Патриотизм русского народа… являлся внутренним порывом

image_pdfimage_print

Patriotism of the Russian people was an internal impulse

Аннотация. В статье на опыте деятельности агитационно-пропагандистских органов и средств массовой информации Ростовской области показывается, что в годы Великой Отечественной войны обращение к героическому прошлому России стало важнейшей составляющей военно-патриотического воспитания населения и бойцов Красной армии.

Summary. On the experience of advocacy bodies and mass media of Rostov Region the article shows that in the years of the Great Patriotic War, the appeal to the heroic past of Russia became one of the most important components of military-patriotic education of the local population and Red Army soldiers.

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

 

ЗЕМЛЯНСКИЙ Константин Александрович — аспирант Ростовского государственного экономического университета (г. Ростов-на-Дону. E-mail: daniloff-show@ya.ru)

 

«ПАТРИОТИЗМ РУССКОГО НАРОДА… ЯВЛЯЛСЯ ВНУТРЕННИМ ПОРЫВОМ»

 

Война — специфическое общественное явление, экстремальное состояние общества, которое неизбежно сопровождается актуализацией проблематики духовно-нравственных отношений. В.О. Ключевский подсчитал, что с 1228 по 1462 год в период формирования великорусской нации Русь вынесла 160 внешних войн. В последующие века России тоже пришлось участвовать во множестве военных конфликтов. Причём во многих из них речь шла не просто о столкновении неких интересов, а о существовании государства Российского.

Неудачное начало Великой Отечественной войны показало, что над страной, как и в былые времена, нависла смертельная опасность. Высокопоставленные советские идеологи поняли, что в роковую для Родины минуту придётся апеллировать не только к «революционным» именам, к официально узаконенному коммунистической идеологией патриотизму, но и к исторической памяти народа, к тому «проклятому» прошлому, которое ещё совсем недавно считалось враждебным и было окружено презрением. Старт новому повороту в пропаганде дал И.В. Сталин. В своём выступлении на параде войск в Москве 7 ноября 1941 год Верховный главнокомандующий сказал: «Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»1.

Советские средства массовой информации, специалисты устной пропаганды и агитации усилили внимание к историческому прошлому России и народов, проживающих на её территории, обратились к вековым воинским традициям, показывая мужество и верность присяге русского солдата во всех прошедших войнах, особенно в Отечественной войне 1812 года. Таким образом, патриотизм был поднят на уровень государственной политики, причём фундаментом служили не только революционные социалистические ценности, но и общечеловеческие, присущие патриотизму времён Российской империи. При этом историческая наука оказалась всецело поставленной на службу идеологии. Интерес И.В. Сталина к личностям Ивана IV и Петра I потребовал иной трактовки исторического процесса. Война, по мнению ряда учёных, не только оказалась «периодом широкого и интенсивного осмысления исторического опыта»2, по крайней мере со стороны официальной науки, но и содействовала конструированию её мифологии.

По поводу гибкости советской исторической науки известный русский историк и философ Г.П. Федотов, эмигрировавший из страны ещё в 1920-е годы (1886—1951), писал: «Россия нуждается в оформлении своего национального самосознания, но для этого надо склеить обрывки старого марксизма с национализмом новых государственников»3. Война оказалась подлинным катализатором для подобного «склеивания». Этому способствовала и созданная в 1942 году при АН СССР комиссия по истории Отечественной войны, куда наряду с учёными вошли и партийные деятели (Ем. Ярославский, Р. Землячка и др.).

Историческое прошлое страны становилось мощным оружием идеологического воздействия на массы, чего всегда добивались большевики. Возьмём, к примеру, Ростовскую область. Здесь с началом Великой Отечественной войны обращение к примерам прошлого стало обычной практикой — читались лекции и доклады, посвящённые военным победам, проводились беседы патриотического содержания. Так, только в июле 1941 года на предприятиях и в учреждениях области состоялись лекции на темы: «Отечественная война 1812 года», «Великий русский полководец Суворов и героизм русского народа», «Александр Невский и борьба русского народа с псами-рыцарями», «Разгром прусской армии русскими в Семилетней войне». Аналогичные лекции («Героическое прошлое русского народа», «Александр Невский. Ледовое побоище», «Дмитрий Донской. Куликовская битва», «Минин и Пожарский», «Разгром Наполеона. Михаил Кутузов») были прочитаны группой докладчиков при отделе пропаганды и агитации Железнодорожного РК ВКП(б) г. Ростова-на-Дону в сентябре 1941 года. Но здесь пошли ещё дальше: по итогам лекций проводились митинги.

Стремление использовать историю прослеживается даже в языке газетных статей, иногда становившемся похожим на язык былин и сказаний: «Много великих дел, свершений во славу Родины видел на своих берегах вольный Дон… Героическими преданиями овеяна его старина. Но меркнут все былые подвиги перед подвигами воинов Красной Армии»4.

О победах русского оружия в минувших войнах, о героизме русского народа рассказывали такие статьи, как «Народный полководец», «Народ-богатырь», «Войны дворянского гнезда», «Ледовое побоище» и аналогичные другие. Не обходилось при этом без приукрашивания событий за счёт особой героизации русских воинов, даже если это и не особенно соответствовало историческим реалиям.

Необходимо отметить, что в пропаганде утверждался не только русский патриотизм, но и дружба народов СССР, героические страницы нерусских народов в борьбе с захватчиками, о чём свидетельствуют хотя бы снятые в 1941—1942 гг. фильмы «Богдан Хмельницкий» и «Георгий Саакадзе». Вообще кинематограф стал мощным оружием в борьбе за массовое сознание. В кинотеатрах Ростовской области регулярно шли фильмы, имевшие важное агитационное значение. Только в первый год войны было выпущено 12 киносборников о боевых успехах советского народа, о борьбе с иностранными захватчиками, о легендарных «красных» командирах. Например, осенью 1941 года в ростовских кинотеатрах появилась снятая режиссёром В.М. Петровым агитационная короткометражная лента «Чапаев с нами», в которой главный герой не тонул во время переправы через р. Урал, а выплывал в 1941 году живым и обращался с призывом к зрителям идти на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Средства массовой информации «вспомнили» вдруг и о забытой в советские годы Первой мировой войне, особенно о победоносных боях и сражениях русских войск, в частности, о знаменитом Брусиловском прорыве в 1916 году. Подобные материалы несли большой патриотический заряд, ибо показывали, что противника можно побеждать. И, что было весьма важно, это могли подтвердить ещё живые очевидцы и участники тех событий, ибо «первая германская война» оставалась ещё свежа в исторической памяти народа. Такого рода публикации оказывались особенно нужными на начальном этапе войны, когда Красная армия несла тяжёлые потери.

Органы пропаганды и средства массовой информации Ростовской области на широком историческом материале стремились также показать связь времён и поколений, в частности, Бородинское сражение 1812 года и бои под Бородино в 1941 году.

К этой работе, имевшей огромную государственную важность, подключилась большая группа историков и литераторов, подготовивших в ноябре 1941 года сборник «Могучее народное ополчение», в который вошла статья ростовского историка П.В. Бабенышева «Ополчение на Дону в Отечественную войну 1812 года».

Авторы некоторых материалов «заглядывали» и в более раннюю отечественную историю. Так, в статье «Потомок суворовского офицера», опубликованной в газете Боковского района «Большевик Дона» 4 февраля 1943 года, рассказывалось о том, что прапрадед старшего лейтенанта Андрея Григорьева служил ещё при Суворове, а под Измаилом получил «из рук великого полководца» офицерские погоны. Из поколения в поколение в семье переходил рассказ о том, как Суворов обнял, расцеловал отважного воина и сказал: «Велика честь быть офицером армии русской». Рассказывалось в статье и о том, что дед Андрея Григорьева являлся участником первой обороны Севастополя, а отец, будучи артиллеристом, бил немцев в Первую мировую войну. Теперь их бьёт Андрей Григорьев, который командует артиллерийской батареей. В заметке явно звучала идея преемственности: «Храбрость, стойкость, глубокое знание своего дела — эти черты русских воинов воплотились в советском командире».

Обращение к патриотическим чувствам русского народа, особенно на первом, самом опасном этапе войны, санкционированное И.В. Сталиным, содействовало укреплению внутренних сил всего советского народа, его мобилизации на отпор врагу, а затем и на его разгром. Сочетание глубинных основ патриотизма с умелой политикой властей, использовавших в идеологическом воздействии средства массовой информации, укрепляло в массах волю к победе, что являлось и главной целью партийно-государственных органов. Так что И.В. Сталин слегка лукавил, сказав в августе 1941 года представителю Рузвельта Авереллу Гарриману, что «патриотизм русского народа не был организованным явлением, не насаждался государством… а являлся внутренним порывом…»5.

Агитационно-пропагандистские органы и средства массовой информации Ростовской области обращались и к совсем недавним историческим сюжетам. Подъёму патриотического духа должны были способствовать и публиковавшиеся в газетах области тексты таких песен, как «Семён Будённый», «Кликнул войско Ворошилов».

Таким образом, обращение к историческому прошлому страны стало важнейшим компонентом воздействия на массовое сознание населения Ростовской области и воинов Красной армии со стороны агитационно-пропагандистских органов и средств массовой информации уже с первых месяцев Великой Отечественной войны, что способствовало актуализации исторического прошлого народов России для стимулирования патриотических чувств и военно-патриотического воспитания населения в целом.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Великая Отечественная война. 1941—1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 527.

2 См.: Бурдей Г.Д. Бытование исторических знаний в массовом сознании в годы Великой Отечественной войны // Проблемы истории и историографии. Саратов, 1995. С. 50.

3 Федотов Г.П. А. Невский и К. Маркс // Вопросы философии. 1990. № 8. С. 155.

4 Молот. 1943. 17 октября.

5 Соломянный В.Д., Соломянная Т.И. Истоки победы: патриотизм народа или сталинская идеология? // Новые страницы истории Отечества. (По материалам Северного Кавказа). Межвузовский сборник научных статей. Вып. 1. Ставрополь, 1996. С. 225.