У истоков воздушно-космической обороны России

image_pdfimage_print
Цеппелины на манёврах германской армии

Цеппелины на манёврах германской армии

Аннотация. В статье рассказывается о создании в России накануне Первой мировой войны первичной основы организации воздушной (в современной терминологии — воздушно-космической) обороны государства в угрожаемых от воздушного нападения зонах.

Summary. The article describes creation in Russia on the eve of the First World War of the primary basis for air (in modern terminology – aerospace) defence of the state in areas threatened by air attack.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

ЛАШКОВ Алексей Юрьевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент
(Москва. E-mail: Lashkov3@yandex.ru).

 

«РОССИЯ ДОЛЖНА ИМЕТЬ ВОЗДУШНЫЙ ФЛОТ.

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ НАМ ГРОЗИТ ПОЛНОЕ ПОРАЖЕНИЕ»

У истоков воздушно-космической обороны России

 

Появление в начале ХХ века нового направления в организации обороны государства в воздухе стало следствием отсутствия каких-либо международных правовых норм, ограничивавших процесс превращения воздушного пространства в сферу вооружённой борьбы.

Первые попытки взять под контроль воздушные суда, принадлежавшие частным лицам, со стороны органов власти предпринимались ещё в конце XVIII века. Среди первых нормативных актов такого рода можно считать приказ начальника парижской полиции (1784 г.), запрещавший полёты воздушных шаров без специального на то разрешения.

4(15) апреля того же года в России императрица Екатерина II издала специальный указ № 15973 о запрете пуска воздушных шаров с начала марта по начало декабря из-за опасности возникновения пожаров1. Акты аналогичного содержания принимались также в ряде других государств Европы.

В 1873 году было основано частное общество «Институт Международного Права» (ИМП), собравшее в своих стенах известных учёных из ведущих европейских государств. Несмотря на свой рекомендательный характер, резолюции, принимавшиеся этим обществом, оказали заметное влияние на подготовку различных международных соглашений. Особое значение институт придавал проблеме воздушного права, включив его позднее в область международного правоведения. На Оксфордской сессии (1880 г.) специалисты института представили для участников форума сборник правил, касавшихся права ведения сухопутной войны. В нём впервые была высказана мысль о необходимости разработки воздушного права.

Русская делегация на 1-й Гаагской конференции 1899 г.

Русская делегация на 1-й Гаагской конференции 1899 г.

Ранее швейцарский юрист и политик И.К. Блюнчли, выступивший в начале 1870-х годов инициатором создания упомянутого выше «Института Международного Права», в своём учебнике по международному праву «Das moderne Völkerrecht» (1868 г.) настаивал на признании за государством суверенного права в воздушном пространстве. По его мнению, «права эти… поддерживаются авторитетом [артиллерийских] батарей»2. У него нашлись свои последователи, в частности, ведущие европейские учёные: профессора международного права К. Хилти, Ф. фон Лист и др. Позднее была создана «целая школа юристов, признающих беспредельное господство государства в воздушных сферах»3.

В 1906 году на Генской сессии ИМП высказался о юридической природе воздуха, признав воздушное пространство свободным и то, что государства имеют в отношении него как в мирное, так и в военное время лишь те права, которые необходимы для их защиты. В свою очередь, в ходе работы Мадридской сессии (1911 г.) учёные института, подробно изучив представленные проекты международной конвенции о юридическом режиме ЛА, вынесли резолюции: о делении воздушных средств на государственные и частные; о национальности воздушных аппаратов; об их регистрации; о свободе воздушного международного передвижения; о воздушной войне.

Само понятие «воздушная война»4 накануне Первой мировой из теоретической области стало стремительно переходить в практическую плоскость. Начало ей положила Триполитанская война 1911—1912 гг. между Италией и Турцией. Последующая 1-я Балканская война 1912—1913 гг. наглядно подтвердила сделанный ранее вывод о взаимном использовании в будущих военных конфликтах воюющими сторонами СВН, то есть придание понятию «воздушная война» официального статуса.

Одновременно возникла необходимость определить в правовом аспекте суверенитет воздушного пространства (воздушную территорию) государства5. Именно такую задачу должен был решить Международный юридический конгресс воздушного передвижения, состоявшийся в г. Вероне (Франция, 1910 г.). В его работе приняли участие 18 государств, включая Россию. Работу форума открыл министр общественных работ Франции Э.А. Мильеран, изложивший его основную цель: «Завоевание воздуха вызывает необходимость издания особого международного кодекса, обеспечивающего, с одной стороны, безопасность нового способа передвижения, с другой — соблюдение международных интересов»6. Предлагавшийся проект воздушного кодекса состоял из 14 основных положений, закладывавших основы будущего воздушного права.

Накануне Первой мировой войны воздушное пространство неразрывно связывалось с интересами государственной обороны большинства европейских стран. И несанкционированные полёты иностранных ЛА всё больше воспринимались как воздушный шпионаж. Ещё на Брюссельской конференции 1874 года были выработаны основные признаки шпионажа7. В начале ХХ века к ним был добавлен шпионаж, совершаемый на воздушном судне. Борьба с воздушным шпионажем по сути стала одной из причин так называемого парада суверенитетов воздушного пространства многих государств Западной и Центральной Европы в начале 1910-х годов.

Отказ 16 (в некоторых источниках — 17)8 государств, в том числе ряда ведущих стран Европы, от выполнения резолюции 2-й Гаагской конференции (1907 г.) о возобновлении запрета воздушных бомбардировок создал реальную опасность применения ЛА не только по военным объектам, но и по незащищённой местности. Это явно противоречило законам и правилам ведения сухопутной войны, выработанным в ходе Брюссельской (1874 г.) и 1-й Гаагской (1899 г.) конференций. В первую очередь основополагающий принцип права ведения войны: «война ведётся лишь армиями, поэтому мирное население неприятельских областей не является врагом, и права его, личные и имущественные, должны быть уважаемы»9 с появлением средств воздушного нападения терял свой первоначальный смысл.

Увеличение количественного и качественного состава Военного воздушного флота (ВВФ) накануне крупномасштабной войны подталкивало правительства ведущих европейских государств к практическому использованию ЛА. Тройку лидеров, обладавших наиболее значительными воздушными силами, в то время составили Франция, Германия и Россия10.

Вместе с тем усиление воздушных сил Германии на западных границах Российской империи вызвало беспокойство в военном и морском ведомствах последней. По мнению военных специалистов, «на нашей границе имеются эллинги в Лыке, у оз. Гопло и во второй линии в Кёнигсберге. Следовательно, немцы охватывают воздушной разведкой район Вильна — Лида — Брест-Литовск — Варшава — Радом — Ченстохов. Расположение же эллингов у самой границы и при этом вне сферы крепостей лишний раз указывает, что немцы с объявлением войны будут немедленно выступать и не опасаться с нашей стороны внезапного нападения и разрушения эллингов»11. Из этого следовало, что в ходе возможной войны германская сторона предпримет на востоке исключительно наступательные действия12.

Тем временем германская сторона заметно активизировала свою разведывательную деятельность за рубежом, широко используя при этом летательные аппараты. Немецкие аэронавты всё чаще нелегально проникали в воздушное пространство соседних государств. Весной 1913 года из-за вынужденной посадки двух германских аппаратов на территории Франции даже разгорелся настоящий политический скандал, разрешать который пришлось на дипломатическом уровне.

В этот период Россия серьёзно озаботилась безопасностью своей воздушной территории. Ранее предпринимались попытки регламентировать порядок пересечения российско-германской границы по воздуху. Первоначально речь велась об организации голубиной почты, которая определялась (со стороны Российской империи) Высочайше утверждённым мнением Государственного совета (февраль 1888 г.)13.

В дальнейшем Россия и Германия заключили межгосударственное соглашение по регламентации полётов воздушных судов. В то же время участившиеся нарушения западной границы Российской империи со стороны иностранных воздухоплавателей (в первую очередь — германских) «с целью сбора разведывательных данных» побудили российское военное ведомство подготовить соответствующий доклад императору Николаю II. Он распорядился при повторении подобных случаев аэростаты конфисковывать, а самих воздухоплавателей задерживать и направлять в крупные города (Варшаву, Киев и Вильно) генерал-губернаторам для последующего проведения расследования по данным фактам.

Следующим шагом в организации отечественной воздушной обороны стал подписанный императором Николаем II 5(18) июля 1912 года закон «Об изменении действующих законов о государственной измене путём шпионства»14, разработанный по линии военного ведомства и Министерства юстиции, одобренный ранее Государственным советом и Государственной думой. Он значительно расширил перечень деяний, представлявших опасность для внешней безопасности России и военной обороны страны, подлежавших уголовному преследованию.

С целью воспрепятствовать проведению возможных десантных операций силами германского Балтийского флота в приморских районах Прибалтики и Финляндии руководство ВВФ вышло с предложением к военному министру создать особые зоны глубокой (стратегической) воздушной разведки. В этом случае первая линия воздушных баз размещалась бы в городах Либава (Лиепая), Виндава (Вентспилс), Рига, Пернов (Пярну) и Ревель (Таллин), вторая — Юрьев (Тарту), Псков и Двинск (Даугавпилс). Для организации воздушного патрулирования Финского залива могли быть использованы базы в городах Санкт-Петербург, Выборг и Свеаборг (Суоменлинна). На Чёрном море в качестве главной воздушной станции должен был выступить г. Севастополь, на Кавказе — крепость Карс, а на Дальнем Востоке — г. Владивосток15.

Русский мыслитель, публицист и общественный деятель М.О. Меньшиков

Русский мыслитель, публицист и общественный деятель М.О. Меньшиков

В отечественную военную терминологию само понятие «воздушная оборона»16 включено в начале 1910 года с выходом в свет одноименной статьи русского публициста М.О. Меньшикова17. В ней впервые выдвигалась идея «воздушной обороны государства». Автор изложил позицию ряда видных государственных и военных деятелей России (великого князя Александра Михайловича, академика князя Б. Голицина, князя Л. Кочубея и др.), активно ратовавших за строительство в России мощных воздушных сил. В частности, Меньшиков писал: «Германия первая оценила огромное значение воздушного флота, и к осени текущего года будет иметь 18 воздушных корабля, а главное — опытный личный состав… Россия должна иметь воздушный флот. В противном случае нам грозит полное поражение»18. Публицист реально оценивал саму степень опасности летательных аппаратов — этот «враг [воздушное средство], может быть, более опасный, чем все другие, взятые вместе»19.

В этой связи руководство Российской империи было вынуждено принять конкретные меры. На основе закона «Об изменении и дополнении действующих узаконений о государственной измене путём шпионства» 16(29) ноября 1912 года Совет министров предоставил право военному ведомству «…по предварительному соглашению с министерством иностранных дел… воспретить иностранным воздухоплавателям до 1(14) июля 1913 года перелёт нашей западной границы…»20.

В морском ведомстве России также приняли соответствующие защитные меры. В октябре 1913 года Морской генеральный штаб своим приказом (№ 263) запретил какие-либо полёты иностранных воздухоплавателей над водным пространством в районе между Свеаборгом и Ревелем, представлявшим вход в Финский залив21.

В ответ на закрытие западной границы Российской империи (в воздушном пространстве) для иностранных лётчиков постановлением германского министерства внутренних дел от 17(30) мая 1913 года был объявлен запрет на перелёт русско-немецкой границы со стороны России с применением тех же мер воздействия, которые были установлены российской стороной22. Позднее аналогичные меры предприняло правительство Австро-Венгрии, о закрытии своих воздушных границ также объявили другие ведущие европейские государства.

Свою точку зрения по усилению воздушной обороны приграничной полосы в 1912 году высказало руководство Офицерской воздухоплавательной школы — основной кузницы кадров отечественного ВВФ. В частности, предлагалось развернуть сеть воздушных станций на глубину 400—500 км от государственной границы (с целью исключения беспрепятственных действий воздушного противника в период мобилизации и первые дни войны). Эллинги должны были размещаться в городах Санкт-Петербург, Псков, Двинск, Минск, Варшава, Киев и Одесса. Одновременно на удалении 150 км от границы предусматривалось развёртывание промежуточных эллингов или оборудованных якорных стоянок, рассчитанных на два воздушных корабля23.

В перечне задач, возлагавшихся на авиацию, особое место занимали охрана в полёте воздушных аппаратов-разведчиков и уничтожение неприятельских воздухоплавательных судов. Их мог бы выполнять высокоскоростной одноместный самолёт, способный достигать высоты до 3 км и находиться в воздухе продолжительностью до 3 часов.

Значительную роль в организации воздушной обороны государства в предвоенные годы играло Министерство иностранных дел (МИД). Благодаря его усилиям (при взаимодействии с военным ведомством) удалось немного смягчить введённый ранее режим запрета воздушного передвижения на западном направлении Российской империи.

Немалый вклад в организацию воздушной обороны вносило Министерство внутренних дел (МВД) России. Полиции и сотрудникам Отдельного корпуса жандармов предписывалось принимать незамедлительные меры к задержанию иностранных воздухоплавателей, совершивших посадку на территории нашего государства, проводить следственные действия и устанавливать истинные причины (в случае несанкционированного проникновения) появления их в воздушном пространстве Российской империи. Депортация на родину иностранных аэронавтов и лётчиков осуществлялась при участии представителей МИДа России. Также на МВД был возложен (при тесном сотрудничестве с губернскими властями, военным и морским ведомствами) контроль за организацией полётов ЛА внутри государства. В частности, на страницах российской печати начала 1910-х годов появилась следующая информация: «В МВД вырабатываются правила, регулирующие занятия по воздухоплаванию частными лицами. В правилах говорится, что никакие полёты не могут быть предпринимаемы без разрешения полицейских властей, хотя бы эти полёты носили только экспериментальный характер. Всякий взлёт и спуск авиатора должен происходить непременно в присутствии полицейских чиновников, причём никакого оружия, даже револьвера, авиатор не должен иметь с собой»24.

Для регламентации деятельности воздухоплавания в России (в интересах внутренней и внешней безопасности государства) было создано Особое совещание по предметам, относившимся к воздухоплаванию, под председательством товарища министра внутренних дел (1906—1911 гг.) С.Е. Крыжановского25. Оно разработало правила воздушного передвижения, определив места, «исключаемы[е] для воздухоплавания на всякой высоте… территории, на которых имеются правительственные учреждения, крепостные верки и форты, учреждения общественного значения, территории, опасные для воздухоплавателей, столицы и все города с окрестностями до известного радиуса»26. Аналогичные запреты были введены также в Германии, Франции и в других европейских государствах.

Постановление Совета министров от 16(29) ноября 1912 г.

Постановление Совета министров
от 16(29) ноября 1912 г.

В целом накануне Первой мировой войны в России была заложена первичная основа организации воздушной (в современной терминологии — воздушно-космической) обороны государства в угрожаемых от воздушного нападения зонах. Последнее, несомненно, вытекало из процесса суверенизации воздушного пространства, нашедшее позднее отражение в международном воздушном праве. <…>

Схема проекта организации воздушной обороны Санкт-Петербургского и Виленского военных округов Весна 1914 г.

Схема проекта организации воздушной обороны
Санкт-Петербургского и Виленского военных
округов
Весна 1914 г.

Полный вариант статьи

http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г.: Сборник документов и материалов / Под ред. В.А. Попова. М.: Гос. изд-во оборонной промышленности, 1956. С. 22.

2 Меерсон Л. Воздушное право и государственный суверенитет // Библиотека Воздухоплавания. 1910. № 8. С. 7.

3 Там же.

4 Воздушная война — в международном праве ведение воюющими сторонами военных действий в воздушном пространстве с помощью любых летательных аппаратов.

5 Воздушная территория государства (в.т.г.) — воздушное пространство, расположенное над сухопутной и водной территориями государства; находится под его суверенитетом и входит в состав территории государственной. Боковой границей в.т.г. является вертикальная плоскость, проходящая через границы его сухопутной и водной территорий. Высотный предел в.т.г. до настоящего времени международным правом не установлен. Российская Федерация выступает за признание того, что верхняя граница в.т.г. находится на высоте 100—110 км.

6 Русский инвалид. 1910. № 103. С. 4.

7 Шпионаж — противозаконная разведывательная деятельность органов (их агентов) иностранных государств, что, как правило, предполагает похищение официально засекреченной информации (государственной тайны) спецслужбами недружественных государств.

8 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник. 1914 // Ежегодник Императорского Всероссийского аэро-клуба. СПб., 1914. С. 34.

9 Очерки воздушной войны // Вестник Воздушного Флота. 1918. № 4. С. 29.

10 Патронов И. Итоги современного воздухоплавания в применении к военному делу. СПб., 1911. С. 37.

11 Там же. С. 37, 38.

12 Там же.

13 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. Т. VIII. СПб., 1888. С. 55, 56.

14 Там же. Т. XXXII. Пг., 1912—1915. С. 1100—1103.

15 Патронов И. Указ. соч. С. 42, 43.

16 Воздушная оборона — комплекс мероприятий и боевых действий войск (сил) по борьбе со средствами воздушного нападения противника в целях предотвращения (снижения) потерь населения и ущерба объектам и группировкам войск (сил) от ударов с воздуха.

17 Меньшиков Михаил Осипович (25 сентября (7 октября) 1859 — 20 сентября 1918) — публицист, общественный деятель, один из идеологов русского националистического движения. С 1900 г. заведовал газетой «Неделя», в период 1901—1917 гг. — ведущий публицист газеты «Новое время». Расстрелян без суда и следствия выездной группой ЧК в Валдае (1918). Реабилитирован (1993, посмертно).

18 Меньшиков М.О. Из писем к ближним. М., Воениздат, 1991. С. 122.

19 Там же. С. 119.

20 Русский инвалид. 1912. № 283. С. 3.

21 Воздушный флот. История и организация военного воздухоплавания / Под ред. Н.М. Глаголева. Пг.: Тов-во Сытина, 1915. С. 87.

22 Вейгелин К.Е. Указ. соч. С. 49.

23 Соображения по поводу планомерной организации военного воздухоплавания в России / Офицерская воздухоплавательная школа. СПб.: Типография И.В. Леонтьева, 1912. С. 9.

24 Библиотека Воздухоплавания. 1910. № 5. С. 63, 64.

25 Крыжановский Сергей Ефимович (29 августа (10 сентября) 1862 — 12 января 1935) — российский государственный деятель, юрист. Тайный советник (1907), статс-секретарь его императорского величества (1916). Автор и разработчик ряда важнейших государственных актов, в том числе избирательных законов 1905 и 1907 гг. Государственный секретарь в 1911—1917 гг. Редактор «Русской летописи».

26 Библиотека Воздухоплавания. 1909. № 1. С. 61.