Использование опыта военспецов в организации обороны Севастополя 1941—1942 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается вклад офицеров царской армии и флота в становление советских Вооружённых сил накануне Великой Отечественной войны.

Summary. The article highlights the contribution of the Tsarist Army and Navy’s officers into formation of the Soviet Armed Forces on the eve of the Great Patriotic War.

Островская Инна Валериевна — заведующая отделом истории Севастополя ФГУ «Музей героической обороны и освобождения Севастополя»

(г. Севастополь. E-mail: ostrov-33@mail.ru).

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОПЫТА ВОЕНСПЕЦОВ В ОРГАНИЗАЦИИ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ 1941—1942 гг.

 

Долгое время деятельность советской власти по привлечению и использованию военных специалистов царской армии и флота на службе в советских Вооружённых силах была недостаточно изучена. Первым документальным исследованием в этой области является работа А.Г. Кавтарадзе «Военные специалисты на службе Республики Советов 1917—1920 гг.» (1988 г.), где период исследуемой проблематики ограничился событиями Гражданской войны. Между тем многие офицеры царской армии продолжили свою службу в рядах Красной армии, включая годы Великой Отечественной войны. Кадровые офицеры, так называемые военспецы, которых не затронули репрессии и кто не был уволен из армии по возрасту и состоянию здоровья, принимали активное участие в строительстве Красной армии, а затем и в Великой Отечественной войне на строевых и штабных должностях. Речь идёт и о кадровых офицерах старой армии, и об офицерах военного времени.

Многие из них с честью и достоинством и далее служили Родине. Среди них начальники Генерального штаба маршал Б.М. Шапошников (полковник) и А.М. Василевский (штабс-капитан), командующий 3-м Украинским фронтом Ф.И. Толбухин (штабс-капитан), генерал-лейтенант инженерных войск Д.М. Карбышев (полковник) и другие. То есть под термином «военный специалист» понимаются как кадровые офицеры старой армии, так и офицеры по призыву военного времени1.

Офицеры военного времени по своему общеобразовательному цензу, военному образованию, опыту службы и боевому опыту не могли быть приравнены к кадровым офицерам. Но, получив боевой опыт на фронтах Первой мировой войны к октябрю 1917 года, они успешно командовали ротами и батальонами, поэтому в современной историографии понятие «военспец» имеет расширенное значение. Заметим, что в советской исторической литературе данный термин имел выраженное классовое содержание и был применим к представителям старой армии, которые в период Гражданской войны служили на командных должностях в Красной армии.

Так, например, использование опыта военных специалистов царской армии прослеживается в военно-морских силах Черноморского флота на разных этапах его восстановления, и особенно в первые годы послевоенного строительства, поскольку к 1921 году Черноморский флот практически перестал существовать2. Руководством ремонтно-восстановительными и строительными работами, проектированием в основном занимались военспецы. Но в 1924 году в ходе реформы РККА командный состав Севастопольской крепости пополнился краскомами. Необходимость использования бывших офицеров царской армии стала терять свою остроту.

Оборона города началась 30 сентября 1941 года. Выход немецко-фашистских войск к передовому оборонительному рубежу Севастополя послужил причиной к переводу основного ядра эскадры Черноморского флота в базы Кавказского побережья. Такая передислокация по-прежнему позволяла ЧФ оборонять свои базы и побережье, действовать на коммуникациях противника, наносить авиаудары по береговым объектам. Однако оборону ослабляло отсутствие сухопутных оборонительных рубежей, о необходимости которых говорили ещё в начале 1930-х годов. Исходя из конкретной обстановки, учитывая ограниченность во времени, силах, средствах, а также огромную площадь обороняемого плацдарма, командование Севастопольского оборонительного района поставило задачу создать устойчивую, развитую в глубину систему оборонительных рубежей.

К выполнению данной задачи приступило проектное бюро инженерного отдела (ИО) ЧФ. Военные инженеры сосредоточились на разработке сухопутных рубежей обороны, обеспечении проектно-технической документацией всего строительства на флоте, составлении чертежей системы дотов, дзотов, командных пунктов, причалов, аэродромов и т.п. В штате проектного бюро помимо молодых специалистов советской школы были и те, кто имел солидный опыт укрепления морских крепостей, приобретённый ещё в Русско-японской и Первой мировой войнах.

В числе ответственных специалистов проектного бюро ИО ЧФ был полковник Борис Корнильевич Соколов. Потомственный дворянин, выпускник Константиновского артиллерийского училища 1896 года, Николаевской инженерной академии 1905 года, после окончания которой за отличные успехи в науках был произведён в капитаны с переводом в военные инженеры. В Русско-японскую воевал в должности помощника корпусного инженера 49-го артиллерийского корпуса 3-й Маньчжурской армии. В 1906—1911 гг. работал прорабом по созданию и усовершенствованию крепости Кронштадт. Во время Первой мировой войны принимал активное участие в создании оборонительных позиций на Северо-Западном и Западном фронтах. Его заслуги перед Отечеством отмечались орденом Св. Станислава 3-й степени за участие в войне с Японией (март 1907 г.); орденом Св. Анны 3-й степени за деятельность военного инженера в период 1907—1910 гг. (декабрь 1910 г.); орденом Св. Станислава 2-й степени за активное участие в войне с Германией (декабрь 1914 г.). В Красной армии с марта 1918 года3.

21 марта 1943 года инженер-полковник Борис Корнильевич Соколов «за преданную самоотверженную работу по укреплению оборонительными сооружениями военно-морской базы ЧФ» был награждён орденом Трудового Красного Знамени, а впоследствии и медалью «За оборону Севастополя»4. В своих воспоминаниях начальник управления берегового строительства И.М. Цалькович замечал: «Соколов над каждым чертежом работал кропотливо, долго, тщательно, порой его медлительность раздражала, но сроки готовности технической документации выполнял всегда, а то и перевыполнял»5.

Медали «За оборону Севастополя», ордена Красной Звезды был удостоен коллега и давний товарищ Соколова по службе в инженерном управлении ЧФ инженер-полковник Глеб Борисович Аммосов, начальник цикла Военно-морского училища береговой обороны ВМС РККА имени ЛКСМУ6. Выпускник Николаевской инженерной академии, в годы Первой мировой войны — командир сапёрного батальона Севастопольской крепости, за отличия в исполнении воинского долга в 1915 году удостоен ордена Св. Георгия с вручением именного Георгиевского оружия. В Красной армии с апреля 1918 года, участник Гражданской войны на Южном, Юго-Западном фронтах. Отлично разбирался в боевой подготовке крепостных сапёрных рот, береговых минных боносетевых партиях, в инженерной подготовке частей береговой обороны Чёрного моря. Военную карьеру закончил в начале 1930-х годов в статусе помощника начальника инженеров Крымского района МСЧМ. Интеллигентный, образованный офицер, он имел особую тягу к научной деятельности, поэтому после создания в Севастополе в апреле 1931 года Военно-морского училища береговой обороны перешёл туда на преподавательскую работу. Знания и опыт, переданные им курсантам, были не раз востребованы в сложных условиях обороны, при строительстве городских бомбоубежищ, спасших жизни сотен людей, и, конечно, во время возведения оборонительных сооружений как вокруг города, так и в самом Севастополе.

В ходе поисковой работы с целью выяснения участия офицеров царской армии и военспецов, в частности, в обеспечении обороноспособности страны, были обнаружены сведения на ещё одного участника обороны Севастополя — Григория Александровича Бутакова, в прошлом — офицера военного времени, представителя известной морской династии российских адмиралов, учёных и путешественников, шесть поколений которой служили в Российском флоте.

После окончания Морского корпуса в Петрограде Бутаков в 1917—1918 гг. служил на эсминцах Балтфлота «Мощный», «Десна». В Красной армии с февраля 1918 года, участник Гражданской войны, дважды был ранен, контужен. В конце 1922 года переведён в состав Черноморской флотилии, где активно участвовал в восстановлении ЧФ. В 1923 году награждён орденом Красного Знамени. Однако в мае 1926 года был арестован по делу монархической группы «Боевое ядро», целью деятельности которой, по мнению следственных органов, было «монополизировать руководящие посты в Черноморском флоте». После окончания срока административной высылки на Урал возвратился в Севастополь. Опыт военно-морского офицера вновь стал востребован только перед войной, так как в документах ОГПУ СССР, касавшихся Бутакова, отмечалось: «Приём на морскую боевую службу нежелателен»7.

Во время Великой Отечественной войны военная смекалка и боевой опыт офицера нашли применение уже в начале обороны города — при создании плавучей зенитной артбатареи № 3 охраны водного района ГБ ЧФ, известной как «Не тронь меня». Она была переоборудована на Севастопольском морзаводе в конце июня 1941 года. Рабочие сборочного цеха изготовили эту установку за 15 дней. И Бутаков первым ввёл её в действие. Во время обороны Севастополя 1941—1942 гг. её личный состав (130 человек) вёл активные боевые действия, защищая от воздушных налётов подступы к Севастополю. 314 суток продержалась плавбатарея «Не тронь меня» в районе Казачьей бухты, прикрывая зенитным огнём Херсонесский аэродром. Но 450-й воздушный бой 27 июня 1942 года стал для плавбатареи последним.

Руководство страны, командование ВМФ по достоинству оценили заслуги опытного моряка. За образцовое выполнение боевых заданий, проявленные при этом доблесть и мужество капитан 1 ранга Григорий Александрович Бутаков был награждён орденом Красного Знамени (1944), а также медалями «За оборону Севастополя» и «За оборону Ленинграда» (1943)8. Интересен тот факт, что формально по так называемому делу «Боевого ядра» Г.А. Бутаков был реабилитирован 13 июля 1989 года военной прокуратурой ЧФ в соответствии с запросом его сына Александра Григорьевича.

Значительный вклад в организацию обороны города, боеспособность Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны внесли и военные специалисты гидрографической службы ЧФ.

Гидрографическое и гидрометеорологическое обеспечение боевой подготовки флота и его действий в ходе войны на Чёрном море были важным условием успешных боевых действий. В связи с этим все задачи гидрографии ЧФ наряду с другими подразделениями принимал на себя отряд судов гидрографической службы ЧФ. Командиром одного из них, гидросудна «Грунт», был подполковник Алексей Иванович Покровский. Он окончил штурманское отделение Херсонского мореходного училища дальнего плавания имени Императора Александра II и проходил службу в военном флоте с 1914 по 1918 год.

С октября 1926 года на службе в гидрографии ЧФ. В период обороны Севастополя 1941—1942 гг. — командир гидросудна «Грунт». Этот буксир водоизмещением 104 т обеспечивал надёжность плавания судов на фарватере, совершал систематические рейсы на Кавказ, перевозя специальные грузы гидрографии ЧФ в условиях активной деятельности подводных лодок противника. Используя тридцатилетний стаж пребывания на флоте, из которых 20 лет — командование кораблями в системе гидрографии, Алексей Иванович оперативно принимал важные решения в сложной боевой обстановке, совершая переходы без охранения, умело маневрируя среди минных полей. За умелое и самоотверженное выполнение боевых заданий по обеспечению боеготовности флота 22 июня 1944 года А.И. Покровский был награждён орденом Отечественной войны II степени, чуть позже — орденом Красной Звезды. В наградном листе, подписанном командиром отряда гидросудов ЧФ от 22 июня 1944 года, значится: «Исполнительный офицер, практик, имеет большой опыт по кораблевождению и в гидрографических работах. Среди подчинённых пользуется авторитетом»9.

С начала Великой Отечественной войны и до сентября 1941 года инженер-полковник Ахрамович работал военпредом КПА на заводе № 198 в г. Николаеве, а с 25 сентября 1941 года начальником части приборов штурманского вооружения штурманского отдела ГО ЧФ. Несмотря на частые налёты вражеской авиации, обеспечивал установку электронавигационных приборов на строившихся кораблях и подводных лодках. Установив в кратчайшие сроки штурманское оборудование на эскадренном миноносце «Свободный», способствовал скорейшему переходу его из Николаева в Севастополь, устраняя на ходу выявленные дефекты в работе электронавигационных приборов. Обеспечивал скорейший ремонт штурманских приборов на лидере «Ташкент», установку электронавигационных приборов на санитарных транспортах, подлодках типов «М», «Щ». В ряде случаев установка электронавигационных приборов производилась без проектов конструкторских бюро по указанию и под ответственность непосредственно Ахрамовича. Заслуги инженера-гидрографа в период обороны Севастополя были отмечены орденами Красной Звезды (1944), Отечественной войны 2-й степени (1944)10.

Военные специалисты внесли значительный вклад в строительство Красной армии, в победу советского народа в Великой Отечественной войне. В период обороны Севастополя их боевой и профессиональный опыт способствовал повышению боеготовности войск, успешной организации обороны и противодействию силам противника. Взгляд на историю обороны Севастополя в 1941—1942 гг. в данном аспекте обогащает наши знания о Великой Победе и заслуживает отдельного внимания исследователей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки

http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республике Советов. М.: Наука, 1988. С. 21.

2 Островская И.В. Царские военспецы в РККФ. На примере береговых служб Черноморского флота // Воен.-истор. журнал. 2015. № 8. С. 46—50.

3 Соколов Борис Корнильевич. См. интернет-ресурс: сайт рода Белоликовых.

4 Наградной лист Соколова Бориса Корнильевича. См.: Центральный военно-морской архив (ЦВМА). Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 602.

5 Цалькович И.М. Воспоминания. См.: Фонды Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя.

6 Наградной лист Аммосова Глеба Борисовича. См.: ЦВМА. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 816.

7 Козлова Н. Сын и внук российских адмиралов // Крымская правда. 2012. 17 мая.

8 Наградной лист Бутакова Григория Александровича. См.: ЦВМА. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 842.

9 Наградной лист Покровского Алексея Ивановича. См.: Там же. Ф. 920. Оп. 2. Ед. хр. 259.

10 Наградной лист Ахрамовича Даниила Емельяновича. См.: Там же.  Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 662.