Служебная карьера офицеров почётного конвоя Александра II

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется военная и гражданская карьера офицеров Гвардейского отряда почётного конвоя Александра II; описывается отношение императора к своим бывшим телохранителям.

Summary. This article examines military and civilian careers of officers of the Guards Detachment of Aleksandr II’s Honourable Escort, as well as describes the Emperor’s attitude to his former bodyguards.

ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

 

КОПЫТОВ Сергей Юрьевич — управляющий директор по связям с общественностью АФК «Система»

(Москва. E-mail: kop20@mail.ru).

 

ТЕЛОХРАНИТЕЛИ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА

Служебная карьера офицеров почётного конвоя Александра II

 

Летопись Гвардейского отряда почётного конвоя весьма скудно представлена как в дореволюционной, так и в современной историографии. Пожалуй, единственным полным исследованием на эту тему был труд Николая Мацкевича (одного из офицеров отряда), изданный в Варшаве в 1880 году, меньше чем через два года после расформирования подразделения. Между тем дальнейшая судьба многих императорских телохранителей, занимавших впоследствии самые видные посты в военной и гражданской иерархии государства, заслуживает пристального внимания.

Гвардейский отряд почётного конвоя Его Величества был сформирован по приказу Александра II 2 мая 1877 года, чтобы дать возможность хотя бы некоторым гвардейцам принять участие в Русско-турецкой войне (на её начальном этапе гвардию не задействовали). Наравне с казачьим Собственным Его Величества конвоем отряд выполнял также функции личной охраны государя.

Отряд состоял из роты пехоты, полуэскадрона кавалерии, полуроты гвардейских сапёров и пеших артиллеристов. В роту вошли нижние чины всех пехотных полков и батальонов гвардии, а также трёх армейских полков, над которыми лично шефствовал император. По такому же принципу были сформированы полуэскадрон и сапёрная полурота. Общая численность этого формирования составляла около 500 наиболее подготовленных и дисциплинированных военнослужащих.

Историк лейб-гвардии 2-го стрелкового батальона писал: «Нравственная ответственность конвоя была громадная — каждый из его членов в своих предстоящих действиях должен был дать ответ своей части. Поэтому в состав были выбраны лучшие люди»1. После первого смотра отряда 11 мая 1877 года Александр II направил великому князю Николаю Николаевичу Старшему телеграмму: «Сейчас смотрел я мой конвой из всех частей гвардии и моих армейских полков: состав чудный»2.

Командующим отрядом, который отправился на войну 15 мая 1877 года, был назначен флигель-адъютант полковник лейб-гвардии Преображенского полка Пётр Озеров. Уже в Румынии Александр II сообщил офицерам, что он желает дать им возможность участвовать в боевых действиях. Пехотная рота по жребию была разделена на две «очереди». 15 июня «первая очередь» приняла участие в увенчавшейся успехом переправе через Дунай, а 22 августа «вторая очередь» — в сражении под Ловчей. Полуэскадрон и сапёры также участвовали в боестолкновениях.

Безвозвратные потери среди офицеров отряда были достаточно высокие: подпоручик лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Александр Тюрберт погиб во время переправы через Дунай; командующий отрядом полковник Озеров умер от раны, полученной в том же сражении, а штабс-капитан гвардейской конно-артиллерийской бригады Пётр Саввин — после ранения в деле под Ловчей; сменивший Озерова полковник Константин Рунов затем вернулся в свой лейб-гвардии Павловский полк и вскоре также погиб. Всего за время Русско-турецкой войны через Гвардейский отряд почётного конвоя прошли 24 офицера (считая тех, кто прибывал на места убитых, раненых или заболевших). В судьбе каждого из них император принял личное участие, не скупясь ни на награды, ни на знаки внимания.

Большинство офицеров получили по несколько российских и иностранных орденов (от союзников России), а почти 100 рядовых и унтер-офицеров были удостоены знака отличия военного ордена. Награды получали даже не принимавшие участия в сражениях. Артиллерист Константин Прежбяно иронизировал по этому поводу в отношении своего сослуживца Александра Вороновича: «Государь послал Вороновича в отряд Гурко… Он прискакал как раз, когда был взят Телиш и летел обратно с этой радостной вестью что конь околел, но донесение привёз Государю ранее телеграммы, за что и удостоился получить поцелуй Государя и “станислашку” на грудь; затем, будучи послан Царём сообщить это известие румынскому Карлу, получил и от него крестишку»3.

Помимо орденов и медалей каждый из офицеров получил от императора по именной сабле. Это был ответный подарок царя: дело в том, что 29 ноября 1877 года, на следующий день после взятия Плевны Александр II в честь победы надел на свою обычную саблю георгиевский темляк (отличительный знак наградного золотого оружия, которое вручалось за проявленную личную храбрость и самоотверженность). Как раз в этот момент полковнику Петру фон Эндену, который командовал отрядом после Рунова, прислали выписанную из Петербурга золотую саблю с надписью «За храбрость» (награда полковнику за участие в сражении под Ловчей). 1 декабря на общем собрании офицеров отряда было принято решение поднести это оружие царю, что и было исполнено на следующий день (царь очень ценил этот подарок, сабля была при нём во время последнего покушения 1 марта 1881 г.).

3 декабря, отбывая в Россию и прощаясь с почётным конвоем, император сказал: «Господ офицеров ещё раз благодарю за саблю и всем вышлю от себя по сабле». Государь исполнил своё обещание, в апреле 1878 года он лично вручил офицерам отряда именные сабли с памятными надписями, а затем — серебряные значки, учреждённые «в память пребывания при Его Величестве, во время Турецкой войны». Значок состоял из вензеля «Александр II», окружённого венком из лавровых и дубовых листьев, с императорской короной сверху4.

Однако главным итогом службы в отряде и близкого общения с царём (офицеры неоднократно питались за одним столом с императором и удостаивались бесед с ним) стало дальнейшее продвижение по служебной лестнице. Уже в июне и августе 1877 года офицеры армейских полков (они попали в отряд в связи с тем, что шефом их частей был сам император) Дмитрий Ильин и Николай Волков были переведены «тем же чином» в лейб-гвардии Измайловский полк5.

Большинство офицеров отряда были причислены к Свите Его Императорского Величества. В период его существования (со 2 мая 1877 г. по 29 ноября 1878 г.) флигель-адъютантами царя были назначены 45 офицеров гвардии, армии и флота, из них 8 (т.е. шестая часть) служили в почётном конвое. Ещё двое конвойцев получили это звание в течение 9 месяцев после расформирования охранного подразделения6.

В основном царь приурочивал назначения к каким-то памятным датам. Первым из вновь испечённых флигель-адъютантов был капитан гвардейского Измайловского полка Николай Косач. Это звание он получил 15 мая 1877 года, в день отъезда эшелона отряда на войну, который совпал с полковым праздником измайловцев7. Гвардейский гусар Лев Норд был осчастливлен лично государем уже в Болгарии во время обеда 29 августа8. Семёновец Андрей Чекмарёв стал флигель-адъютантом 22 сентября 1877 года при посещении императором Семёновского полка, который прибыл под Плевну из Петербурга9.

После возвращения в Россию 21 июня 1878 года, во время парада царь (опять же лично) назначил флигель-адъютантом Илью Живковича. Произошло это в день полкового праздника лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка (в котором числился поручик)10. В день родного Санкт-Петербургского гренадерского полка (6 августа) чести удостоился и Николай Мацкевич11. Назначение Константина Прежбяно было приурочено к годовщине ловчинского дела — 22 августа 1878 года (Прежбяно принимал участие в этом сражении и командовал памятным парадом в Крыму)12.

25 августа император осматривал в Севастополе вернувшиеся в Россию гвардейские Преображенский и Семёновский полки. Как сообщает официальная история преображенцев, «…вызвав полкового адъютанта барона Рокасовского и напомнив ему, что ровно год тому назад он, состоя в почётном конвое Его Величества, прибыл в Императорскую главную квартиру с реляцией о действиях полуроты конвоя в сражении под Ловчею, поздравил его своим флигель-адъютантом»13.

Николай Прескотт был назначен флигель-адъютантом 23 ноября 1878 года, когда его гвардейский Сапёрный батальон в Петербурге принял участие в параде гвардии. По его итогам Александр II благодарил офицеров части и, как сообщает история батальона, обратился к Прескотту со словами: «А тебя я беру к себе адъютантом. Ты состоишь давно при мне»14. Александр Поливанов стал флигель-адъютантом в день лейб-гвардии Гренадерского полка (13 апреля 1879 г.). Без привязки к какому-либо юбилею произошло назначение гродненского гусара Владимира Суровцева (21 августа 1879 г.).

Всего в 1877—1879 гг. к свите были причислены 79 человек. За этот период только один полк и одна артиллерийская бригада делегировали в свиту по 5 офицеров, Гвардейский отряд — сразу 10 (в два раз больше, чем любая другая воинская часть). Отметим, что ранее флигель-адъютантами уже стали 4 офицера, служившие в отряде: Озеров — 6 августа 1868 года на праздник Преображенского полка; князь Сергей Васильчиков — 25 марта 1873 года, в день лейб-гвардии Конного полка; Рунов и Пётр фон Энден — 19 декабря 1875 года, в день 50-летия назначения Александра II шефом лейб-гвардии Павловского полка. Таким образом, 14 из 24 офицеров, прошедших через это формирование, стали свитскими15.

Сам по себе факт назначения офицера флигель-адъютантом был хорошим подспорьем в дальнейшей военной карьере. По свидетельству историка, «по самому своему существу Свита исторически составляет институт ближайших слуг Государевых, которые, как таковые, не могут быть далеки от своего Верховного вождя»16.

Даже после смерти Александра II офицеры конвоя не были обделены монаршим вниманием: 13 из 17, не ушедших из жизни слишком рано, достигли генеральских чинов. При этом только один офицер получил высшее военное образование — Владимир Суровцев окончил Академию Генерального штаба. Для сравнения можно сказать, что на 1 декабря 1902 года на действительной службе состояли 1386 генералов, из них 684 (т.е. 49,35 проц.) с высшим военным образованием17. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лейб-гвардии 2-ой стрелковый батальон в Турецкую кампанию 1877—1878 гг. СПб., 1880. С. 2.

2 Сборник материалов по Русско-Турецкой войне 1877—78 гг. на Балканском полуострове. Вып. 15. Телеграфная переписка Главнокомандующего с Государем Императором. СПб., 1899. С. 17.

3 Император Александр II в Турецкую войну 1877 г. (из писем кап. К.П. Прежбяно) // Военно-исторический вестник. 1954. № 4. С. 44, 45.

4 Копытов С.Две сабли // Старый Цейхгауз. 2013. № 5(55). С. 90, 91.

5 Гвардейский отряд почётного конвоя Его Величества в турецкую войну 1877—1878 г. / Сост. Н. Мацкевич. Приложения. Варшава, 1880. С. 4, 5.

6 Столетие военного министерства. 1802—1902. Императорская главная квартира. История государевой свиты. Царствование Императора Александра II. Приложения. СПб., 1914. С. 253—274.

7 Гвардейский отряд почётного конвоя Его Величества в турецкую войну 1877—1878 г. С. 13.

8 Там же. С. 159.

9 Там же. С. 176.

10 Там же. С. 267.

11 Там же. С. 270.

12 Там же. С. 274.

13 История лейб-гвардии Преображенского полка 1683—1883. Т. III. Ч. 1. СПб., 1888. С. 654.

14 История лейб-гвардии Сапёрного батальона 1812—1876. Краткий обзор участия лейб-гвардии Сапёрного батальона в Русско-турецкой войне 1877—1878. СПб., 1879. С.151.

15 Столетие военного министерства… С. 253—274.

16 Там же. Кн. 2. СПб., 1914. С. 777, 778.

17 Режепо П. Статистика генералов. СПб., 1903. С. 5, 12.