Розыск военных преступников, изменников Родины и пособников оккупантов на освобождённой территории СССР в 1941—1943 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлены результаты анализа деятельности органов советской контрразведки по розыску военных преступников, изменников Родины и пособников оккупантов на освобождённой территории СССР в 1941—1943 гг.

Summary. The article presents the analytical results of the Soviet counterintelligence’s activities to search war criminals, traitors and accomplices of the invaders in the liberated territories of the USSR in 19411943.

НЕИЗВЕСТНОЕ ИЗ ЖИЗНИ СПЕЦСЛУЖБ

 

МАКАРОВ Владимир Геннадьевич — историк отечественных спецслужб, кандидат философских наук, доцент

(Москва. E-mail: mil_hist_magazin@mail.ru).

 

РОЗЫСК ВОЕННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ, ИЗМЕННИКОВ РОДИНЫ И ПОСОБНИКОВ ОККУПАНТОВ НА ОСВОБОЖДЁННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР В 1941—1943 гг.

 

В годы Великой Отечественной войны розыск военных преступников, изменников Родины, пособников оккупантов и агентуры иностранных спецслужб вели контрразведывательные аппараты органов НКВД — НКГБ, Красной армии и Военно-морского флота.

Основная нагрузка по розыску легла на плечи сотрудников   2-го (контрразведывательного) управления НКВД — НКГБ (УНКВД — УНКГБ) СССР, 2-х отделов (отделений) НКВД — НКГБ республик и УНКВД — УНКГБ краёв и областей. В этой работе участвовали аппараты 3-го (секретно-политического), Транспортного и Экономического управлений НКВД — НКГБ СССР и другие, а также в рамках их компетенции — самостоятельные спецотделы НКВД: 1-й (оперативные учёты и систематизация статистических данных), 2-й (военная цензура почтовых отправлений, оперативная техника, радиоконтрразведка); 3-й (обыски, аресты, наружное наблюдение); 4-й (особое техническое бюро, ВЧ-связь) и 5-й (шифры, шифрованная переписка).

Важная роль отводилась Управлению особых отделов (УОО) НКВД СССР. Органы военной контрразведки прежде всего направляли свои усилия на защиту армейских и флотских структур от проникновения германской агентуры в войска, вели поиск шпионов в прифронтовой полосе и тыловых районах страны1.

Для решения этих задач особые отделы (ОО) НКВД, впоследствии — органы контрразведки «Смерш» НКО использовали различные формы деятельности. Среди них важнейшее место занимал розыск агентуры противника, предателей, карателей, пособников оккупантов. Советские контрразведчики по крупицам накапливали опыт борьбы с ними. В поле зрения советских спецслужб находились и все лица, так или иначе сотрудничавшие с оккупантами.

В оперативных документах и правовых актах военного времени разделить понятия «изменник», «предатель», «пособник оккупантов» было невозможно, они использовались как синонимы.

Со временем органы военной контрразведки выработали систему мер, которая позволяла своевременно обнаруживать вражеских агентов. Она включала вербовку и расстановку агентуры органов военной контрразведки на путях возможного проникновения агентов германских спецслужб в части и соединения Красной армии; розыск агентуры противника по розыскным ориентировкам; затруднение проникновения агентуры противника в части и соединения с использованием возможностей органов военного управления; организацию заградительной службы на линии фронта и в прифронтовой полосе; помощь местного населения и военнослужащих Красной армии в розыске и выявлении вражеских агентов; розыск агентуры противника с помощью технических средств, находившихся в распоряжении органов безопасности (пеленгаторы и т.п.); использование маршрутной агентуры и агентов-опознавателей в составе оперативно-розыскных и оперативно-поисковых групп2.

Эта система объединяла не только чисто розыскные мероприятия, но и действия по выявлению агентов противника. Все они входили в понятие «розыск»3.

В архивных документах периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет отражена напряжённая работа советских спецслужб по розыску агентуры противника, изменников Родины, предателей, которые вместе с оккупантами совершили преступления против мирных граждан и военнопленных. За каждой строкой этих документов — кропотливый и опасный труд советских контрразведчиков, не щадивших своих жизней в борьбе с врагами.

С начала августа 1941 года НКВД СССР регулярно направлял сводки о положении на территории, занятой противником, руководству страны, в Государственный комитет обороны (ГКО). В них наряду с информацией о создании оккупантами «местного самоуправления», коллаборационистских формирований скрупулёзно фиксировались факты зверств оккупантов и их пособников в отношении мирного населения и пленных бойцов и командиров Красной армии.

Несмотря на тяжёлую обстановку, органы безопасности старались неформально подходить к военнослужащим Красной армии, выходившим из окружения или бежавшим из вражеского плена. 12 сентября 1941 года первый заместитель начальника УОО НКВД СССР комиссар госбезопасности (ГБ) 3 ранга С.Р. Мильштейн направил начальникам ОО НКВД фронтов и армий указание о том, что «не подлежат привлечению к ответственности военнослужащие, вышедшие из окружения, даже в том случае, если они пришли в гражданской одежде и без оружия, на которых в Особом отделе нет компр[ометирующих] материалов и расследованием ничего подозрительного не выявлено»4.

В первые месяцы войны в особые отделы НКВД фронтов и армий стали поступать сведения о том, что германская военная разведка перебрасывала на нашу сторону для разведывательно-диверсионной работы 11—16-летних подростков. В этой связи 27 сентября 1941 года начальник УОО НКВД СССР, заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар ГБ 3 ранга В.С. Абакумов направил циркуляр начальникам ОО фронтов и армий, в котором наряду с мерами по розыску этой агентуры противника предлагалось: «Учитывая, что многие подростки, советские патриоты, оказывают большую помощь Красной армии в её борьбе с противником, к задержанию подростков надо подходить осторожно, предупреждая и пресекая возможные перегибы. О результатах проделанной работы сообщить»5.

В конце 1941 года, когда в контрнаступлении под Москвой Красная армия освободила от немецко-фашистских захватчиков оккупированные ими районы, советская контрразведка столкнулась с новой задачей — розыском в освобождённых районах агентуры противника, предателей и пособников оккупантов.

Первым документом, регламентировавшим организацию этой работы, стал приказ НКВД СССР № 001683 от 12 декабря 1941 года об оперативно-чекистском обслуживании этих районов. Он определил основные направления и формы деятельности органов безопасности в освобождавшихся от противника местностях6.

В развитие приказа наркома внутренних дел СССР была издана директива НКВД УССР № 33881/СВ от 16 декабря 1941 года о формировании и работе органов НКВД на освобождённой от противника территории, которая уточнила и конкретизировала некоторые аспекты деятельности органов безопасности применительно к местным условиям7.

Другим важным документом стала директива НКВД СССР № 64 от 18 февраля 1942 года. Она нацелила органы госбезопасности на проведение активных контрразведывательных мероприятий в освобождённых районах, а также определила последовательность работы органов госбезопасности8.

20 февраля 1942 года вышла директива НКВД СССР № 66, которая акцентировала внимание советских контрразведчиков на формах и методах работы германской разведки, забрасывавшей в советский тыл агентов с заданиями разведывательно-диверсионного характера, основных пунктах дислокации разведцентров противника при штабах групп армий на советско-германском фронте и их руководителях9.

25 февраля 1942 года нарком внутренних дел СССР генеральный комиссар госбезопасности Л.П. Берия подписал приказ о направлении материалов о зверствах немецко-фашистских захватчиков в Управление государственных архивов НКВД СССР и его местные органы. В развитие приказа была разработана специальная инструкция «О порядке собирания, учёта и хранения документальных материалов о зверствах, разрушениях, грабежах и насилиях германских властей в оккупированных ими советских районах».

1 марта 1942 года НКВД СССР за № 280/Б направил в ГКО докладную записку о фильтрации военнослужащих Красной армии, находившихся в плену и в окружении противника10.

18 марта 1942 года была издана директива НКВД СССР, которая ввела «Инструкцию по фильтрации задержанных войсками НКВД по охране тыла действующей армии»11.

Таким образом, к лету 1942 года сложилась эффективная система мер по розыску агентов германской разведки, пособников оккупантов, предателей и изменников Родины.

2 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Органы безопасности регулярно представляли в ЧГК сведения о массовых зверствах оккупантов, грабежах, насилиях над мирными жителями и военнопленными. Данные о политике оккупантов и фактах репрессий в отношении мирного населения одновременно передавалась начальнику Совинформбюро А.С. Щербакову и председателю ЧГК Н.М. Швернику.

По мере отступления противника прифронтовые УНКВД комплектовали соответствующие районные отделы (отделения) НКВД, которые вначале действовали на освобождённой территории как оперативные группы. Их деятельностью руководило 2-е (контрразведывательное) управление НКВД СССР.

Особые отделы фронтов и армий также создавали оперативные группы, которые следовали с наступавшими частями Красной армии, вместе с ними входили в освобождённые от оккупантов города и населённые пункты. Эти опергруппы часто меняли дислокацию, направлялись в только что освобождённые населённые пункты. В отличие от них опергруппы территориальных органов безопасности постоянно вели работу в определённых районах.

Личный состав опергрупп УНКВД и особых отделов, направлявшийся в освобождённые районы, заранее собирал сведения о деятельности противника, используя зафронтовую агентуру, партизанские отряды, материалы следствия и другие источники, в том числе захваченные документы разведывательных и контрразведывательных органов врага, разведшкол, созданных германской военной разведкой, документацию лагерей военнопленных и административных учреждений. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробно о структуре органов госбезопасности и военной контрразведки в 1941—1945 гг. см.: Петров Н.В. Кто руководил органами госбезопасности, 1941—1954: Справочник. М., 2010. С. 25—132.

2 О системе специальных розыскных мероприятий органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны см.: Христофоров В.С. Органы госбезопасности СССР в 1941—1945 гг. М., 2011. С. 263, 264.

3 Великая Отечественная война 1941—1945 годов: В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М., 2013. С. 629.

4 Центральный архив Федеральной службы безопасности России (ЦА ФСБ России). Коллекция документов.

5 Там же.

6 Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. II. Кн. 2. М., 2000. С. 413, 414.

7 Там же. С. 429—431.

8 Подробнее см.: Органы государственной безопасности… Т. III. Кн. 1. М., 2003. С. 130—137.

9 Там же. С. 141—151.

10 Там же. С. 183, 184.

11 Подробнее см.: Стариков Н.Н. Войска НКВД в Сталинградской битве. М., 2013. С. 78—80.