Моральное и материальное стимулирование командиров и краснофлотцев в годы Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

A.N. KONEYEV, I.A. SEMYONOV, S.V. FEDULOV – Moral and material incentives for COs and Red Sailors during the Great Patriotic War

Аннотация. В статье на основе архивных материалов раскрываются малоизвестные факты материального вознаграждения командиров и краснофлотцев в годы Великой Отечественной войны.

Summary. The article on the basis of archival materials reveals little-known facts of material compensation of commanders and Red Navy sailors during the Great Patriotic War.

Конеев Алексей Николаевич — заведующий кафедрой истории войн и военного искусства Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», контр-адмирал запаса, кандидат военных наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: coneev2012@yandex.ru);

Семёнов Иван Александрович — заместитель начальника филиала Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (архива Военно-морского флота, г. Гатчина) по научной работе, контр-адмирал запаса

(188300, Ленинградская обл., г. Гатчина, Красноармейский пр-т, д. 2);

Федулов Сергей Валентинович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: serg.val.fed.661000@yandex.ru).

 

МОРАЛЬНОЕ И МАТЕРИАЛЬНОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ КОМАНДИРОВ И КРАСНОФЛОТЦЕВ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

В годы Великой Отечественной войны руководством страны и Военно-морского флота (ВМФ) активно осуществлялось моральное и материальное стимулирование командиров и краснофлотцев, проявлявших мужество и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. И если о системе морального стимулирования широко известно, то система материального стимулирования продолжительное время оставалась в тени. А она существовала и активно функционировала.

Моральное стимулирование подразделялось на индивидуальное и коллективное. К индивидуальному моральному стимулированию относилось награждение командиров и краснофлотцев правительственными наградами (орденами и медалями), к коллективному — присвоение кораблям (частям, соединениям, организациям, учреждениям) звания «гвардейского», а в отдельных случаях и «орденоносного». Так, за 1942—1945 гг. (по подсчёту авторов) звание «гвардейский» было присвоено 84 кораблям, частям и соединениям1; награждены: орденом Ленина — 7 организаций и учреждений, орденом Красного Знамени — 187 кораблей, частей, соединений, организаций и учреждений, орденом Суворова — 3 воинские части, орденом Ушакова — 20 воинских частей, орденом Кутузова — 2 воинские части, орденом Нахимова — 7 кораблей, орденом Александра Невского — 2 воинские части, орденом Отечественной войны — 1 воинская часть, орденом Красной Звезды — 9 учреждений ВМФ2. Некоторые корабли, воинские части и соединения были награждены одновременно несколькими орденами и являлись гвардейскими. Военнослужащих-гвардейцев, совершивших проступки, порочащие столь высокое звание, лишали его, причём лишение офицера звания гвардейца осуществлялось приказом наркома ВМФ. Вместе с тем воинским частям, проявившим мужество и отвагу при освобождении городов, присваивались почётные наименования по названиям этих городов.

В 1943 году руководство страны и НКВМФ приняло решение осуществлять и материальное стимулирование отличившихся военнослужащих или военнослужащих, выполнявших боевые задачи в экстремальных условиях. Так, 10 апреля 1943 года нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов издал приказ «Об установлении денежного вознаграждения личному составу парашютно-десантных частей за участие в боевых десантных операциях, об установлении окладов денежного содержания рядовому и младшему начсоставу этих частей и о довольствии этих частей по нормам курсантского пайка»3.

В соответствии с приказом за участие в боевой десантной операции выплачивались вознаграждения:

— старшему и среднему начсоставу — в размере месячного оклада денежного содержания;

— рядовому и младшему начсоставу — в размере 500 руб.

Этим же приказом устанавливался оклад денежного содержания рядового и младшего начсостава парашютно-десантных частей в размерах I—V тарифных разрядов. Довольствие личного состава данных частей осуществлялось по нормам курсантского пайка4.

Однако особый интерес представляет приказ наркома ВМФ от 3 июня 1943 года «Об установлении денежных наград личному составу подводных лодок, торпедных катеров, катеров-охотников и экипажей самолётов ВВС ВМФ за потопление кораблей противника»5. Данный приказ был издан в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров (СНК) СССР от 31 мая 1943 года и устанавливал с 1 июня 1943 года выдачу денежных наград личному составу подводных лодок, торпедных катеров, катеров-охотников и экипажей самолётов за потопление кораблей противника. Этим же приказом устанавливался общий расход денежных средств на выдачу денежного вознаграждения за потопленные корабли противника.

Необходимо отметить, что должностные оклады, установленные постановлением СНК СССР от 26 мая 1943 года и объявленные приказом наркома ВМФ от 27 мая 1943 года, например, для командующего флотом, члена военного совета флота и начальника штаба флота составляли 4000, 3500 и 3200 рублей соответственно6. Весомость этих денежных средств можно было бы оценивать по стоимости потребительской корзины. Однако стоимость продуктов питания в годы Великой Отечественной войны определить довольно сложно, так как для снабжения населения была введена карточная система, рыночные цены на продукты не регулировались государством и были чрезвычайно высокими. Так, цена на продукты питания в 1943 году составляла: масло животное 1 кг — 793 рубля; ржаная мука 1 кг — 158 рублей; капуста 1 кг — 43 рубля; молоко 1 литр — 87 рублей; картофель 1 кг — 45 рублей; яйца 10 шт. — 198 рублей; говядина 1 кг — 314 рублей; булка пшеничного хлеба 0,7 кг — 400 рублей; водка 1 бутылка — 1000 рублей. Средний годовой доход колхозника во время войны составлял 10 164 рубля7.

Приказом наркома ВМФ от 3 июня 1943 года «Об установлении денежных наград личному составу…» определялось, что в тех случаях, когда в потоплении корабля принимали участие несколько подводных лодок, катеров или самолётов, установленная денежная награда за каждый потопленный корабль противника распределялась между личным составом кораблей и экипажей самолётов, принимавших непосредственное участие в этой боевой операции на основании решений военных советов флотов (флотилий)8.

Вместе с тем в положениях приказа имелись определённые моменты, вызывавшие его разночтения. Во-первых, в таблицах 1 и 2 указывались одни суммы денежных наград для личного состава кораблей, а в таблице 3 — другие. Во-вторых, денежные награды устанавливались только для личного состава подводных лодок, торпедных катеров, катеров-охотников. В-третьих, для экипажей самолётов не были установлены денежные награды за потопление линкоров, крейсеров. Хотя на основании приказа наркома ВМФ все вопросы денежных наград рассматривались военными советами флотов (флотилий) исходя из конкретной обстановки и вклада каждого корабля, каждого члена команды корабля или экипажа самолёта.

Однако вопросы возникали. Так, 12 августа 1944 года начальник финансового отдела (ФО) Краснознамённого Балтийского флота (КБФ) полковник интендантской службы Н.А. Андриевский обратился к начальнику финансового управления (ФУ) НКВМФ генерал-майору интендантской службы И.Т. Курехину за разъяснением данного положения. Он докладывал, что в одной из операций два катера морских охотников за подводными лодками потопили субмарину противника. Денежная награда, установленная приказом наркома ВМФ, была распределена между двумя экипажами катеров. При этом каждому члену экипажа были выплачены половинные нормы. Командир отряда КБФ, куда входили эти катера, с таким решением был не согласен и требовал выплатить командам катеров награду в сумме 50 тыс. рублей независимо от того, что каждый член экипажа получил бы полные нормы. Начальник ФО КБФ запрашивал: «Правильно ли он поступил и следует ли в дальнейшем делить награды?»9. Начальник ФУ НКВМФ поддержал решение начальника ФО КБФ, основанное на решении военного совета КБФ.

Были и другие примеры. 4 мая 1945 года группа самолётов-торпедоносцев КБФ под командованием Героя Советского Союза М.В. Борисова атаковала линкор «Шлезиен» и группу вражеских кораблей. В ходе боя были потоплены линкор, вспомогательный крейсер «Орион», два эскадренных миноносца, два тральщика, сторожевой корабль и шесть транспортов. По словам Борисова, за торпедирование линкора, в котором участвовали и другие самолёты, он получил 10 тыс. рублей10.

Однако вернёмся к приказу наркома ВМФ от 3 июня 1943 года. В нём предписывалось, что выплату денежных наград личному составу кораблей и экипажей самолётов производить на основании решений военных советов флотов (флотилий) с отнесением на статью 1, параграф 1 (денежное довольствие военнослужащих, командировочные выплаты) сметы НКВМФ11.

Этим же приказом вводились в действие утверждённые наркомом ВМФ 3 июня 1943 года «Указания по установлению фактов потопления кораблей противника»12.

«Указания…» определяли следующие основания считать корабль противника потопленным.

Для подводных лодок:

  1. Зафиксированные звуки взрыва выпущенных торпед в соответствии с временем прохождения торпедой своего пути, дальности торпедной стрельбы, количеством торпед в залпе (вероятность попадания), размерами и аргументами движения цели с подтверждением гибели корабля противника разведывательными и агентурными данными.
  2. Визуальное наблюдение факта потопления корабля противника командиром подводной лодки после залпа при атаке как из подводного, так и надводного положения с указанием времени наблюдения и краткой характеристикой поведения и действий корабля противника.
  3. Разведывательные и агентурные данные, подтверждающие донесение о факте гибели корабля противника.

Для торпедных катеров:

  1. Визуальное наблюдение гибели корабля противника личным составом катера.
  2. Визуальное наблюдение гибели корабля противника экипажами катеров (самолётов), действовавших вместе с катером, атаковавшим корабль противника.
  3. Разведывательные и агентурные данные, подтверждающие донесение о факте гибели корабля противника.

Для катеров противолодочной обороны (ПЛО) при потоплении подводной лодки противника:

  1. Визуальное наблюдение командиром корабля ПЛО подводного взрыва, происшедшего сразу после взрыва глубинной бомбы, и всплытие на поверхность воды обломков оборудования подводной лодки и трупов экипажа.
  2. Разведывательные и агентурные данные, подтверждающие донесение о факте гибели корабля противника.

Для самолётов ВВС ВМФ:

  1. Для одиночных торпедоносцев и бомбардировщиков — наблюдение потопления корабля противника всем личным составом экипажа.
  2. Для штурмовиков и других типов самолётов — наблюдение потопления корабля противника ведомыми или лётчиками прикрывающих самолётов.
  3. Фотоснимки, подтверждающие донесения личного состава экипажа о потоплении корабля противника.
  4. Разведывательные и агентурные данные, подтверждающие донесение о факте гибели корабля противника.
  5. Донесения надводных или подводных кораблей флота, наблюдавших потопление корабля противника13.

На основании вышеперечисленных положений утверждённого наркомом ВМФ «Указания по установлению фактов потопления кораблей противника» военные советы флотов (флотилий) принимали решение о возможности выплаты денежных наград личному составу кораблей, экипажам самолётов ВВС ВМФ. Важно отметить, что денежные награды за потопленные корабли противника присваивались независимо от награждения правительственными орденами и медалями. Данные виды материального и морального стимулирования использовались комплексно. Причём выплата денежных наград не являлась доплатой к окладу денежного довольствия командиров и краснофлотцев. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Гвардейские соединения, корабли и части ВМФ 1942—1945. См. интернет-ресурс: http://www.bestreferat.ru (дата обращения: 8 апреля 2017 г.).

2 Орденоносные соединения, корабли и части ВМФ (1941—1945 гг.). См. интернет-ресурс: https://www.flot.com (дата обращения: 8 апреля 2017 г.).

3 Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (архив Военно-морского флота, г. Гатчина) (филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ, г. Гатчина)). Ф. 14. Оп. 47. Д. 230. Л. 149.

4 Там же.

5 Там же. Л. 274, 275.

6 Там же. Л. 269.

7 Гусев А. Цены в годы войны. См. интернет-ресурс: http://gusev-a-v.livejournal.com (дата обращения: 15 апреля 2017 г.).

8 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ, г. Гатчина). Ф. 14. Оп. 47. Д. 230. Л. 275.

9 Там же. Ф. 8. Оп. 4610. Д. 15. Л. 125.

10 Советская система денежного вознаграждения за военные успехи. См. интернет-ресурс: http://matveychev-oleg.livejournal.com (дата обращения: 8 апреля 2017 г.).

11 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ, г. Гатчина). Ф. 14. Оп. 47. Д. 230. Л. 275.

12 Там же.

13 Там же. Л. 276, 277.