Поверочная мобилизация войск Приамурского военного округа в 1909 году

image_pdfimage_print

Calibration mobilisation of the Amur Military District’s troops in 1909

Аннотация. В статье на материалах поверочной мобилизации войск Приамурского военного округа в 1909 г. анализируются проблемы истории пробных мобилизаций частей русской армии накануне Первой мировой войны.

Summary. On the base of materials of the calibration mobilisation of the Amur Military District’s troops in 1909 the article discusses the history of trial mobilisations of the Russian army on the eve of the First World War.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

Авилов Роман Сергеевич — научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН; главный библиотекарь Научной библиотеки Дальневосточного федерального университета, кандидат исторических наук (г. Владивосток. E-mail: avilov-1987@mail.ru)

 

Поверочная мобилизация войск Приамурского военного округа в 1909 году

 

Высокий уровень мобилизационной готовности войск имеет огромное значение для любой армии. Чем быстрее армия мобилизуется, тем раньше она приступает к решению поставленных перед ней задач и тем больше уверенности в том, что эти задачи будут выполнены своевременно и эффективно. От этого зачастую зависит не только исход кампании, но и судьба страны.

Поэтому повышению уровня мобилизационной готовности войск всегда уделяется большое внимание. Ярче всего это проявилось в Европе накануне Первой мировой войны. В основе разработанного немецким генеральным штабом плана войны («план Шлиффена») лежала идея использования временно́й разницы в сроках мобилизации немецкой, французской и русской армий, чтобы успеть вывести из войны Францию до окончания мобилизации в России1. Соответственно немцы довели уровень мобилизационной готовности своей армии до максимума.

В российском Военном министерстве об этом знали и тоже стремились сократить сроки мобилизации. Но одно дело теория и совсем другое — практика. Лучший способ проверить мобилизационную готовность армии — провести мобилизацию, но в условиях мирного времени для великой державы это неприемлемо с политической точки зрения, не говоря уже об огромных финансовых затратах. Поэтому проверяют не всю армию, а отдельные части или соединения. В Российской империи во второй половине XIX — начале XX века такой вид проверки получил название «поверочной», или «пробной» мобилизации и применялся достаточно широко2. Несмотря на это, история проведения таких мобилизаций остаётся практически неизученной. Знакомство же с отчётными документами о них позволяет более точно установить реальную боеспособность русской армии накануне войны, внимательнее рассмотреть её слабые стороны, проанализировать выявлявшиеся недостатки, оценить эффективность использовавшихся способов их устранения.

Сущность мобилизации с точки зрения русской военной мысли начала ХХ века заключалась «в укомплектовании войск, управлений и учреждений нижними чинами, офицерами, лошадьми и повозками; в производстве мобилизационных работ в войсках, управлениях и учреждениях; в формировании новых войсковых частей, крупных войсковых соединений, новых штабов, управлений и учреждений»3. Условиями успешности мобилизации считались: «возможная простота ея, что достигается приближением к войскам всех средств для мобилизации, децентрализацией всех распоряжений и предоставлением войсковым начальникам значительной самостоятельности; систематическая и вполне надёжная подготовка призыва людей при точности их учёта, сбора лошадей, повозок и автомобилей и устройства неприкосновенных запасов; строжайший порядок и быстрота»4.

Механизм подготовки мобилизации был сложен и представлял собой комплекс мероприятий, в котором от успешной разработки и выполнения каждого из элементов зависел результат в целом. Как отмечалось в одном из руководств для местных воинских начальников, «в деле мобилизации нет мелочей — всё важно. Все расчёты должны быть фактически проверяемы в определённые сроки. Расчёты времени исполнения требуют особой осторожности и тщательного согласования с местными условиями и обстоятельствами. Мобилизационные расчёты сводятся в систематические планы и расписания, частные и общие, периодически обновляемые, рассылаемые к исполнению и содержимые в строгой тайне. Каждое управление и лицо, принимающие участие в мобилизационных работах, должны заранее в точности знать свои обязанности на случай мобилизации и, по получении на то повеления, распоряжаться и действовать, не ожидая особых приказаний и не испрашивая указаний и разъяснений, ибо при мобилизации каждый час дорог»5.

Местные мобилизационные расписания ложились в основу составлявшихся в войсках, управлениях и учреждениях мобилизационных планов, которые содержали подробный порядок и распределение по времени мобилизационных работ. Эти планы составлялись на основании особых наставлений и включали в себя мобилизационную записку и мобилизационный дневник. Последний имел «чрезвычайно важное значение, потому что даёт во времени перечень работ каждому лицу, принимающему участие в работах по мобилизации». В случае качественного составления этот документ позволял по получении приказа о мобилизации всем действовать по плану самостоятельно и быстро, не «испрашивая дополнительных указаний». Поэтому на начальствующих лиц была возложена обязанность проверять на практике усвоение их подчинёнными мобилизационных обязанностей, а также готовность и исправность неприкосновенных запасов6. Для этого и использовался механизм поверочных мобилизаций, позволявший проверить на практике ещё и точность всех расчётов, ведь необходимые коррективы вносились в мобилизационные планы и расписания не только из-за смены стратегической и политической обстановки, наличия запаса людей, лошадей и повозок, но и на основании проведённых поверочных мобилизаций7.

Высоким уровнем боевой подготовки войска Приамурского военного округа, прекрасно зарекомендовавшие себя в Первой мировой войне, были обязаны двум генералам, командовавшим округом в 1905—1914 гг.: П.Ф. Унтербергеру и П.А. Лечицкому, причём первому пришлось служить в несравненно более тяжёлых условиях. Он был последним, кто совмещал должности командующего войсками округа и приамурского генерал-губернатора, да и принял он их в 1905 году — в разгар Первой русской революции 1905—1907 гг.8 Уделяя огромное внимание боевой и мобилизационной готовности войск, он снова начал проводить в округе поверочные мобилизации. Причиной были серьёзные сомнения относительно будущего российского Дальнего Востока. Унтербергер опасался, что Япония на достигнутом не остановится и использует первый же удобный случай для продолжения войны и максимального расширения своего влияния за счёт Китая и российского Дальнего Востока9.

Для войск Приамурского военного округа поверочные мобилизации не были чем-то новым. Впервые их начали проводить здесь после Японо-китайской войны 1894—1895 гг. В 1895—1900 гг., то есть между мобилизацией 1895 года, вызванной угрозой войны с Японией, и мобилизацией 1900 года, вызванной последствиями начавшегося в Китае восстания ихэтуаней, были проведены две поверочные мобилизации отдельных частей округа: в 189610 и 1899 гг.11 Следующую поверочную мобилизацию провели в 1909 году, причём не единовременно, а в виде нескольких независимых мероприятий в отдельных частях или группе частей. Список их утверждался командующим войсками округа. Для оценки хода мобилизации и боеготовности войск создали специальные поверочные комиссии, каждая из которых должна была представить командующему подробный отчёт с оценкой боеготовности частей и соединений, указанием выявленных недостатков и предложениями по их устранению.

Проверяли войска и учреждения, дислоцированные в важнейших со стратегической точки зрения пунктах — во Владивостоке, Никольск-Уссурийске и Хабаровске. Во Владивостокской крепости проверялись: 12-й Восточно-Сибирский стрелковый полк, штаб 3-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии с дивизионным лазаретом, обозом и полевыми подвижными госпиталями Владивостокской крепости, 33-й Восточно-Сибирский стрелковый полк; в г. Никольск-Уссурийский: 3-й Восточно-Сибирский стрелковый полк, 1-я Восточно-Сибирская стрелковая дивизия с управлением и шестью взводами дивизионного обоза; в г. Хабаровск: 23-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. Всего проверили части четырёх дивизий (1, 3, 6 и 9-й Восточно-Сибирских) из пяти дислоцировавшихся на территории Приамурского военного округа12.

Представленная комиссией командующему войсками округа «Сводка замечаний» была разбита на несколько разделов. Первый был посвящён состоянию материальной части. Оценивая обмундирование и снаряжение, проверяющие констатировали, что «замечается медленность» в отпуске всем мобилизованным частям положенного вещевого довольствия как по вине окружного интендантского управления и подчинённых ему местных органов, так и по вине командиров частей, своевременно не ходатайствовавших о его отпуске. Соблюдение последнего условия имело принципиальное значение, поскольку многие предметы довольствия интендантство могло отпустить только по получении их из Европейской России13. Следовательно, кроме недостаточной степени взаимодействия командных звеньев и интендантских органов, выявилась и явная недостаточность в округе интендантских запасов. Последнее было совершенно недопустимо при любом варианте развития событий. В случае новой войны с Японией войска Приамурского военного округа должны были немедленно выступить в поход, а не ожидать прибытия из центра империи недостающих интендантских запасов. В случае начала «большой Европейской войны» войскам округа надлежало, ожидая удара со стороны Японии, быть экипированными настолько, чтобы иметь возможность воевать без переброски дополнительных запасов, либо, в случае благожелательного нейтралитета Японии, немедленно отправиться на фронт.

Хранение неприкосновенных запасов также не везде оказалось организованным должным образом. В 33-м Восточно-Сибирском стрелковом полку неприкосновенный запас, кроме мундиров, шаровар и шинелей, «не рассортирован и хранится вместе с вещами срочной потребности, хотя имеются 2 цейхгауза. Шанцевый инструмент не смазан, не отточен и не уложен в порядке. Баклаги и котелки свалены в кучу. Пробок у баклаг нет, а соображений о порядке их заготовления в полку не имеется». Имущество военно-врачебных заведений, формировавшихся при штабе 3-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии, вообще «хранится в ужасном беспорядке: свалено просто в кучу и совершенно не разобрано». Комиссия констатировала, что «объяснения начальника штаба дивизии по поводу указанного беспорядка, что мобилизация застала штаб в момент передачи имущества из одного помещения в другое, не могут быть признаны удовлетворительными»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мировые войны ХХ века. Кн. 1. М., 2002. С. 75—77.

2 В настоящее время для наименования комплекса сходных по задачам мероприятий используется термин «внеплановая проверка состояния войск».

3 Военная энциклопедия. Т. 16. СПб., 1914. С. 369.

4 Там же.

5 Василевский. Руководство для штаб-офицеров и капитанов, подвергающихся испытанию при зачислении в кандидаты на должности уездных воинских начальников и справочная книга для уездных воинских начальников / Испр. и доп. (по 1 февраля 1910 г.) Н. Ходорович. 7-е изд. СПб., 1910. С. 353.

6 Военная энциклопедия. Т. 16. С. 369; Василевский. Указ. соч. С. 353.

7 Военная энциклопедия. Т. 16. С. 369.

8 Авилов Р.С., Аюшин Н.Б., Калинин В.И. Владивостокская крепость: войска, фортификация, события, люди. Ч. I. «Назло надменному соседу». 1860—1905 гг. Владивосток, 2013. С. 305—313.

9 Государственный архив Российской Федерации. Ф. 543. Оп. 1. Д. 489. Л. 1—5; Российский государственный исторический архив Дальнего Востока. Ф. 702. Оп. 1. Д. 643. Л. 1—8.

10 Приказ войскам Приамурского военного округа № 368 от 31 октября 1896 // Приказы войскам Приамурского военного округа за 1896 г. Хабаровск, 1896.

11 Приказание войскам Приамурского военного округа № 29 от 10 февраля 1900 г. // Приказания войскам Приамурского военного округа за 1900 г. Хабаровск, 1900.

12 Сводка замечаний. По поверочным мобилизациям, проведённым в 1909 г. в частях войск Приамурского военного округа. Секретно. // Государственный архив Хабаровского края (ГА ХК). Научно-справочная библиотека (НСБ). Ед. хр. 1331. Л. 52 об.; Краткое расписание сухопутных войск. Исправленное по 1 мая 1909 г. СПб., 1909. С. 64—66, 69, 72.

13 Сводка замечаний… // ГА ХК. НСБ. Ед. хр. 1331. Л. 52 об.

14 Там же. Л. 52.