Фортификационная лихорадка в Европе между двумя мировыми войнами

image_pdfimage_print

К.С. НОСОВ — Фортификационная лихорадка в Европе между двумя мировыми войнами

K.S. NOSOV — Fortification fever in Europe between the two world wars

Аннотация. В статье представлен обзор хода и результатов строительства укреплённых линий в европейских странах к вступлению каждой из них во Вторую мировую войну.

Summary. The article presents an overview of the progress and results of construction of strengthened lines in the European countries to join the Second World War.

ИЗ ИСТОРИИ ФОРТИФИКАЦИИ

 

НОСОВ Константин Сергеевич — директор по научной работе Центра изучения истории фортификации, главный научный редактор журнала «Вопросы истории фортификации», доцент исторического факультета Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: ksnosov@yandex.ru).

 

ФОРТИФИКАЦИОННАЯ ЛИХОРАДКА В ЕВРОПЕ МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ

 

После Первой мировой войны страны перекроенной Европы не оставляло ощущение угрозы нового военного конфликта. Униженная условиями Версальского договора Германия стремилась взять реванш за поражение и вскоре начала нарушать их. Обезопасить себя от потенциального агрессора европейские страны пытались укреплёнными линиями большой протяжённости. Оценим результаты их строительства на момент вступления каждой из стран во Вторую мировую войну.

Между двумя мировыми войнами произошёл наивысший виток в развитии фортификации. Изолированные сомкнутые крепости и форты сменила концепция распыления, суть которой состояла в том, что в отличие от одной мощной крепости множество разбросанных по местности позиций, незначительных по размерам, противнику трудно обнаружить и ещё труднее уничтожить. Из множества позиций создавалась линейная долговременная фортификация для прикрытия границ. Протяжённость укреплённых линий достигала сотен километров.

Первой к их строительству приступила Финляндия. Её правительство считало, что РСФСР, с 1922 года СССР, в будущем попытается захватить Финляндию.

Впервые планы строительства укреплённых линий на Карельском перешейке появились в Финляндии ещё в 1918—1919 гг. Инициатива защиты ими границ принадлежала К.Г. Маннергейму, генерал-лейтенанту русской армии, затем в 1918 году командующему финской Белой армией. После отставки Маннергейма подготовленный по его заданию к 1 июня 1918 года план А. Раппе остался на бумаге. Нереализованными остались и планы генерал-майора Х. Игнатиуса, майора Й.К. Фабрициуса, генерал-майора К. Теслёфа, подготовленные в 1919 году1.

Ставший в сентябре 1919 года начальником финского генштаба генерал-майор О.К. Энкель подобно многим стратегам того времени считал, что фортификационные сооружения позволят малыми силами задержать противника на границе и выиграть время для развёртывания основных сил. Энкель стал инициатором начала строительных работ. В его честь линия укреплений, возведённая в Финляндии в 1920—1924 гг., получила название «линия Энкеля». Из-за недостатка средств качество сооружений оставляло желать лучшего, а идея пассивной обороны подверглась критике. Например, генерал Х. Эквист считал, что вместо зарывания денег в землю их лучше потратить на развитие артиллерии и противотанкового вооружения2. Критика привела к уходу Энкеля в отставку, прекращению финансирования и остановке работ на укреплённой линии в 1924 году. К тому времени на Карельском перешейке были созданы 17 укреплённых узлов (довольно мелких участков в отличие от укрепрайонов протяжённостью в десятки километров) главной оборонительной полосы и несколько укрепузлов тыловой оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к Выборгу3.

Затем средства выделялись лишь на поддержание сооружений линии Энкеля в надлежащем состоянии, их охрану и возведение полевых укреплений до 1932 года, когда было принято решение строить новые и модернизировать старые долговременные фортификационные сооружения (ДФС).

К началу Советско-финляндской войны финская программа строительства тыловой (линия «Т»), промежуточной (линия «V») и главной оборонительных линий не была завершена. На главной оборонительной линии к 1940 году остались недостроенными 35 ДФС. Во многих огневых точках не было установлено основное вооружение (станковые пулемёты). Крайне негативно сказалось и почти полное отсутствие противотанкового вооружения. Тогда на Карельском перешейке находились 28 укрепузлов4. Из них 21 в главной оборонительной полосе (в том числе 14 старых, построенных в 1920—1924 гг., 5 модернизированных и 2 новых, сооружённых в 1932—1940 гг.) и 7 в тыловой, построенных в 1920—1924 гг. Фланговую оборону главной оборонительной полосе обеспечивали построенные в 1920—1930-х годах береговые батареи у Финского залива и Ладожского озера.

В декабре 1939 года в репортажах иностранных журналистов финские укрепления получили название «линия Маннергейма». В Финляндии и СССР по-разному трактовали её. Линией Маннергейма финны именовали главную оборонительную линию, на которой в середине декабря 1939 года было остановлено продвижение Красной армии, а в СССР — весь комплекс финских укреплений на Карельском перешейке5.

В Бельгии, Польше, СССР и Франции строительство укреплений начали в 1928 году.

Самая известная укреплённая линия предвоенного периода была построена во Франции и получила название «линия Мажино». После Первой мировой войны мнения военных специалистов о защите Франции в случае новой агрессии Германии разделились. Одни считали, что лучшая защита — это нападение, и призывали вкладывать средства в развитие авиации, бронетехники и другого вооружения, чтобы при первых признаках агрессии Германии нанести упреждающий удар. Другие полагали, что лучше строить долговременные укрепления, которые позволят обороняться, пока на помощь не прибудут силы союзников. Они считали, что пограничная укреплённая линия не позволит немцам нанести удар иначе как через Бельгию, силы союзников смогут остановить немецкую агрессию, из-за укреплённой линии можно будет нанести контрудар. Демографические подсчёты склонили французское правительство в пользу фортификации. В то время население Франции составляло около 40 млн человек, а Германии — 70 млн, причём рождаемость в Германии была выше. Расчёты показали, что следствием войны станет существенное сокращение числа призывников во второй половине 1930-х годов6, поэтому Франция не сможет выставить армию, по численности сопоставимой с немецкой.

Линия Мажино строилась для защиты от агрессии Германии и Италии. Наиболее мощные укрепления были возведены на северо-востоке Франции, на границе с Германией. Ключевую роль в обороне играли укреплённые группы, коммуникации которых были устроены под землёй, а над землёй частично выступали только боевые блоки (артиллерийские или пулемётные). Под землёй были устроены склады боеприпасов, фильтровентиляционные, казармы, кухни, лазареты и пр., соединённые с боевыми блоками разветвлёнными подземными галереями. Между укреплёнными группами на дистанции взаимного огневого прикрытия располагались так называемые промежуточные казематы без подземных коммуникаций. Укрепления вдоль Рейна были менее мощными. В Альпах, на границе с Италией, из-за горного рельефа укрепления требовались не везде, укреплённые группы защищали только горные перевалы и Приморские Альпы, выходившие к средиземноморскому побережью.

Строительные работы начались в 1928 году с объекта Римпл в Альпах. В 1929 году приступили к работам на границе с Германией. Ставший военным министром А. Мажино способствовал выделению достаточного финансирования, и в 1930 году начались масштабные строительные работы. Через несколько лет после его смерти в прессе появилось название «линия Мажино». В 1935 году оно было принято официально7, и линия Мажино была в целом завершена. Основные пограничные сооружения к началу войны были построены и готовы к боевым действиям.

В предвоенные годы линия Мажино представлялась чудом фортификационной мысли и послужила образцом для подражания в других странах, поражала толщиной бетонных перекрытий казематов, поднимавшимися и скрывавшимися бронебашнями, сопротивляемостью газовым атакам, подземными коммуникациями. Мощь и размеры сооружений преувеличивались прессой для устрашения Германии и успокоения французского населения. В прессе появлялись пропагандистские описания и рисунки укреплений линии Мажино, на которых изображались огромные подземные сооружения с аэродромами, танковыми боксами, многовагонными поездами, кинотеатрами, фотографии солдат, распивающих пиво в подземных укреплениях8. Эта пропаганда была направлена на создание мифа о несокрушимости линии Мажино. Население и военные специалисты Франции были уверены, что она спасёт страну от немецкого вторжения. Но германское командование французская пропаганда не обманула. Благодаря разведке немцы уже в 1935—1937 гг. знали точное расположение сооружений, их мощь и вооружение, имели подробные планы нескольких укреплённых групп9.

В Бельгии план защиты страны, разработанный в 1928—1931 гг., включал создание укреплённых позиций вокруг Льежа, Намюра и Антверпена, Гентского плацдарма и линии укреплений вдоль Альберт-канала. Бельгия не проявила интереса к идее объединить свои укрепления с линией Мажино. Как показала война, этот промах и заявление Бельгии о нейтралитете в 1936 году позволили немецкой армии быстро захватить и Бельгию, и Францию.

Льеж находился на направлении, наиболее удобном для германского вторжения, поэтому самые мощные укрепления бельгийцы создали перед городом, построив две укреплённые позиции — в 1928—1932 гг. внутреннюю II Льежскую и в 1934—1936 гг. внешнюю I Льежскую10. Основу обеих составляли форты, между ними — огневые точки и наблюдательные пункты. Среди фортов I Льежской позиции был знаменитый Эбен-Эмаэль — гордость бельгийской фортификации. Для его строительства бельгийские подрядчики заключили контракты с двумя немецкими компаниями11, поэтому немцы были осведомлены о планировке форта и в 1940 году захватили его за сутки.

Намюр был крупным транспортным узлом, Антверпен — главным портом Бельгии. Для их защиты были восстановлены и модернизированы старые форты, между ними построены огневые точки.

Линия Альберт-канала начиналась у I Льежской укреплённой позиции и шла вдоль Альберт-канала до Антверпенской укреплённой позиции. Канал образовывал главный оборонительный барьер. Вдоль него располагались более 200 огневых точек с пулемётами и противотанковыми пушками. На реке Шельде базировался Гентский плацдарм, включавший около сотни огневых точек, в основном пулемётных12.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Балашов Е.А. Линия Маннергейма. Оборонительный щит Финляндии: от идеи до воплощения. СПб., 2010. С. 6—11.

2 Там же. С. 22, 23.

3 Там же. С. 20—22.

4 Иногда выделяют ещё один — 29-й укрепузел — Сикниеми. См.: Балашов Е.А. Указ. соч. С. 128.

5 Irincheev B. The Mannerheim Line 1920—39: Finnish Fortifications of the Winter War. Oxford, 2009. P. 5.

6 Allcorn W. The Maginot Line 1928—45. Oxford, 2003. P. 6.

7 Ibid. P. 9.

8 Mary J.-Y., Hohnadel A. Hommes et Ouvrages de la Ligne Maginot. T. 2. Paris, 2001. P. 39, 41; Кауфман Дж. Э. Фортификация Второй мировой войны 1939—1945. Европа / Пер. с англ. М., 2006. С. 47.

9 Allcorn W. Op. cit. P. 45.

10 Иногда выделяют III и IV Льежские укреплённые позиции, но чаще их объединяют в одну II Льежскую укреплённую позицию. См.: Кауфман Дж. Э. Указ. соч. С. 402.

11 Там же. С. 100, 102.

12 Там же. С. 98, 99, 109, 110.