Доктринальные документы США о роли ядерного оружия

image_pdfimage_print

A.A. KUZNETSOV – US Doctrinal Documents on the role of nuclear

Аннотация: Статья освещает содержание основных доктринальных документов администрации США 2013—2016 гг., отражающих взгляды американского руководства на ядерное оружие и эволюцию основных установок ядерной политики США.

Summary: The article highlights the content of the main doctrinal documents of the US 2013-2016 administration, reflecting the views of the American leadership on nuclear weapons and the evolution of the basic principles of US nuclear policy.

Кузнецов Алексей Андреевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, подполковник (Москва. E-mail: onfp@yandex.ru). 

ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ США О РОЛИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ 

После избрания Б. Обамы президентом США его администрация поначалу декларировала нацеленность на борьбу с распространением ядерного оружия (ЯО) и ядерным терроризмом, но после ратификации Договора между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (новый Договор о СНВ), вступившего в силу 5 февраля 2011 года, в доктринальных документах нераспространение ЯО оказалось по значимости ниже сдерживания, что указало на возможность ухудшения российско-американских отношений1.

После переизбрания на второй президентский срок Б. Обама в инаугурационной речи 21 января 2013 года сделал заявление: «Мы будем защищать наш народ и отстаивать наши ценности силой оружия и силой закона»2.

Выдвинутый им кандидат на пост министра обороны Ч. Хейгл 31 января 2013 года на затяжных слушаниях в конгрессе США, посвящённых его утверждению, заявил о приверженности «цели президента… предотвратить получение Ираном ядерного оружия» и убеждал, что не остановится «перед использованием всей мощи… вооружённых сил в целях обеспечения… безопасности»3. Для назначения на должность главы Пентагона ему пришлось отказаться от некоторых идей, высказанных ранее. Так, вместо предложений резко сократить ядерный потенциал и опираться на неядерные высокоточные вооружения, изложенных им и рядом экспертов в докладе некоммерческой организации Global Zero «Модернизация ядерной стратегии США. Военная структура и политика»4, Хейгл высказался в пользу сохранения сильного и надёжного американского ядерного потенциала5.

Во время утверждения кандидатуры нового министра обороны президент США поставил задачу развития ядерной политики на ближайшее четырёхлетие. В выступлении «О положении страны» 12 февраля 2013 года Обама заявил, что США совместно с Россией будут «искать пути дальнейшего сокращения наших ядерных арсеналов», упомянув о важности совместных усилий, «чтобы не допустить попадания ядерных материалов не в те руки»6. Тем самым президент США поддержал идеи, отражённые в докладе «Модернизация ядерной стратегии США. Военная структура и политика».

Новой администрации предстояло изложить своё видение применения ядерного арсенала США. Его представил конгрессу министр обороны Хейгл в Докладе о стратегии применения ядерного оружия США от 12 июня 2013 года. Разработка этого документа началась в 2011 году и должна была содержать требования «к американскому ядерному сдерживанию для приведения ядерного планирования США в соответствие с текущей и прогнозируемой обстановкой безопасности»7.

В докладе указано, что стратегия применения ядерного оружия основана на пяти основных направлениях, изложенных в Обзоре ядерной политики США от 6 апреля 2010 года (NPR-2010)8. Но президенту США была предложена шестая задача ядерной политики: «Достижение американских и союзнических целей обороны в случае неудачи сдерживания»9. Это дополнение ядерной политики указывало на расширение вариантов применения ядерного потенциала в случае эскалации конфликта не только с США, но и с их союзниками.

Составители доклада исходили из того, что наибольшую опасность для США представляют террористические организации (в первую очередь «Аль-Каида»), способные в случае получения ядерного оружия применить его.

Второй по значимости угрозой названо распространение ядерного оружия, прежде всего создание его в Иране и Северной Корее. В отношении них было предписано предпринимать дипломатическое давление, санкции и прочие меры.

Третья актуальная проблема, по мнению министерства обороны, — боевые возможности России и Китая, поэтому в списке задач осталось поддержание взаимоотношений с этими странами, основанных на стратегической стабильности10. Вместе с тем отмечено, что Россия не является противником США, вероятность военной конфронтации с ней значительно уменьшилась, но Россия остаётся единственной страной, обладающей возможностями, сопоставимыми с американским ядерным арсеналом. Исходя из этого, предлагалось направить усилия на дальнейшее двустороннее сокращение ядерных потенциалов (в том числе тактических). При этом в докладе указывалось, что потребность в ядерном паритете отпала, но пойти на односторонние сокращения США не могут, так как они вызовут озабоченность американских союзников и партнёров. Эта формулировка оправдывала позицию президента США Обамы, который, декларируя стремление к «безъядерному миру», не предпринял односторонних сокращений вооружений.

В докладе также шла речь о намерении улучшить стратегическую стабильность путём демонстрации того, что США не угрожают российским средствам стратегического ядерного сдерживания и не стремятся к дестабилизации стратегических военных отношений с Россией.

Конкретные шаги взаимоотношений с Китаем в докладе не указаны. Единственное предложение, включённое в него, — начать американо-китайский диалог по вопросам ядерной безопасности11.

Доклад в очередной раз показал, что процесс сокращения ядерных вооружений и контроля над ними остался в рамках двусторонних отношений США и России. Постоянное сокращение их ядерных арсеналов не привело ни к подобным шагам других ядерных стран, ни к обнародованию ими количества своих ядерных вооружений.

Основным предназначением ядерного оружия в докладе, как и в NPR-2010, было признано ядерное сдерживание — предотвращение ядерного нападения на США, их союзников и партнёров, для которого требуются надёжные средства ядерного устрашения. Также указано, что применяться ядерное оружие будет в чрезвычайных обстоятельствах. Но в том случае, если сдерживание закончится неудачей, предусматривалось применение альтернативных неядерных вариантов воздействия на противника. При этом указания по планированию применения ядерного оружия12 в отличие от NPR-2010 не ориентировали министерство обороны на «противоценностную стратегию»13 или «стратегию минимального сдерживания»14.

В докладе разделены сдерживание с поддержанием стратегической стабильности, касающееся отношений США с Россией, Китаем, и «расширенное сдерживание», нацеленное против региональных угроз. Вместе с тем заявлено, что ядерный арсенал США должен гарантировать безопасность союзникам и партнёрам15.

Раздел, описывающий состав и состояние ядерных сил США, повторял NPR-2010 и в очередной раз подтвердил необходимость сохранения ядерной триады16.

Значительное место в докладе уделено созданию резерва в виде неразвёрнутых ядерных боеприпасов17, которые предназначались для страховки от «технических или геополитических рисков»18. США при необходимости могут в любой момент нарастить ядерный потенциал за счёт этого резерва. Другой элемент, обеспечивающий возможность его наращивания, — обновлённая инфраструктура ядерного оружейного комплекса19.

Кроме того, планировалось компенсировать часть сокращённого ядерного арсенала стратегическими неядерными вооружениями. Для этого министерству обороны США предписывалось планировать неядерные удары и предлагать разработку средств для них. Указывалось, что такие средства не заменят ядерное оружие, но планирование вариантов неядерных ударов служит одним из главных элементов уменьшения роли ядерного оружия. Вместе с тем был декларирован временный отказ от придания ядерному арсеналу статуса исключительно сдерживающего фактора20, означающий, что доктринальные установки США предусматривают возможность превентивного ядерного удара.

В числе отличий доклада от NPR-2010 — требование унификации (насколько возможно) боеголовок для всех типов вооружений ядерной триады21. В США разрабатывалась универсальная авиабомба В61-12, которая на истребителе-бомбардировщике могла быть нестратегическим боеприпасом, а на тяжёлом бомбардировщике — стратегическим.

Доклад констатировал необходимость сохранения передового базирования нестратегического ядерного оружия США в Европе, пока НАТО не решит, что «создались благоприятные условия для изменения ядерной политики блока»22. С этим тезисом соседствовало предложение полностью ликвидировать нестратегическое ядерное оружие в Европе, если на аналогичные меры пойдёт Россия.

Кроме того, доклад советовал подписать с Россией дополнительное соглашение о сокращении ядерных боеприпасов на треть от уровня, установленного новым Договором о СНВ23.

Администрация Обамы прекрасно понимала, что Россия не пойдёт на эти условия, так как при таком сокращении американская система ПРО и разработка неядерных стратегических наступательных вооружений принесли бы США преимущества. Кроме того, ранее в ходе переговоров российская сторона выступала за сокращение наряду с ядерными боеприпасами как можно большего количества их носителей. Поэтому включённое в доклад предложение носило пропагандистский характер с расчётом на соответствующие политические «дивиденды».

Выступая 19 июня 2013 года в Берлине, у Бранденбургских ворот, президент США Обама сообщил, что США и Россия находятся на самом низком уровне оперативно-развёрнутых ядерных боезарядов с 1950-х годов и предложил продолжить совместные сокращения стратегических ядерных боезарядов более чем на треть, «добиваться осязаемых сокращений американского и российского тактического ядерного оружия в Европе»24.

Изданный в тот же день офисом пресс-секретаря президента США информационный бюллетень сообщил уточнённые президентом положения Доклада о стратегии применения ядерного оружия США от 12 июня 2013 года, объявив их конкретными шагами администрации Обамы по достижению долгосрочной цели — безъядерного мира25.

В информационном бюллетене говорилось, что президент Обама дал министерству обороны поручение использовать положения Доклада о стратегии применения ядерного оружия США для обновления директив, планов на случай чрезвычайных обстоятельств и завершить эту работу в течение года26, а также обнародовано предложение президента США сократить количество американских и российских ядерных боеприпасов на треть. При этом сообщалось о значительном финансировании модернизации и развития американского ядерного оружейного комплекса и ядерного арсенала. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Кузнецов А.А. Ядерная политика США в доктринальных документах // Воен.-истор. журнал. 2017. № 10. С.

2 President Obama’s second inaugural address (Transcript) // The Washington Post. 2013. January 21. См. интернет-ресурс: http://www.washingtonpost.com.

3 Хейгл: «Я не остановлюсь перед использованием всей мощи вооружённых сил» // Golos-ameriki.ru. 2013. 31 января. См. интернет-ресурс: http://www.golos-ameriki.ru.

4 Доклад «Модернизация ядерной стратегии США. Военная структура и политика» был построен на утверждении, что ядерный арсенал США бесполезен в борьбе с терроризмом и действует отрицательно на распространение ОМУ, поэтому предпочтительнее опираться на неядерные высокоточные вооружения, проведя глубокое сокращение ядерных вооружений. Авторы доклада предположили, что США достаточно 900 ядерных боеприпасов, половина из которых будет находиться в резерве, и посоветовали отказаться от тактического ядерного оружия в связи с отсутствием его военной полезности. Подробнее см.: Cartwright J., Burt R., Hagel C. U.S. Nuclear Policy Commission Report. Modernizing U.S. Nuclear Strategy. Force Structure and Posture // Global Zero. 2012. May. P. 20—22.

5 Хейгл: «Я не остановлюсь перед использованием всей мощи вооружённых сил»…

6 Remarks by President Obama’s 2013 State of the Union Address // The White House. Office of the Press Secretary. 2013. February 12. См. интернет-ресурс: http://www.washingtonpost.com.

7 Report on Nuclear Weapons Employment Strategy of the United States // Department of Defense. 2013. June 12. См. интернет-ресурс: http://www.defense.gov.

8 В NPR-2010 изложены пять ключевых задач (в документе используется термин «objectives», который можно перевести как цели, задачи, устремления) ядерной политики администрации Обамы: предотвращение распространения ядерного оружия и ядерного терроризма; уменьшение роли американского ядерного оружия в стратегии национальной безопасности США; обеспечение стратегического сдерживания и стабильности при более низких уровнях ядерных сил; укрепление регионального сдерживания и придание дополнительной уверенности союзникам и партнерам США; поддержание безопасного, надёжного и эффективного ядерного арсенала.

9 Report on Nuclear Weapons… P. 2.

10 Под стратегической стабильностью понимается состояние военно-политических отношений, основанных на балансе ядерных (и других стратегических) сил между странами, при котором стороны в случае конфликта получат обоюдный неприемлемый ущерб.

11 Report on Nuclear Weapons… P. 2, 3.

12 Ibid. P. 4.

13 Противоценностная стратегия подразумевает нанесение удара преимущественно по объектам экономической и оборонной промышленности, а также ресурсам и системе управления.

14 Минимальное сдерживание подразумевает при нанесении ядерного удара поражение наименьшего количества объектов противника.

15 Report on Nuclear Weapons… P. 8.

16 Ibid. P. 5, 6.

17 Неразвёрнутыми являются ядерные боеприпасы, не установленные на носителях.

18 Report on Nuclear Weapons… P. 5.

19 Ibid. P. 7.

20 Ibid. P. 5.

21 Ibid. P. 7.

22 Ibid. P. 6.

23 Ibid. P. 6.

24 Remarks by President Obama at the Brandenburg Gate // The White House. Office of the Press Secretary. 2013. June 19. См. интернет-ресурс: https://www.whitehouse.gov.

25 Fact Sheet: Nuclear Weapons Employment Strategy of the United States // The White House. Office of the Press Secretary. 2013. June 19. См. интернет-ресурс: https://www.whitehouse.gov.

26 Ibid.