Казань в годы Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о малоизвестной военно-промышленной деятельности крупнейшего поволжского города Казани в годы Великой Отечественной войны.

Summary. The article describes little-known military-industrial activities of the largest Volga city of Kazan in the years of the Great Patriotic War.

ГРУЗДЕВ Вячеслав Борисович — доцент Казанского государственного энергетического университета, кандидат технических наук

(г. Казань. E-mail: laktarius@yandex.ru).

 

КАЗАНЬ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

В начале июля 1941 года правительством страны было принято решение об эвакуации Президиума Академии наук СССР, 17 НИИ из Москвы и Ленинграда, а также Академии наук Белоруссии. Руководство эвакуацией было поручено вице-президенту АН СССР академику Шмидту Отту Юльевичу, известному полярнику, который уже 19 июля 1941 года прибыл в Казань, чтобы организовать приём переселенцев. 23 июля город встречал первый эшелон с людьми. Всего в Казань приехали более 5000 сотрудников Академии наук СССР с семьями, среди которых были 39 академиков и 44 члена-корреспондента1. В общей сложности в город были эвакуированы 33 научных учреждения, которые по мере прибытия развёртывали активную работу по военной тематике и фундаментальным научным исследованиям.

В январе 1942 года в Казань приехал И.В. Курчатов. Об условиях жизни он писал своим друзьям, что «…здесь, в Казани, с жильём неважно. Живём мы с женою в проходной комнате, но в хорошем доме, а брат мой Борис живёт в отдельной комнатке, но очень сырой, и учится на химическом факультете Казанского университета»2. В Казани Курчатов заболел сыпным тифом и воспалением лёгких, а по выздоровлении продолжил работу, прерванную болезнью. Игорь Васильевич со своей группой учёных выполнил работы по рациональному размещению топливных баков на самолётах Пе-2 и У-2, провёл исследования по созданию конструктивной брони. Курчатов решил изменить конструкцию броневой защиты, создав фигурную форму её поверхности и используя установку складных решёток-экранов на башне танка, а также приварку металлических стержней диаметром до 25 мм, которые не допускали бы кумулятивные снаряды германских пушек непосредственно к танковой броне и заставляли их взрываться на этих стержнях. Реальные испытания этой конструктивной брони проводились на полигоне под Казанью, где до войны была ферма № 2 Казанского сельскохозяйственного института. Сюда с 14 октября 1941года началась эвакуация 42 танков и броневиков музейного хранения, а также оборудования и 338 человек персонала Научно-испытательного бронетанкового полигона (НИБП), который находился в подмосковной Кубинке3.

21 октября 1942 года Курчатов был срочно вызван в Москву, где получил правительственное задание по созданию урановой бомбы. В Казань вернулся только 2 декабря, чтобы 9 января 1943 года окончательно перебраться в столицу для разработки программы «Уран». Но именно в Казани у него созрела ясная концепция создания уран-графитового реактора для наработки оружейного плутония. Именно в Казани он составил подробный план разработки метода диффузионного и электромагнитного разделения изотопов урана, который он успешно внедрил в своей новой лаборатории № 2, где уже в 1943 году были получены первые весомые граммы плутония. Вместе с учёными над созданием атомного оружия трудились инженеры и рабочие Казани. Уже в сентябре 1942 года на заводе металлоконструкций «Серп и молот» начали сборку высокоскоростных газовых центрифуг для разделения изотопов природного урана и обогащение его ураном 235.

Несколько слов об упомянутом полигоне НИБП, ремонтные базы которого находились не только в Казани, но и в посёлке Печищи, что на правом берегу Волги, напротив Казани. Персонал полигона довольно быстро сумел развернуть работу пяти основных лабораторий: двигателей, электротехнической, химической, испытаний материалов и фотолабораторию. Начали работу сборочный, механический и кузнечный цеха. Было создано четыре спецотдела — научно-испытательный, системных исследований брони и вооружений, ремонта танков и самоходных артиллерийских установок (САУ).

В течение 1942 и первой половины 1943 года были проведены контрольные и гарантийные испытания танков и САУ более 30 образцов, а в танк Т-34 были внесены более 200 изменений и дополнений, что позволило сделать его одним из лучших танков Второй мировой войны. Более 170 аэросаней, бронеавтомобилей, мотоциклов, снегоходов, транспортных автомобилей были испытаны в 1942 году4. На полигоне был испытан и внедрён новый образец танкового прицела производства Казанского оптико-механического завода № 237, что находился в Дербышках, со стабилизатором линии прицеливания для танка серии Т-34-76. За годы войны таких прицелов завод выпустил более 28 тыс. А в августе 1942 года на озере Кабан были проведены успешные испытания оборудования для танка Т-34ПХ (танк подводного хождения)5. На полигоне проводились ходовые и стендовые испытания бронетанковой техники, которая поступала в виде помощи по ленд-лизу: английских пехотных танков МК-III «Валентайн» и МК-II «Матильда», которых было получено 1300 единиц, американских МЗ «Грант» и М4АI «Шерман», бронетранспортёра М3АI. На полигоне были организованы краткосрочные курсы для инструкторов по импортной и трофейной бронетехнике, для всех иностранных машин были составлены описания и инструкции по эксплуатации на русском языке. В сентябре 1942 года прошли испытания брони немецких танков, что позволило выявить её конструктивные недостатки, определить наиболее уязвимые места и разработать эффективные способы борьбы с бронемашинами противника6.

В первые же дни войны из Киева в Казань была эвакуирована ремонтно-восстановительная база ремонтного завода № 8, которая разместилась там же, где и полигон. Предприятие занималось восстановлением трофейной бронетехники. Уже в 1943 году на танкоремонтном заводе были отремонтированы 356 трофейных бронемашин, среди которых 88 лёгких германских танков Pz-II; 97 средних танков Pz-III и 60 средних танков Pz-IV; 102 лёгких танка Pz-38t «Прага». За всё время войны завод № 8 отремонтировал более 600 трофейных танков, на которых после восстановления уже советские танкисты громили врага его же оружием. В память этого трудового подвига есть в городе Казани улица Танковая и Танковое кольцо, что на Оренбургском тракте.

Но город был не только полигоном и ремонтной базой бронетехники, Казань — авиационный город. В 1941—1945 гг. только на Казанском авиазаводе № 22 имени С.П. Горбунова были собраны 10 174 самолёта Пе-2 (93 проц. от общего выпуска), в среднем шесть машин ежесуточно. А всего этих бомбардировщиков Казанью было выпущено 11 427 единиц. «Пешка» стала одним из самых массовых боевых самолётов времён войны, после штурмовика Ил-2 (более 36 тыс. ед.) и истребителя Як-9 (около 17 тыс. ед.). Для отправки на фронт готовых Пе-2 на Казанском авиазаводе № 22 был расквартирован 221-й отдельный перегонный полк ВВС РККА7. Наладить выпуск столь необходимых фронту бомбардировщиков было весьма непростым делом. К общим трудностям прибавился конфликт главного конструктора Пе-2 В.М. Петлякова с мэтром советского тяжёлого самолётостроения А.Н. Туполевым.

Не сумев наладить серийный выпуск своего бомбардировщика Ту-2 на заводе в Омске, Туполев при поддержке наркома авиационной промышленности А.И. Шахурина сделал попытку использовать отлаженное производство Казанского авиазавода в ущерб выпуску петляковского детища. Конфликт привёл к трагической гибели 12 января 1942 года главного конструктора Пе-2 В.М. Петлякова. Выпуск «пешек» мог быть остановлен, и только жёсткое вмешательство высшего руководства страны в лице председателя ГКО И.В. Сталина всё оставило на своём месте8.

В Казани не только собирали самолёты, там были сосредоточены и предприятия по производству авиадвигателей. С 16 октября по 11 ноября 1941 года в город были эвакуированы сразу три моторных завода: Воронежский моторный завод № 16, Московский моторный завод № 82 и Московский агрегатно-моторный завод № 219. Объединение этих трёх заводов, получивших общее название «Моторостроительный авиазавод № 16», позволило сконцентрировать как производственную моторостроительную базу, так и научно-исследовательский сектор. Заводы в полном составе с персоналом, техникой и промышленным оборудованием прибыли в Казань, расположившись недалеко от 22-го авиазавода на уже освоенной в 1935—1939 гг. территории Казанского авиамоторного завода № 27, входившего в состав Самолётно-моторного комбината № 124/27.

До ноября 1942 года на Казанском заводе № 16 производили авиационные поршневые двигатели Климова М-105, а затем приступили к созданию нового форсированного мотора М-105ПФ (позже — ВК-105ПФ) мощностью до 1200 л.с., который успешно эксплуатировался на самолётах Пе-2, Як-1, ЛаГГ-3, Ар-2, Як-4.

На заводе № 16 трудились будущие создатели ракетно-космической техники Валентин Петрович Глушко и Сергей Павлович Королёв. В сентябре 1943 года здесь начались испытания реактивного ускорителя для Пе-2 — РУ-1 на твёрдом топливе. После нескольких сотен испытаний с участием С.П. Королёва и В.П. Глушко реактивный ускоритель, но на жидком топливе, был запущен в производство. Его установка на Пе-2 позволила увеличить стартовую скорость самолёта почти на 100 км/час и вдвое сократить дистанцию его разбега.

В Казани выпускались не только Пе-2 и тяжёлые четырёхмоторные бомбардировщики Пе-8, но и лёгкие бипланы У-2 (с 1944 г. По-2). История выпуска этих универсальных машин на берегах Волги непроста. Завод № 387 Наркомата авиапрома был организован ещё в конце III квартала 1940 года в Ленинграде, на базе двух заводов — имени Каракозова и Лентекстильмаш, которые не были приспособлены к самолётостроению9. В июле 1941 года завод № 387 был эвакуирован в Казань и размещён на территории бывшего завода № 169, который изготавливал детали к самолётам ЛАГГ-3 и И-15бис. Эвакуация началась 23 июля, первый эшелон вышел из Ленинграда 29 июля, последний, седьмой, прибыл в Казань 22 августа, а 31 августа завод уже начал выпуск самолётов У-2. В производстве были задействованы 1200 человек, из них почти 40 проц. женщины (на 1 января 1942 г.)10. Несмотря на трудности, завод ежегодно наращивал выпуск столь нужного фронту самолёта, который мог выполнять обязанности ночного бомбардировщика, санитарного, разведчика, связного, «школьной авиапарты» для обучения пилотов. В Казани за годы войны были произведены около 11 тыс. бипланов У-2 (По-2)11. А за всю историю существования этого самолёта (1928—1954 гг.) были выпущены в полёт 33 тыс. единиц У-2 (По-2). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 По материалам Музея Казанского государственного университета.

2 Асташенков П.Т. Курчатов. М.: Молодая гвардия, 1968. С. 123.

3 Республика Татарстан. 2013. № 25 (27442). 14 февраля.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Груздев В.Б. Прерванный полёт // Загадки истории. 2015. № 19. С. 18, 19.

8 Там же.

9 Национальный архив республики Татарстан. Ф. 7483. Оп. 1. Д. 82. Л. 23.

10 Там же. Л. 92.

11 Там же. Л. 37.