Британские планы химической атаки: от осады Севастополя до Первой мировой войны

image_pdfimage_print

M.V. SUPOTNITSKY, S.V. PETROV, V.A. KOVTUN, V.I. HURSA – British plans for chemical attack: from the siege of Sevastopol to the First World War

Аннотация. В статье на основе архивных источников и экспертных заключений современных российских специалистов даётся оценка реальности британского плана химической атаки на Севастополь в период Крымской войны с помощью сернистого ангидрида (SO2). По мнению авторов, на линии Большой редан — Малахов курган — Малый редан концентрация SO2 могла достигать 1,7—2,0 мг/л, что в 4—5 раз превышает смертельную для человека концентрацию. Авторы делают вывод о реальности для своего времени плана химического нападения на Севастополь. Осуществлению плана могли помешать общий низкий профессиональный уровень командования британских и французских войск, а также возможности русской артиллерии. В начале Первой мировой войны идея Томаса Дандональда была реанимирована его внуком Дугласом и первым лордом Адмиралтейства Черчиллем для начала программы по созданию британского химического оружия, но уже с использованием новых достижений химии и военного дела.

Summary. On the basis of archival sources and expert conclusions of modern Russian specialists, The article, assesses the reality of the British plan for chemical attack on Sevastopol during the Crimean War with the help of sulphurous anhydride (SO2). In the opinion of the authors, on the line of the step Bolshoy – Malakhov Kurgan –step Small the SO2 concentration could reach 1.7-2.0 mg / l, which is 4-5 times higher than the concentration that is lethal to humans. The authors draw a conclusion about the reality for those times of the plan of chemical attack on Sevastopol. Implementation of the plan could be hampered by the general low professional level of the command of the British and French troops, as well as the possibilities of the Russian artillery. At the beginning of the First World War, the idea of Thomas Dandonald was reanimated by his grandson Douglas and the First Lord of the Admiralty Churchill to launch a programme to create British chemical weapons, but with using new achievements in chemistry and military science.

Супотницкий Михаил Васильевич — главный специалист ФГБУ «27 Научный центр» Министерства обороны РФ, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник

(Москва. E-mail: supotnitskij.m.v@gmail.com);

Петров Станислав Вениаминович — главный научный сотрудник ФГБУ «27 Научный центр» Министерства обороны РФ, доктор технических наук

(Москва. E-mail: 27nc_1@mil.ru);

Ковтун Виктор Александрович — начальник ФГБУ «27 Научный центр» Министерства обороны РФ, кандидат химических наук, доцент

(Москва. E-mail: 27nc_1@mil.ru);

Хурса Владимир Иванович — ведущий научный сотрудник ФГБУ «27 Научный центр» Министерства обороны РФ, доктор технических наук, профессор (Москва. E-mail: 27nc_1@mil.ru).

 

БРИТАНСКИЕ ПЛАНЫ ХИМИЧЕСКОЙ АТАКИ: ОТ ОСАДЫ СЕВАСТОПОЛЯ ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

Крымская война 1853—1856 гг. привлекает внимание историографов уже более 160 лет. Тем не менее при её исследовании остаются пробелы, которые могут заполнить только специалисты смежных областей знаний. В частности, до наших дней не получили всесторонней научной трактовки планировавшаяся британцами в августе—сентябре 1855 года химическая атака на Севастополь и её возможные последствия. В период осады южного морского форпоста России западной коалицией и турецкими войсками британским лордом Томасом Дандональдом был разработан детальный план уничтожения защитников крепости посредством «газового облака».

Разработчики данного плана учитывали, что к тому времени военное положение было критическим для каждой из сторон. Почти за год осады Севастополя коалиционные войска, потеряв десятки тысяч солдат убитыми, ранеными и умершими от холеры, так и не смогли полностью окружить город. Каждый взятый опорный пункт русских стоил им большой крови. Штурм 17 июня Малахова кургана и Большого редана закончился катастрофой. В том же месяце от холеры умер британский главнокомандующий лорд Финрой Раглан. Русским войскам в ожесточённом сражении при реке Чёрной 16 августа также не удалось ослабить осаду. Ситуация становилась всё более неопределённой, требовался решительный удар.

Летом 1855 года британский лорд Томас Дандональд1 представил своему правительству секретный меморандум, где предложил атаковать русских, засевших на Малаховом кургане2, облаком оксида серы (IV) (сернистый ангидрид, сернистый газ, SO2). Он привёл расчёт, показывавший, что для удушения защитников позиции сернистым газом надо поджечь смесь, состоящую из 500 т серы и 2 тыс. т каменного угля (соотношение 1 : 4)3. Дандональд также просил правительство добавить некоторое количество смолистого угля4, 2 тыс. бочек газовой и иной смолы, чтобы «сделать дымовую завесу перед укреплениями, которые предполагается атаковать и которые выходят во фланг атакуемой позиции». Кроме того, лорд счёл нужным заготовить большое количество легкогорючих материалов (сухих дров, щепок, стружек, сена), позволяющих при первом благоприятном устойчивом ветре развести огонь.

Исходным для атаки Малахова кургана сернистым газом предполагался французский опорный пункт с названием «Мамелон»5, располагавшийся на ближайшей возвышенности. С целью его прикрытия от флангового огня русских батарей британский план предусматривал одновременно провести «окуривание» Большого редана дымом угля и смолы, зажжённых в каменоломне6 левее «Мамелона». Атаку сернистым газом и постановку дымовой завесы перед Большим реданом предполагалось поддержать артиллерийским огнём.

Дандональд рассчитывал на то, что облако сернистого газа накроет город «от Малахового кургана до Казарменной батареи и даже до линии военного корабля «Двенадцать Апостолов», стоящего на якоре в гавани»7.

План химической атаки также предусматривал уничтожение сернистым газом личного состава двух внешних русских батарей, расположенных по обе стороны порта. Для этого предполагалось использовать подожжённые брандеры, гружённые серой. Разрушение батарей британцы надеялись завершить артиллерийским огнём с судов, которые подойдут к ним под прикрытием дымовой завесы.

Выбор отравляющего вещества (ОВ), сделанный лордом, соответствовал сложившейся в Севастополе военной ситуации и доступной британцам ресурсной базе. Уже при малых концентрациях SO2 создает неприятный вкус во рту и раздражает слизистые оболочки. По современным санитарно-гигиеническим требованиям максимально допустимая концентрация SO2, например, в воздухе производственных помещений, составляет всего 0,01 мг/л. Вдыхание воздуха, содержащего более 0,2 проц. SO2, вызывает хрипоту, одышку, быструю потерю сознания и смерть при явлениях отёка легких.

Поскольку сера загорается в воздухе при температуре 300°С, британцы планировали для её поджога использовать горение каменного угля. Оценочные расчёты, выполненные авторами статьи с использованием положений теории распространения газообразной примеси в атмосфере для средних погодных условий (температура воздуха 20°С, изотермия, скорость ветра 1—3 м/с, влажность воздуха 70 проц.), показывают, что сжигание 500 т серы в течение 5 ч при фронтальном направлении ветра обеспечивает распространение облака токсичных газов в непереносимых для людей концентрациях на расстояние, превышающее 15 км при существенном расширении его фронта до значений 3—5 км8.

Из-за высокой плотности газообразной SO2 (в 2,2 раза тяжелее воздуха) при инверсном состоянии атмосферы токсическое облако растеклось бы по улицам, бухтам и балкам Севастополя, образуя долговременные застойные зоны («газовые болота») с отравленной атмосферой. Основываясь на современных расчётах, можно предположить, что концентрация SO2 на линии Большой редан — Малахов курган — Малый редан могла достигать 1,7—2,0 мг/л, что в 4—5 раз превышает поражающую концентрацию сернистого ангидрида (0,4 мг/л). Вся корабельная сторона города (включая доки, казармы, морской госпиталь9, Павловскую батарею, склады с боеприпасами в Аполлоновой бухте); нижние ярусы кварталов города на склонах Южной и Севастопольской бухт, прилегающих к южной стороне; Николаевская; и, возможно, Александровская батареи попали бы в зону распространения газового облака с концентрациями, значительно превышавшими поражающие. Длительное пребывание в заражённой зоне при отсутствии современных средств защиты органов дыхания привело бы к массовой гибели защитников крепости, раненых в госпиталях и населения.

По каким причинам британским правительством план химического нападения был отклонён — неясно и по сей день. Говорить об англосаксонском гуманизме и благородстве, зная, как были истреблены аборигены Тасмании в 1803—1833 гг. или подавлено восстание сипаев в Индии в 1857—1859 гг., не приходится. Скорее всего, его осуществлению помешали общий низкий профессиональный уровень командования британских и французских войск, осаждавших Севастополь почти год вместо запланированных двух недель, а также возможности русской артиллерии. Достоверно известно только то, что план Дандональда британское правительство пыталось сохранить в тайне. В 1908 году он был опубликован случайно и не полностью.

Учитывая тяжёлые уроки Крымской войны, в конце 50-х годов XIX века Главное артиллерийское управление (ГАУ) российского военного ведомства предложило ввести в боекомплект единорогов бомбы с ОВ. Для крепостных однопудовых единорогов (калибр 196 мм, дальность стрельбы до 3 тыс. м) изготовили и испытали на животных опытную серию бомб, снаряжённых цианистым какодилом. Их подрыв осуществили в открытом деревянном срубе типа большой русской избы без крыши. В сруб поместили дюжину кошек, защитив их от осколков снаряда. Через сутки после взрыва место поражения осмотрели члены специальной комиссии. Все кошки неподвижно валялись на полу, глаза их сильно слезились, но ни одна не погибла, что вызвало непонимание у главы артиллерийского ведомства и его скептическое отношение к продолжению эксперимента.

Между тем за океаном в период Гражданской войны в США (1861—1865) учителем Дж. Даугтом, жителем Нью-Йорка, был разработан химический снаряд, конструктивно сходный с теми, что использовались в Первую мировую войну. В 1862 году он направил письмо военному министру Э. Стентону с предложением применить против южан боекомплект, заполненный жидким хлором, переводимым в газообразное состояние энергией взрыва.

По современной оценке взрыв одного такого снаряда мог дать до 900 л газообразного хлора. Боеприпасы можно было применить в сражениях, предполагавших длительные осады федеральными войсками городов и штурмы фортов южан. Что ответил министр Стентон учителю Даугту, неизвестно. Новаторских предложений у него было много, революция в военном деле уже началась. Скорее всего, адресат американского изобретателя не обладал воображением лорда Томаса Дандональда, позволявшим оценить новое оружие по достоинству.

Но Даугт был не единственный в США, кто предлагал использовать ядовитый газ для нейтрализации противника в Гражданской войне. Во время длительной осады городка Петерсбург войсками генерала Гранта Форест Шеппард, профессор сельскохозяйственной химии Западного резервного университета, предложил федералам сломить оборону южан, направив на город облако токсичного газа, которое якобы можно создать путём смешивания соляной и сульфуриковой кислот. Подполковник армии южан Уильям Блэкфорд разработал термическую шашку для перевода серы в сернистый газ — предтечу ядовито-дымных шашек Первой мировой войны. Она предназначалась для отравления сернистым газом сапёров противника в минных туннелях. Шашку Блэкфорда конфедераты производили уже промышленным способом. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Его полное имя Томас Конкрейн, 10-й граф Дандональд, маркиз Мараньян (Thomas Cochrane, 10th Earl of Dundonald, Marques do Maranhão; 1775—1860). Конкрейны — шотландский клан, ведущий своё происхождение от скандинавского викинга, поселившегося в Шотландии между VIII и IX вв. Традиционное занятие мужчин клана — военная служба.

2 Высота над уровнем моря 97 м.

3 В документах Томаса Дандональда приведено имя автора такого расчёта — знаменитый британский химик Майкл Фарадей (Michael Faraday, 1791—1867). См.: Павлович М.П. Химическая война и химическая промышленность. М.: ЛИБРОКОМ, 2011.

4 Имеется в виду смолистый бурый уголь, содержащий до 15 проц. токсичных фенольных соединений.

5 В российских источниках — Камчатский люнет. Высота над уровнем моря 87 м. Расстояние от Камчатского люнета до Корниловской батареи на Малаховом кургане около 800 м. Построен на месте бывших каменоломен южнее Малахова кургана в ночь с 26 на 27 февраля 1855 г. Здесь 7 марта 1855 г. погиб адмирал В.И. Истомин (1810—1855). Люнет был захвачен французами после кровопролитного боя 26 мая 1855 г.

6 Британская позиция.

7 Корабль находился на рейде напротив Николаевской батареи. В ночь с 13 на 14 февраля (с 25 на 26 февраля н.с.) он был затоплен между Николаевской и Михайловской батареями при формировании второй линии заграждений. Видимо, план химического нападения был задуман лордом Дандональдом под Севастополем ранее этой даты и в дальнейшем дорабатывался им в Лондоне.

8 Общая масса газообразной SO2 при горении 500 т серы должна составить не менее 1000 т. Для сравнения: во время первого газопуска 21 апреля 1915 года, выполненного по не защищённым средствами защиты органов дыхания французским войскам, немцы применили 180 т хлора. В результате две линии обороны французов были прорваны на фронте 8 км, отравлены 15 тыс. человек, из них погибли не менее 5 тыс.

9 В настоящее время 1472 Военно-морской клинический госпиталь Черноморского флота МО РФ имени академика Н.И. Пирогова.