Организация охраны Архангельского порта в 1917 году

image_pdfimage_print

Organisation of defence of the port of Archangelsk in 1917

Аннотация. Статья посвящена организации охраны и обороны Архангельского порта в 1914—1916 гг. и её реорганизации в 1917 году.

Summary. The article is devoted to the organisation of protection and defence of the port of Arkhangelsk in the years of 1914-1916 and its reorganisation in 1917.

ТОЛОЧКО Александр Валентинович — командир войсковой части 01349, полковник, кандидат исторических наук

(г. Мирный, Архангельская обл. E-mail: zvezdny@atnet.ru)

 

«ДЕЛО УДАСТСЯ НАЛАДИТЬ ПОЛНОСТЬЮ»

Организация охраны Архангельского порта в 1917 году

 

В годы Первой мировой войны Архангельск остался практически единственным портом, через который Россия могла получать необходимые грузы от союзников. Поэтому задачей государственного масштаба стали приёмка и последующая переотправка грузов оборонного значения. Для обеспечения её выполнения необходимо было в том числе организовать охрану и оборону Архангельского порта и всех подступов к нему: водных, сухопутных, а в перспективе и воздушных.

Однако с началом войны в Архангельске никаких сил и средств для её организации не было: перед находившимися в городе дисциплинарным флотским полуэкипажем и посыльным судном «Бакан» стояли другие задачи, а их командиры капитан 1 ранга А.А. Заборовский1 и капитан 2 ранга С.М. Поливанов2, как и уездный воинский начальник полковник Г.Д. Дитерихс, таковых полномочий не имели.

Начавшаяся война потребовала принятия быстрых решений, и 31 июля 1914 года губернатор С.Д. Бибиков поручил капитану 2 ранга С.М. Поливанову возглавить оборону города с моря. В августе 1914 года прибывший в Архангельск капитан 1 ранга В.Я. Ивановский3 был назначен начальником охраны водного района Архангельского порта, а уже вошедший в курс дела капитан 2 ранга С.М. Поливанов официально стал его помощником по охране порта.

Необходимо отметить, что организовать охрану и оборону Архангельского порта было непросто. Во-первых, необходимо было организовать охрану и оборону грузов с момента прибытия пароходов к устью Северной Двины до вывоза грузов железнодорожным транспортом из Архангельска, то есть на большой территории с учётом технологии разгрузочно-погрузочных работ.

Во-вторых, отдельные районы порта (Бакарица, Смоляной Буян, Экономия, а затем ещё и Биржевая ветка) находились в подчинении разных ведомств, отвечавших за охрану в пределах своей компетенции. Так, охрана района Бакарица возлагалась на Московско‐Архангельское жандармское полицейское управление железной дороги, а непосредственная охрана дороги осуществлялась ратниками 14-й ополченческой дружины; охраной грузов государственной важности занимались военное и военно-морское ведомства, а район железнодорожных путей находился в ведении железнодорожной полиции. Поэтому важной задачей организации охраны должна была стать её централизация.

В-третьих, необходимо было определить направления возможных угроз порту, обосновать, истребовать и применить с учётом местных особенностей необходимые для их нейтрализации силы и средства.

Для решения проблемы охраны и обороны Архангельского порта необходимо было организовать охрану и оборону входа через бар Северной Двины и охрану портовых районов.

В 1914—1916 гг., по убеждению капитана 2 ранга Поливанова, в основу защиты входа через бар Северной Двины было «положено намерение минимальными средствами помешать противнику вредить единственному узкому входному каналу через бар в порт»4. Относительное мелководье водного пространства перед каналом (на расстоянии 5 миль от канала глубины составляли всего 30—40 футов) должно было затруднить действия подводных лодок в подводном положении и заставить их атаковать пароходы артиллерийским огнём. Однако авария даже одного парохода в узком канале (в 1916 г. 2 мили в длину, 26 футов в глубину и 45 саженей в ширину) позволила бы запереть вход в порт на продолжительное время и создать условия для атаки пароходов, подходивших к каналу со стороны моря.

Для предотвращения этого были приняты меры по организации быстрой и безопасной проводки прибывавших пароходов через бар и созданию угрозы средствам нападения противника со стороны моря.

Реализацией этого стало укрепление острова Мудьюг: на нём был обустроен наблюдательный пункт и установлены орудия отдельной Архангельской береговой батареи (четыре 6-дюймовых орудия образца 1877 г.) от Кронштадтской крепостной артиллерии и отдельной морской батареи (четыре 75-миллиметровых орудия) на установках с увеличенными углами возвышения. В 1916 году морская батарея была упразднена, её орудия демонтированы, а Архангельской батарее были приданы два 57-миллиметровых орудия. Для защиты входа в канал через бар Северной Двины на период навигации выставлялось минное заграждение (85 мин), которое обслуживалось минной командой Кронштадтского крепостного минного батальона. Минная команда так же находилась на острове Мудьюг. Сам остров был соединён телефонной связью с Архангельском.

Для брандвахтенной службы около северодвинского плавучего маяка всегда находилось судно «Аванс» (два 47-миллиметровых орудия) или гидрографическое судно «Лейтенант Овцын» (одно 37-миллиметровое орудие).

Была также организована проверка прибывавших судов при подходе к порту. Каждое судно должно было подойти к маяку, принять на борт лоцмана и офицера с брандвахтенным журналом, который производил беглый осмотр судна, получал список грузов, вручал команде опросные листы, после чего сообщал капитану опознавательный сигнал для прохода мимо мудьюжских батарей. Возле Чижевского таможенного пункта судно должно было встать на якорь и пройти таможенный и паспортный контроль. Пассажирским судам разрешалось проходить досмотр в порту, но никому из пассажиров не разрешался сход на берег до прохождения всех формальностей5.

Непосредственная охрана портовых районов и допуск туда гражданских лиц в 1914—1916 гг. были организованы примитивно.

Портовый район Бакарица был обнесён забором с воротами для рабочих, нижних чинов и железнодорожных составов. Для прохода через них гражданским лицам был необходим пропуск. Допуск рабочих осуществлялся по жетонной системе: рабочие сдавали нанимателю паспорта, которые передавались в жандармское управление, а взамен получались бляхи для предъявления при входе и выходе с территории порта. При увольнении рабочих бляхи обменивались на паспорта6. Пропускную службу на воротах, службу военных сторожей вдоль забора и патрульную службу на причальных линиях несла особая караульная команда (1 офицер и 98 нижних чинов).

Однако несложная процедура получения пропусков в канцелярии главноначальствующего города Архангельска и района Белого моря или канцелярии жандармской полиции (для частных лиц), когда требовались только паспорт и удостоверение о необходимости доступа на Бакарицу, большая удалённость друг от друга охранявших забор военных сторожей (зачастую они находились на таком расстоянии, что даже не видели друг друга) в совокупности с халатным несением ими службы превращали территорию порта в проходной двор.

Внутренняя охранно-караульная служба в районах Бакарица и Смоляной буян осуществлялась отдельными караульными командами.

Район Бакарица охраняла караульная команда из сборных конвойных команд (в 1916 г. два офицера, 16 унтер-офицеров и 314 солдат). От неё ежедневно наряжались северный и южный караулы, а также караул по охране угольных штабелей, которые имели 8, 7 и 4 поста соответственно. Всего ежедневно в караул заступали 76 человек, что при несении службы в режиме сутки через двое составляло 228 человек и оставляло в распоряжении командира команды около 75 нижних чинов для выставления дополнительных постов (с учётом больных и хозяйственных работ). Организация охраны района Бакарицы, состав караульной команды и непосредственное несение ею службы вполне отвечали предъявлявшимся требованиям.

Для охраны района Смоляной буян от 14-й пешей Архангельской дружины наряжалась караульная команда из 2 офицеров, 5 унтер-офицеров и 100 солдат. Однако с учётом необходимости увеличения минимального количества постов до 13 личного состава было недостаточно.

Штатных караульных команд для охраны районов Экономия и Биржевая ветка не было. Никак не охранялись портовые районы со стороны реки.

Трагические события на Бакарице в октябре 1916 года7 подтолкнули контрразведывательные органы, должностных лиц порта и города к изменению сложившейся системы охраны и обороны порта. При этом главным «реформатором» стал капитан 2 ранга С.М. Поливанов, который как никто другой знал все её уязвимые места. В январе—феврале 1917 года он подал несколько рапортов командующему флотилией Северного Ледовитого океана, в которых предлагал проект реорганизации охраны и обороны Архангельского порта.

Исходя из анализа обстановки на театре военных действий и общественно-политической ситуации в Архангельске, главными угрозами порту Поливанов считал атаки подводных лодок и аэропланов, диверсионные действия непосредственно в порту. Так как германские подводные лодки могли быть вооружены двумя 6-дюймовыми орудиями8, существовавшая охрана входа в порт была слабой по средствам и не вынесенной в море. Поэтому силы охраны необходимо было увеличить и разместить как можно дальше от входа в канал. Для достижения этого капитан 2 ранга С.М. Поливанов предложил:

  1. Минное заграждение в 1917 году установить мористее и увеличить количество мин в нём до 120;
  2. Район наблюдения перед входом в канал увеличить до 8 миль;
  3. Иметь возможность организовать охрану судов перед входом в канал при невозможности быстрого их туда ввода.

Решение второй и третьей задач Поливанов полагал возможным с помощью трёх вооружённых судов, находящихся в распоряжении начальника охраны. Два из них должны были находиться в непрерывном крейсерстве, а третье — в резерве (на ремонте, принимать запасы угля и т.п.). По его убеждению, для этого годились посыльное судно «Купава», вооружённое двумя 76-миллиметровыми орудиями, и пароходы «Аванс» и «Локсаид». На бывший в 1916 году брандвахтенным кораблём «Аванс» необходимо было дополнительно установить 76-миллиметровое орудие на корме, а пароход «Локсаид» вооружить двумя 76-миллиметровыми орудиями. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Заборовский Алексей Андреевич после расформирования полуэкипажа в 1916 г. был произведён в генерал-майоры и назначен начальником войсковых команд Бакарицы. С 1917 г. в отставке, затем в эмиграции.

2 Поливанов Сергей Матвеевич в 1917 г. был произведён в капитаны 1 ранга, в эмиграции в Норвегии и Бельгии, председатель Союза морских офицеров. Умер в 1964 г. в Брюсселе.

3 Ивановский Виктор Яковлевич в 1915 г. был произведён в контр-адмиралы «за отличную и ревностную службу, вызванную обстоятельствами войны». Умер в 1924 г. в СССР.

4 Рапорт начальника охраны водного района Архангельского порта от 27 января 1917 г. командующему флотилией Северного Ледовитого океана. См.: Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 910. Оп. 3. Д. 82. Л. 4.

5 Трошина Т.И. Великая война… Забытая война (Архангельск в годы Первой Мировой войны 1914—1918 гг.). Архангельск, 2008. С. 64.

6 Там же. С. 70.

7 26 октября 1916 г. взрыв парохода «Барон Дризен» привёл к массовым жертвам и ущербу более чем в 2 200 000 рублей. См.: Там же. С. 74.

8 В мае 1917 г. в строй германского военно-морского флота вошла подводная лодка U-151, вооружённая двумя торпедными аппаратами, двумя 150-миллиметровыми и двумя 88-миллиметровыми орудиями. До февраля 1918 г. в строй вошли ещё шесть таких же подводных крейсеров.