Военная библиотека штаба ЛенВО в период Ленинградской блокады

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе ранее не публиковавшихся архивных документов описывается героический период работы военной библиотеки штаба ЛенВО в условиях Ленинградской блокады в годы Великой Отечественной войны.

Summary. The article based on previously unpublished archival documents describes the heroic period of the activities of the military library of the Leningrad Military District’s Staff of the t in the conditions of the Leningrad blockade during the Great Patriotic War.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

КУЗНЕЦОВА Ирина Викторовна — начальник Военной исторической библиотеки Генерального штаба ВС РФ

(Санкт-Петербург. E-mail: vibgsh@mail.ru)

ЛАВРУК Пётр Петрович — ведущий библиограф Военной исторической библиотеки Генерального штаба ВС РФ, полковник в отставке

(Санкт-Петербург. E-mail: vibgsh@mail.ru)

«МЫ БОРОЛИСЬ ЗА КНИГИ, А ЗНАЧИТ ЗА ЖИЗНЬ…»

Военная библиотека штаба ЛенВО в период Ленинградской блокады

 

В начальный период Великой Отечественной войны начальник военной библиотеки штаба ЛенВО майор Н.Я. Сиротенко1 получил директиву Главного управления формирования и укомплектования войск № орг/6/540418 от 2 октября 1941 года2, согласно которой из малочисленного штата ведущего книгохранилища ВС СССР были исключены трое его последних сотрудников. С этого момента Николаю Яковлевичу пришлось в одиночку решать массу проблем: сохранение уникального библиотечного фонда, инвентаризация архивных собраний, подготовка помещений и хранилищ к защите от авиационных и артиллерийских налётов, комплектование наиболее ценных экземпляров для возможной эвакуации. При этом читальный зал стал функционировать практически в круглосуточном режиме, продолжая снабжать армейских читателей необходимыми книгами и монографиями по военно-технической, медицинской и политической тематике. Личный состав библиотеки, представленный в те месяцы лишь одним её начальником, перешёл на казарменное положение.

На случай возможной эвакуации Сиротенко тщательно упаковал в специальные ящики наиболее ценные исторические издания. В их числе — собрания книг историка Вихмана; книги Лобанова-Ростовского; ряд книг из библиотеки Гвардейского корпуса; рукописный вариант Устава Петра I, изданный в 1719 году; первое издание труда военного историка Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» и многие другие раритеты.

Лишь в конце 1942 года, когда обстановка на фронтах относительно стабилизировалась, были подтянуты значительные войсковые резервы, майор Н.Я. Сиротенко счёл для себя возможным обратиться к командованию с докладной запиской, содержавшей просьбу о кадровом подкреплении:

«…новая директива Оргштатного управления Генштаба КА № орг/6/789786 от 9 декабря 1942 года не предусматривает увеличение штата библиотеки. В течение полутора лет я работаю один, по существу являюсь хранителем книжного фонда, а не начальником библиотеки… Ко всему прочему веду обслуживание читателей…»3.

В жесточайших условиях начавшейся Ленинградской блокады Николаю Яковлевичу удавалось в одиночку сохранять более чем 200 тыс. экземпляров4 библиотечных книг, обслуживая при этом читательские потребности военнослужащих действующей армии и работников тыла. Только весной 1942 года у него появился первый помощник. Им стал молодой киномеханик Валерий Мелюхов. Вдвоём они привели в порядок большую часть хранившихся фондов, переведя их в относительно безопасный танцевальный зал из круглого зала-ротонды, стеклянный купол которого в результате обстрелов уже не выдерживал ни дождя, ни снега.

Полина Почтарук, работавшая в период 1941—1945 гг. техничкой (уборщицей) библиотеки, рассказывала позднее об этой самоотверженной работе по спасению книгохранилища: «Они вместе с книгами ежедневно переживали трагические, голодные дни 1942—1943 годов. Тут же, в библиотеке, они жили, питались. Питались — сказано очень с натяжкой. Существовали впроголодь. Оба они размещались в Зале-ротонде. Ближе к инкрустированным окнам. Николай Яковлевич устроил себе постель из четырех ящиков, в которых хранились книги, отобранные для эвакуации, а Валера Мелюхов отдыхал на солдатской кровати. Между ними была размещена печка-буржуйка. Установлена она была на том месте, где ранее возвышался на постаменте бюст основателя библиотеки Императора Александра I. События октября 1917 года изменили взгляд на деяния государя. Бюст был реквизирован, а на постамент была водружена конная фигура кирасира. Сейчас то место пола, где находилась печка-буржуйка, выложено другой плиткой.

Буржуйка не могла обогреть всё помещение. Иногда казалось в библиотеке холоднее, чем на улице…»5.

В период блокады военная библиотека продолжала работать в непрерывном режиме. В её читальный зал постоянно приходили офицеры, гражданские служащие оборонных ведомств, чтобы из уникальных книг почерпнуть дополнительные сведения о боевой технике, способах лечения цинги, методах строительства ледовых дорог, гидрологии и картографии и т.д. Всё это время бойцы зенитных расчётов самоотверженно защищали здание на Дворцовой площади от прямых попаданий; женщины и подростки ликвидировали последствия падения на крышу дома зажигательных снарядов. Так общими усилиями сотен ленинградцев-блокадников удалось сохранить бесценные историко-культурные раритеты.

При этом военно-библиотечные фонды в период войны не только не иссякали, но и пополнялись новыми изданиями. Благодаря усилиям Н.Я. Сиротенко в 1941 году в читальные залы дополнительно поступило 362 экземпляра книг, в 1943 — 804, в 1944 — 1104, а в 1945 году — 509. Регулярно велись подшивки (до единого номера) «Красной звезды», «На страже Родины», «Правды» и других печатных средств массовой информации, которые сохранились до наших дней6.

Поступали в библиотеку воинские уставы, пособия и памятки по борьбе с танками противника, снайперскому делу, боевым действиям зимой, переправам с помощью подручных средств, действиям штурмовых групп в населённых пунктах и др. Большим спросом у читателей пользовались очерки и рассказы известных писателей, публиковавшихся в «Библиотеке красноармейца» и газетах «Правда», «Красная звезда», «На страже Родины».

В докладной записке, адресованной военному совету Ленинградского фронта в октябре 1943 года, майор Сиротенко писал: «…начальник библиотеки, вместе с прикомандированным красноармейцем-художником и старшиной-киномехаником, обслуживают личный состав штаба фронта»7.

Помимо армейских и флотских боевых офицеров, штабных работников и военно-технических специалистов частыми гостями библиотеки были журналисты и военкоры фронтовой газеты «На страже Родины», известные литераторы Николай Тихонов, Виссарион Саянов, Александр Прокофьев, Всеволод Рождественский.

Свои яркие впечатления об этих визитах оставил Валерий Николаевич Мелюхов — бывший киномеханик, прикомандированный к военному книжному хранилищу:

«Первым, с кем меня познакомил начальник библиотеки, был Николай Тихонов. Я уже был знаком с его творчеством. Читал его материалы и ясно ощущал напряжённую обстановку той поры. Николай Яковлевич поручил мне организовать выставку работ писателя. В августе 1942 года Николай Семёнович написал двадцать шесть статей и очерков. Двенадцать из них были предназначены специально для газеты “На страже Родины”. О характере этих работ можно судить по их названиям: “Коричневая саранча”, “Фашистские душегубы”, “Имена героев бессмертны”, “Богатыри русского неба”, “Список лейтенанта Шульца”, “Сила России”, “На Бремен падают бомбы…”»8.

По инициативе Н.Я. Сиротенко силами более чем скудного персонала не только велось обслуживание читательской аудитории, но и организовывались специализированные выставки. Одна из них была посвящена творчеству Всеволода Вишневского. Основным лейтмотивом мероприятия стал фрагмент статьи известного писателя «Сражаться за троих». В своём эмоциональном памфлете автор писал: «…немецкое кольцо у Ленинграда не стальное, его можно согнуть, сломать. Надо быть всё настойчивее».

«Это время нам не забыть никогда», — говорил Валерий Николаевич. Он, как и майор Сиротенко, был удостоен медали «За оборону Ленинграда». Это была единственная и самая дорогая для них награда за всю войну.

Однако истинный подвижник библиотечного дела Н.Я. Сиротенко даже в годы блокады был не вполне удовлетворён масштабом читательской аудитории и техническим состоянием вверенного ему объекта. В своей очередной докладной записке начальнику штаба фронта он отмечал:

«…В библиотеку офицерский состав и обслуживающий персонал заходят редко. Ряд специальной военной (справочной) литературы отправлен в штаб фронта Смольный. Мы боролись за жизни каждой книгой.

Создалось положение, при котором ценнейшие книжные фонды лежат мёртвым капиталом и совершенно не используются, пополнение новыми книгами носит случайный характер, а обслуживание читателей поставлено совершенно неудовлетворительно.

…Ещё в 1942 году вышло из строя центральное отопление, которое не восстановлено, часть дубовых книжных шкафов в результате низкой температуры и влаги деформировалась, многие стёкла потолка центрального зала побиты и Зал-ротонду во время дождей заливает водой, штукатурка и лепные украшения в большом зале в ряде мест обвалились, повреждена электропроводка, настольное освещение. В реестре потерь библиотека не значится…»9.

Особенно сложным в истории военной библиотеки штаба ЛенВО стал 1942 год. Положение блокадного Ленинграда было критическим. Ладожская Дорога жизни работала далеко не в полную силу. В городе ощущалась острая нехватка продовольствия и предметов первой необходимости. Смерть буквально косила людей. «В январе и феврале смертность достигла своего апогея: за эти 60 дней умерло 199 187 человек», — писал в своей книге уполномоченный ГКО по продовольственному снабжению войск Ленфронта и населения Ленинграда Д.В. Павлов10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сиротенко Николай Яковлевич — начальник военной библиотеки штаба Ленинградского военного округа с 1939 по 1956 г. С 1945 г. — подполковник.

2 Архив штаба Ленинградского военного округа. Ф. 26. Оп. 12. Д. 611. С. 14.

3 Там же. С. 16.

4 Текущий архив Военной исторической библиотеки Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации (Текущий архив ВИБ ГШ ВС РФ). 1951 г. Машинопись. С. 4.

5 Там же. Интервью с П. Почтарук. Май 1983 г.

6 Там же. Книга № 2 прихода и расхода книжного имущества военной библиотеки штаба ЛенВО.

7 Там же. Докладная записка. Октябрь 1943 г. Машинопись. С. 2.

8 Там же. Интервью с Валерием Николаевичем Мелюховым. 1985 г. Машинопись. С. 3.

9 Там же. 1945 г. Машинопись. С. 19.

10 Павлов Д.В. Стойкость. М.: Политиздат, 1981. С. 81.