войны. С. 60.

10 Галкина Е.А. Болотные карты // Географическое общество в годы войны. С. 124.

11 Фрагменты дневника В.И. Ромишовского // Географическое общество в годы войны. С. 67—107.

12 Семёнов-Тян-Шанский В.П. Всемирная война (1941—194…) // Географическое общество в годы войны. С. 108—113.

13 Полынов Б.Б. Задачи Военно-географической комиссии Всесоюзного географического общества // Географическое общество в годы войны. С. 132—140.

14 Там же. С. 132.

* Географическое общество в годы войны: сборник статей и материалов / Сост. А.И. Глухов, М.Ф. Матвеева, А.А. Сорокин. М.: Красная Звезда, 2015. 180 с.