Авиация и зенитная артиллерия в ходе июньского наступления русской армии 1917 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о боевых действиях авиации и зенитной артиллерии в ходе июньского наступления русской армии 1917 года.

Summary. The article tells about combat actions of aviation and antiaircraft artillery in the course of the June offensive of Russian army in 1917.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

Лашков Алексей Юрьевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail: Lashkov3@yandex.ru).

 

АВИАЦИЯ И ЗЕНИТНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ В ХОДЕ ИЮНЬСКОГО НАСТУПЛЕНИЯ РУССКОЙ АРМИИ 1917 ГОДА

 

С целью удовлетворения требований стран Антанты об активизации военных действий против германских и австро-венгерских войск и компенсации неудачи союзников весной 1917 года в ходе проведения «Нивеля операции»1 Временное правительство2 приняло решение летом того же года провести стратегическую наступательную операцию на Восточноевропейском театре войны. Главное операционное направление было определено в полосе русского Юго-Западного фронта (ЮЗФ).

План июньского наступления, разработанный Ставкой Верховного главнокомандующего (СВГК), предусматривал нанесение основного удара силами 11-й и 7-й армий и вспомогательного удара — 8-й армии фронта в общем направлении на г. Львов (Восточная Галиция). Особая армия ЮЗФ должна была сковать противника, не допуская переброски его сил в район главного удара. Всего к июньскому наступлению привлекались около 60 пехотных и кавалерийских дивизий и 1114 орудий различного калибра3. Для организации воздушной поддержки проведения предстоявшей операции руководство Юго-Западного фронта задействовало 36 авиаотрядов (ао, 225 самолётов и 222 лётчика). В качестве стратегического резерва в распоряжении командования фронта имелись два боевых отряда (1-й и 3-й) эскадры воздушных кораблей (эвк) «Илья Муромец»4.

Планировались также вспомогательные удары на других фронтах действующей русской армии: 5-й армии Северного фронта и 10-й армии Западного фронта — в общем направлении на г. Вильна (Вильнюс); русских 4-й и 6-й, румынской 2-й армий Румынского фронта — на Фокшаны. Накануне наступления на Румынском фронте были сосредоточены 12 ао (86 самолётов и 73 лётчика). Их дополняли две франко-румынские эскадрильи (отряды), приданные русским 4-й и 6-й армиям.

Помимо воздушных сил в состав объединений, задействованных в наступлении, были включены дополнительные зенитные средства. Например, в состав ударных корпусов 10-й армии вошли вновь сформированные зенитные подразделения:  51, 52, 113-я штатные и две нештатные батареи (2-й Кавказский корпус); 115-я штатная и две нештатные батареи (1-й Сибирский корпус); 117, 118, 119-я и две нештатные батареи (38-й армейский корпус). При этом несколько зенитных батарей были выделены для охраны артиллерийских складов от воздушного нападения на станциях Пруды, Полочаны, железнодорожного разъезда на 646-й версте и блокпоста на 654-й версте железной дороги. Остальные 10 зенитных батарей (40 орудий) располагались на передовых позициях вышеназванных корпусов. Кроме того, перед началом операции прибыли ещё 98-я и 101-я штатные зенитные батареи (8 орудий), предназначенные для обороны от неприятельской авиации позиций артиллерии крупного калибра5.

Значительно были усилены зенитными средствами и войска Юго-Западного и Румынского фронтов. Этого требовала сложившаяся воздушная обстановка. Например, в полосе русского Юго-Западного фронта к 14(27) июня 1917 года противник располагал 2066 (по другим данным — 2267) боевыми самолётами, объединёнными в 37 авиаотрядов и рот.

Подавляющее большинство их было сосредоточено против русских 11-й, 7-й и частично Особой армий. В то же время на Карпатском участке 8-й армии действовали лишь 7 австро-германских авиационных рот. Таким образом, воздушные силы противоборствующих сторон в количественном соотношении были равноценны. Однако воздушный флот противника превосходил наш по качественным характеристикам своих боевых машин и по их вооружению.

Вблизи линии фронта были развёрнуты передовые авиационные базы, каждая германская и австрийская армия обслуживалась авиапарками (передовыми парковыми колоннами) для ремонта и быстрого ввода в строй повреждённых летательных аппаратов. В глубоком авиационном тылу у противника имелся резерв (14 авиаотрядов), который при необходимости в срочном порядке мог быть переброшен в зону боевых действий.

Общее состояние русской авиации оставляло желать лучшего. Многие авиаотряды не были доведены до штатной нормы (по военному времени), а некомплект самолётов только по Юго-Западному фронту составлял около 115 единиц.

Боевые машины были сильно изношенными и не соответствовали предъявлявшимся к ним требованиям. Отрицательно сказывалось и вооружение авиаотрядов разнотипной боевой техникой. От этой практики, например, немецкая авиация отказалась ещё в 1915 году, что значительно повысило её боеспособность.

Несмотря на существовавшие проблемы, к началу проведения наступательной операции авиация ЮЗФ была сконцентрирована в основных районах и структурно соответствовала решавшимся задачам. Так, в полосе 8-й армии имелись два истребительных авиаотряда (иао, один из которых был временно передан из состава 7-й армии). Истребительную авиацию (ИА) 11-й армии представляла 2-я боевая авиагруппа (баг, командир — капитан Е.Н. Крутень8), действовавшая в интересах штаба армии на направлении главного удара. Остальная часть полосы армии оставалась в ведении двух корпусных и одного авиаотряда истребителей.

Активный участок фронта 7-й армии обслуживала специальная авиагруппа с включением в её состав 8 иао.

Также в ведении генерал-квартирмейстера армии имелся французский артдивизион (артиллерийский и истребительный АО), 1 баг (командир — ротмистр А.А. Козаков9) и 7 иао эскадры воздушных кораблей10.

Для ведения стратегической разведки и разрушения пунктов (объектов) глубокого тыла противника в районе г. Бучача были задействованы 1-й и 3-й боевые отряды эвк «Илья Муромец». Таким образом, на двух наиболее важных участках 7-й армии (общей протяжённостью около 25—30 км) была сконцентрирована вся авиация армии, включая отряды эскадры воздушных кораблей. Наибольшая плотность воздушных сил противника отмечалась в тот период на ковельском и сакальском направлениях, а также в Южной Галиции между Бжежанами и Днестром (8 авиаотрядов и рот — 52 самолёта: 1 летательный аппарат на 1,4 км линии фронта)11, где австро-германское командование стремилось обеспечить господство своей авиации в воздухе.

В полосе 4-й армии Румынского фронта авиаотряды (27-й корпусной, 4-й артиллерийский и 4-й истребительный) были сведены в одну группу, усилены двумя самолётами управления 4-го авиадивизиона (ад) и приданы 8-му армейскому корпусу, которому предстояло наступать в полосе фронта. В состав корпуса также была включена франко-румынская эскадрилья, действовавшая обособленно от русского 4 ад.

На активном участке 6-й армии была создана временная ударная группа (вуг)12 (6-й и 36-й корпусной и 10-й истребительный ао: командир — штабс-капитан М.Л. Каплин13), усиленная самолётами из других авиационных отрядов и франко-румынской эскадрильи. Для повышения эффективности несколько машин оборудовались техническими новинками — радиостанциями. До начала наступления наших войск вуг провела тщательную воздушную разведку и аэрофотосьемку полосы прорыва, обнаружила ведение инженерных работ по укреплению позиций противника в направлениях Быстрицы и Кедзи-Варгель.

Командование авиагруппами обеих армий осуществлялось старшими командирами отрядов, а общее руководство находилось в руках командира 4 ад. При этом авиаотряды 9-й армии оставались при соответствующих корпусах.

После артиллерийской подготовки 18 июня (1 июля) 1917 года с рубежа восточнее Поморжаны, Бережаны русские 11-я и 7-я армии Юго-Западного фронта нанесли удар на львовском направлении. Истребительная авиация (две баг и пять иао) обеспечивала воздушную охрану линии фронта и перехват самолётов противника, выполняя одновременно задачи воздушной разведки, фотографирования неприятельских объектов, позиций и прикрытия бомбардировочной деятельности русской авиации. В момент начала наступления наших войск часть самолётов (в 7-й армии — 32-й корпусной, 9-й армейский и французский ао), находившихся на тот момент в воздухе, нанесла бомбоштурмовые удары по передовым вражеским позициям. Многие лётчики снижались до высоты 250—100 м и, «проносясь над окопами третьей линии, пытались вносить смятение в ряды отступающего противника»14.

Однако вследствие своей малочисленности русская авиация не смогла до конца решить поставленные перед ней задачи по дезорганизации ближнего тыла неприятельских войск. Тем не менее сам факт наличия своих самолётов над полем боя заметно воодушевил наступавшие русские части. Кроме того, командование корпусов и армий оперативно получало информацию о состоянии войск противника и наличии у него резервов на направлениях главного удара благодаря хорошо организованной воздушной разведке. Выявленные места крупных скоплений вражеских войск и узловые железнодорожные станции неоднократно подвергались воздушным бомбардировкам со стороны нашей авиации. В полосе наступления 7-й армии ЮЗФ были привлечены 1-й и 3-й боевые отряды эвк «Илья Муромец» в составе шести воздушных кораблей. В первый день операции от их налётов серьёзно пострадали тыловые армейские склады австро-венгерских войск, линия железной дороги между Рогатиным и Хуциско, а также узловая станция Хиновица. Групповым налётам русской авиации подверглись также тыловые объекты противника и в полосе наступления частей 11-й армии Юго-Западного фронта. Большую помощь воздушные корректировщики (артиллерийские ао) оказали командованию Северной группы артиллерии и Южной противобатарейной группы 7-й армии в своевременном выявлении вражеских огневых точек и корректировании стрельбы нашей артиллерии при их подавлении. В лучшую сторону была отмечена боевая работа лётчиков и наблюдателей 1, 2 и 4-го артиллерийских ао. Несмотря на заметные успехи в воздухе, русские войска вскоре столкнулись с серьёзным сопротивлением противника. Через два дня наступление 7-й и 11-й армий было приостановлено. Все последующие попытки возобновить активные действия не дали положительных результатов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 «Нивеля операция» — наступательная операция англо-французских войск во время Первой мировой войны (апрель—май 1917 г.) с целью добиться решающего перелома на Западноевропейском театре войны. Провал операции явился результатом неудачного выбора направления главного удара союзников, потери оперативной внезапности наступления, отсутствия взаимодействия между основными наступательными группировками и родами войск.

2 Временное правительство (2(15) марта — 26 октября (8 ноября) 1917 г.) — высший законодательный и исполнительный орган государственной власти в России в период между Февральской и Октябрьской революциями (1917 г.).

3 Военная энциклопедия. Т. 3. М.: Воениздат, 1995. С. 424, 425.

4 Шиуков А. Авиация Юго-Западного фронта в летней операции 1917 г. // Вестник воздушного флота. 1927. № 3. С. 1, 2.

5 Барсуков Е.З. Артиллерия русской армии (1900—1917 гг.). Ч. 3. М.: Воениздат, 1948. С. 357, 358.

6 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 30. Оп. 1. Д. 51. Л. 505.

7 Шиуков А. Указ. соч. С. 3.

8 Крутень Евграф Николаевич (17(29) декабря 1890 — 6(19) июня 1917 г.) — российский военный лётчик-ас, капитан. Основоположник тактики российской истребительной авиации. На военной службе с 1908 г. Окончил Константиновское артиллерийское училище (1911), Гатчинскую военную авиационную школу (1914). В годы Первой мировой войны: старший офицер 2-го армейского авиаотряда (апрель—июнь 1915 г.), и.д. начальника того же отряда (июнь 1915 — июнь 1916), командир 2-го авиаотряда истребителей (июнь 1916 — апрель 1917), начальник  2-й боевой авиагруппы (май—июнь 1917). Трагически погиб в авиакатастрофе (1917).

9 Козаков Александр Александрович (2(14) января 1880 — 19 июля 1919 г.) — российский военный лётчик-ас, подполковник (1917). Окончил Воронежский кадетский корпус (1906), Елисаветградское кавалерийское училище (1908), Гатчинскую военную авиационную школу (1914). В годы Первой мировой войны: лётчик 4-го корпусного авиаотряда (декабрь 1914 — август 1915), командир 19-го корпусного авиаотряда (сентябрь 1915 — март 1917), 1-й боевой авиационной группы (март—декабрь 1917), одновременно и.д. командира 7-го авиационного дивизиона (декабрь 1917). Сбил лично 17 самолётов противника и 15 — в составе группы. Совершил первый в мире воздушный таран самолёта противника с благополучным исходом для лётчика (18(31) марта 1915). В годы Гражданской войны в России: командир 1-го дивизиона, заместитель командующего Славяно-Британским авиационным корпусом (1918—1919). Трагически погиб в авиационной катастрофе (1919).

10 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1224. Л. 169.

11 РГВА. Ф. 30. Оп. 1. Д. 51. Л. 505.

12 С завершением июньского наступления авиагруппа была расформирована.

13 Каплин Михаил Львович (22 ноября (4 декабря) 1888 — 1919(?)) — российский военный инженер, лётчик, войсковой старшина (1918). Окончил Николаевское инженерное училище (по 1 разряду, 1909), Севастопольскую офицерскую авиационную школу (1916). В Первую мировую войну: младший офицер (август 1914 — август 1915), командир сапёрной роты (август—сентябрь 1915), младший офицер-лётчик 6-го корпусного авиаотряда (август—ноябрь 1916), командир того же отряда (ноябрь 1916 — октябрь 1917). В годы Гражданской войны в России: командир Уральского (с октября 1918 г. — 9-го) авиаотряда (июнь—декабрь 1918), начальник Воздушного флота Юго-Западного фронта (декабрь 1918 — 1919), начальник Воздушного флота Оренбургской казачьей армии (1919). Погиб при отступлении армии (1919(?)).

14 Шиуков А. Указ. соч. С. 4.