ПОЕЗД В ВЕЧНОСТЬ

image_pdfimage_print

В тот роковой холодный октябрьский день, на узловой, стратегически важной станции Тихвин, на путях стояли и ждали зеленого света санитарный состав с ранеными солдатами, два эшелона с эвакуированными из блокадного Ленинграда детьми. Рядом — эшелоны с горючим и снарядами, шедшие с востока.

Им всем не суждено было добраться до намеченной цели: немецкие бомбардировщики шесть часов рвали станцию в клочья, чтобы уничтожить железнодорожный узел, чтобы окончательно разорвать все пути, связывающие блокадный город с Большой землей. Станция полыхала два дня. Огненные всполохи были видны за десятки километров, и было светло как днем. В этой по нечеловечески жестокой бойне погибли тысячи: раненые в санитарном поезде, эвакуируемые дети, железнодорожники, солдаты, тихвинцы…

Тихвин никогда не забывал об этой страшной трагедии. Каждый год 14 октября в городе проводятся памятные церемонии у давно восстановленной стации, и на братских могилах погибших в те дни жителей Тихвина, Ленинграда, и на могиле тех детей. Но, как это бывает, несмотря на массовость и ужасающие последствия трагедии, события эти со временем становятся менее значимыми и забываются. К сожалению, память человеческая коротка. Без памятной метки или зарубки, мы быстро забываем даже о самых значительных событиях в жизни и истории страны.

Вот так о бомбежке 14 октября далекого 1941 года помнят только немногочисленные свидетели, историки да жители Тихвина. Для остальных же масс, если нет на конкретном месте конкретного памятника, нет, и не было самой трагедии.

Исправить эту историческую несправедливость еще в 2014 году решил Исторический клуб при губернаторе Ленинградской области. Кинули клич ко многим организациям, обратились к общественности, но откликнулись только ветераны.Собранной суммы не хватило бы даже на закладку фундамента. Тогда в начале 2016 года председатель клуба Геннадий Москвин позвонил меценату Грачья Погосяну.

— Я слышал, что есть в Петербурге человек, который на протяжении многих лет ставит памятники не только на Ленинградской земле, но и в других странах. Решил: будь что будет, обращусь к нему за поддержкой. Грачья Мисакович взял на раздумье несколько недель, а потом, к великой моей радости, дал согласие взяться за реализацию нашей идеи, — вспоминает Геннадий Москвин.

Не зря говорят: однажды ты совершенно случайно окажешься в нужное время в нужном месте, и миллионы дорог сойдутся в одной точке.

Так в одной точке сошлись чаяния Геннадия Москвина, доброе сердце Грачья Погосяна, золотые руки мастеров, строителей вложивших свой талант в изготовление уникального памятника, и заинтересованность властей Тихвинского района. Проект был одобрен руководством 47-го региона и получил благословение епископа Тихвинского и Лодейнопольского Мстислава.

Дина Никифорова