Из истории военно-технического сотрудничества России и Норвегии во время Первой мировой войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена российско-норвежскому военно-техническому сотрудничеству во время Первой мировой войны.

Summary. The article is devoted to the Russian-Norwegian military-technical cooperation during the First World War.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 

Карелин Владимир Анатольевич — научный руководитель Центра региональных исследований «Баренцева инициатива» (г. Мурманск), кандидат исторических наук, доцент

(г. Мурманск. E-mail: Vladimir karelin_vladimir@mail.ru).

 

«НАМЕРЕНЫ ОТСТАИВАТЬ СТРОГИЙ НЕЙТРАЛИТЕТ И ВЫЖАТЬ ИЗ СИТУАЦИИ ВСЕ ДЕНЬГИ, КОТОРЫЕ ТОЛЬКО СМОГУТ»

Из истории военно-технического сотрудничества России и Норвегии во время Первой мировой войны: проекты промышленного магната Сама Эйде

Проблему российско-норвежских экономических отношений начала ХХ столетия нельзя отнести к числу исчерпывающе изученных. Ещё хуже обстоит дело с периодом Первой мировой войны, когда случилась их перестройка. Об одном из аспектов российско-норвежских экономических отношений, а именно о военно-техническом, и пойдёт речь ниже.

Столкнувшись в конце 1914 года с дефицитом вооружений и военных материалов, российские власти вынуждены были мобилизовать все доступные индустриальные и сырьевые ресурсы. Как внутрироссийские, так и промышленно развитых союзных и нейтральных стран. За время войны за счёт иностранных кредитов царское и Временное правительства сделали гигантские заказы военного снаряжения и вооружения за границей. Всего, по некоторым данным, были выданы 5386 заказов, по которым выплачены 3875 млн рублей1.

Основным исполнителем заказов за рубежом (помимо союзников) стали США. Однако военное руководство России обратило внимание и на близких соседей — нейтральные скандинавские страны, в том числе и на Норвегию. Масштабы её индустриального потенциала были скромны, но по ряду направлений страна уже в начале ХХ века занимала передовые научно-технические позиции. На базе успехов гидроэнергетики в Норвегии сформировалась электрохимическая и электрометаллургическая промышленность. Её руководители в условиях войны спешили прорваться на новые внешние рынки. Поэтому норвежский бизнес не мог обойти вниманием такого потенциально выгодного заказчика, как русское правительство, ибо до войны в России собственная химическая промышленность почти отсутствовала2.

Среди норвежских предпринимателей выделялся удачливостью и энергией Самюэл (сокр. Сам) Эйде — инженер и промышленный магнат, основатель компаний «Элкем» (1904 г.) и «Ношк Гидро» (1905 г.)3. Ещё до войны он и его деловой партнёр учёный-физик К. Биркеланд4 разработали промышленный способ получения азотной кислоты и селитры («норвежская селитра» — Norgessalpeter). Последняя пользовалась на мировом рынке широким спросом как удобрение, а с началом войны и как сырьё для изготовления порохов и взрывчатых веществ.

Деятельности Эйде в России во время войны посвящена настоящая статья. Автор использовал преимущественно материалы личного фонда Сама Эйде, хранящиеся в Национальной библиотеке Норвегии5. Интерес представляют также его мемуары и научная биография6.

Технология производства азотной кислоты и селитры, разработанная Эйде и физиком Биркеландом, оказалась привлекательна, но как позднее стало ясно, энергозатратна. Она годилась преимущественно для Норвегии, обеспеченной дешёвыми гидроресурсами (горными реками и водопадами).

Строительство промышленных и транспортных предприятий и гидроэлектростанций в Южной Норвегии потребовало огромных финансовых затрат. Для этой цели при помощи иностранного и в меньшей степени норвежского капитала была учреждена группа компаний под общим руководством Norsk Hydro. Её управляющим директором стал Эйде, обладавший талантом организатора по-американски масштабных проектов. Успехами Эйде был также обязан своим связям со шведскими банкирами Кнутом и Маркусом Валленбергами. Они в свою очередь привлекли к участию в проекте крупный французский капитал7. Суммарно было инвестировано около 100 млн крон — сумма, равная годовому бюджету Норвегии в те времена.

В совете директоров (франко-скандинавском) шведских финансистов представлял Маркус Валленберг, избранный председателем Norsk Hydro. От французских инвесторов в совете заседал Эдмон Море (Edmond Moret). С. Эйде, М. Валленберг и Э. Море образовали тройку ключевых фигур компании.

За 10 лет компания нарастила производство со 110 тыс. т в 1907 году до 345 тыс. т в 1917 году.

Ещё до войны Norsk Hydro сумела продать лицензионные права на технологию Эйде-Биркеланда в 25 стран. Эйде рассчитывал сделать это и в России, рынок которой считался труднодоступным, но весьма привлекательным8.

Разразившаяся война развернула мировую конъюнктуру в выгодную для норвежского бизнеса сторону. И он поспешил этим воспользоваться. Norsk Hydro взяла курс на продажу взрывчатых веществ и создание в России производства на основе современных технологий. Эйде привлёк к сотрудничеству норвежскую компанию Акселя Оберта9, которая занималась производством динамита.

Точных указаний на время, когда Эйде приступил к реализации новой стратегии компании, нет. Во всяком случае, уже в начале 1915 года имели место командировки норвежских инженеров в Россию для изучения местного рынка, состояния и потребностей российских предприятий, производивших взрывчатые вещества и материалы.

Инженер Эйстейн Берг сообщал шефу: «При нынешних условиях экспорт азотной кислоты из Норвегии на русский рынок, с точки зрения её конкурентоспособности, исключён». Инженер Христиан Христиансен по возвращении представил отчёт и пришёл к тому же заключению: оптимальным с точки зрения логистики, таможенных пошлин и других расходов было бы учреждение в России (самостоятельной дочерней) фирмы10.

Поездка самого Эйде в Петроград состоялась летом 1915 года и была им и его сотрудниками тщательно подготовлена — как с экономической, технической, финансовой, так и с политической стороны. Предварительно Эйде посетил Лондон и Париж, где имел встречи в высших правительственных кругах. В Англии генеральный директор был приглашён на ланч с премьер-министром Асквитом. Норвежцу доверительно сообщили, что союзники встревожены неудачами российской армии на Восточном фронте и хотели бы оказать ей помощь. Ввиду этого Эйде было бы целесообразно выступить в Петрограде с деловым предложением от имени частной банковской группы «Париба». А именно, с проектом строительства в России большой фабрики взрывчатых веществ.

Сооружение предприятия могло занять от года до полутора лет. Для реализации идеи предполагалось учредить в России французское или русское акционерное общество. Группе «Париба» следовало заключить с российским правительством договор, гарантирующий приобретение всей готовой продукции11. Из дневниковых записей помощника явствует, что за спиной у Эйде должны были стоять и направлять действия Norsk Hydro сотрудник банка «Париба» Ла Валле Пуссен и его шеф от военного министерства Франции генерал Моклер12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки

http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сидоров А.Л. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны. М.: Изд. АН СССР, 1960. С. 8.

2 Свидетельствует известный учёный академик В.Н. Ипатьев в воспоминаниях: «Химическая промышленность в России в то время находилась в зачаточном состоянии». См.: Ипатьев В.Н. Жизнь одного химика. Воспоминания. Т. 1. (1867—1917). Нью-Йорк, 1945. С. 386.

3 Samuel («Sam») Eyde (1866—1940) — норвежский инженер и промышленник, один из основателей компаний Norsk Hydro (1905) и Det Norske Aktieselskap for Eletrokemisk Industri (Elkem AS, 1904).

4 Кристиан Олаф Бернхард Биркеланд (норв.: Kristian Olaf Bernhard Birkeland, 1867—1917) — норвежский физик, профессор университета Кристиании (Осло), член Норвежской академии наук. В 1904 г. К. Биркеланд и С. Эйде сконструировали в Норвегии электрическую печь для промышленного получения азотной кислоты и кальциевой селитры из воздуха.

5 Nasjonalbiblioteket i Oslo (NBiO). Ms. Fol. 4216:12:12 и Ms. Fol. 4216:12:13. (Sam Eydes privatarkiv).

6 Sam Eyde: Mitt Liv og Mitt Livsverk (Gyldendal 1939); Ole Kristian Grimnes (2001). Sam Eyde. Den grenseløse gründer. Aschehoug.

7 Банк «Лионский кредит» (Crédit Lyonnais; осн. в 1863 г.) — к началу XX в. крупнейший частный банк в мире. Банк «Парибас» (Banque de Paris et des Pays-Bas; осн. в 1872 г.) — франко-голландский банк, штаб-квартира в Париже.

8 Ole Kristian Grimnes (2001). Sam Eyde. Den grenseløse gründer. Aschehoug. S. 353. «Правая рука» Эйде в вопросах продажи лицензионных прав Эйстен Берг ещё до войны совершил поездку в Россию для изучения условий её рынка.

9 Axel Aubert (1873—1943) — норвежский предприниматель, химик, директор Nitroglycerin Compagniet Engene Dynamitfabrik, осн. в 1876 г. (с 1917 г. — глава A/S Norsk Sprængstofindustri).

10 Ole Kristian Grimnes (2001). S. 353.

11 Ibid. S. 354, 355.

12 Евгений Моклер (фр. Eugène Mauclère, 1857—1933) — генеральный инспектор французской армии, государственный советник, руководитель службы порохов и взрывчатых веществ.