Чрез чин никого не жаловать, но порядком чин от чину возводить

image_pdfimage_print

Passing the rank nobody cannot be favoured with the next rank, but strictly follow the order of ranks

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы чинопроизводства в русской армии с начала XVIII века до 1917 года. Автор, опираясь на регламентирующие документы тех лет, показывает историко-правовые аспекты и особенности различных систем чинопроизводства, анализирует их достоинства и недостатки в вопросах присвоения офицерам очередных воинских званий и повышения в воинских должностях.

Summary. The article considers problems of rank promotion in the Russian army since the beginning of the XVIII century until 1917. The author, based on regulatory documents of those years, shows the historical and legal aspects as well as features of different systems of rank promotion, analyses their advantages and shortcomings in assignment of regular military ranks and higher military positions of officers.

ТЕРЕХИН Андрей Михайлович — действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 3 класса, заместитель директора Департамента государственной службы и кадров Министерства юстиции Российской Федерации, подполковник запаса, кандидат юридических наук (Москва. Е-mail: anmite@yandex.ru)

 

«ЧРЕЗ ЧИН НИКОГО НЕ ЖАЛОВАТЬ, НО ПОРЯДКОМ ЧИН ОТ ЧИНУ ВОЗВОДИТЬ»

 

Развитие российской государственности привело к появлению категории лиц, для которых служба в государственных учреждениях, в том числе, как теперь принято говорить, в силовых структурах, стала профессией. С целью упорядочения их должностных прав и обязанностей постепенно стала складываться система чинов — дьяки, стольники и др., подтверждавших их служебные разряды, классы. В середине XVI века чины появились и в стрелецком войске — стрелец, десятник, пятидесятник, сотник. В создававшейся Петром I русской регулярной армии офицерские чины носили как русские — поручик, полковник и др., так и западноевропейские наименования — капитан, майор и др. При этом чинопроизводство стало приобретать системный характер, что в свою очередь вело к созданию особой прослойки в армии — офицерского корпуса.

Преобразование армии потребовало огромной работы по совершенствованию отечественного военного законодательства и созданию уставных документов. Наиболее важные из них — это «Артикул воинский»1, изданный 25 апреля 1715 года* и представлявший собой по сути военно-уголовный кодекс; 30 марта 1716 года появился «Воинский устав»2, в котором излагались военно-учредительные законы; 13 января 1720 года был подписан «Устав морской»3, регламентировавший службу на флоте.

С принятием Петром I этих и ряда других законодательных актов был закреплён новый принцип «военного служения»: ратная служба теперь осуществлялась на регулярной основе, становилась службой государству, Отечеству4, а не только государю. «В новоустроенном регулярном войске, — писал П.О. Бобровский, — поместному началу, поддерживавшему рабство, твёрдо и ясно противопоставлено начало служебное, а это начало, скреплённое военною дисциплиною, не ставит подчинённого в унизительное положение перед своим начальником. Солдат такой же слуга Отечеству, как и офицер…»5.

Новое устройство армии и новый принцип государственного служения требовали более упорядоченной системы чинопроизводства, что и было окончательно оформлено 24 января 1722 года знаменитым документом — Табелью о рангах6. В ней впервые в истории России государственная служба разделяется на военную и гражданскую, а гражданская в свою очередь — на статскую и придворную. Военные, статские и придворные чины были разделены на 14 классов, высшим являлся 1-й класс. Преимущество отдавалось военным чинам, которые состояли из четырёх разрядов: сухопутные, гвардия, артиллерийские и морские. При этом гвардейские чины считались на класс выше других воинских чинов. Чинопроизводство производилось строго в порядке возрастания классов, только получение очередного чина давало право на занятие высшей должности. Достигнув определённого чина, можно было из недворянина превратиться в дворянина, получив личное или потомственное дворянство.

Постепенно стала складываться и система титулования: к чинам 1-го и 2-го классов следовало обращаться «ваше высокопревосходительство», 3-го и 4-го — «превосходительство», 5-го «высокородие», 6-го — 8-го —«высокоблагородие», 9-го —   14-го «благородие».

По Табели о рангах от 24 января 1722 года воинские чины разделялись также на 4 группы: к 1-й относился солдатский состав, куда входили также вахмистры, фельдфебели и унтер-офицеры; ко 2-й — обер-офицерский (прапорщик, подпоручик, сотник, штабс-капитан, капитан, ротмистр); к 3-й — штаб-офицерский состав (майор, с 1884 г. — капитан, ротмистр, есаул), подполковник, полковник; в 1-ю группу входил генеральский и адмиральский состав. Позднее в Табель о рангах вносились ряд изменений и дополнений. Но большая часть закреплённых в ней чинов просуществовала до 1917 года.

В основе чинопроизводства офицеров при Петре I лежал принцип личных заслуг, что нашло отражение в указе от 14 апреля 1714 года «О произведении в чины штаб- и обер-офицеров, первых по свидетельству всей дивизии генералитета и штаб-офицеров, а вторых по свидетельству штаб- и обер-офицеров полка»7. Таким образом, замещение вакансий при производстве в первые обер- и штаб-офицерские чины осуществлялось путём баллотировки, то есть тайного голосования всех офицеров части (не ниже данного чина) или дивизии (для старших офицеров), причём из двух или трёх кандидатов. Этот принцип был подтверждён и в указе от 1 января 1719 года «О производстве в воинские чины и о замещении вакансий»8. Кроме этого, указ содержал требование о том, чтобы «чрез чин никого не жаловать, но порядком чин от чину возводить». Однако при этом сохранился и способ ускоренного прохождения служебной лестницы для дворян: их дети записывались с рождения на должность и к началу службы (15 лет) уже могли иметь определённый чин, то есть воинское звание. Более быстрому продвижению дворян по службе способствовал и так называемый установленный вычет за повышение в чинах: начиная с обер-офицерских и приравненных к ним чинов для получения очередного чина необходимо было уплатить значительную денежную сумму9. Тем не менее Пётр I крайне негативно отзывался о практике повышения в чинах по старшинству, существовавшей в то время в иностранных государствах.

Серьёзные изменения внёс Пётр I и в систему оплаты за службу. Денежное жалованье окончательно вытеснило такую форму вознаграждения, как раздача земли. Этому способствовал указ «О наследовании имений» от 23 марта 1714 года10, запрещавший дробление недвижимости при передаче по наследству и устанавливавший принцип майората (наследование недвижимости только одним старшим сыном). Ограничение круга наследователей заставило дворян служить за жалованье. Указ сделал дворянство единственным служивым сословием, а службу — главной сферой приложения его сил и энергии и для большинства — основным источником благосостояния.

В послепетровское время был принят ряд важных документов, регламентировавших как прохождение военной службы, так и продвижение офицеров по служебной лестнице.

При Екатерине I указом от 1 июня 1726 года «О производстве на вакансии в штаб- и обер-офицерские чины не по баллотированию, а по старшинству и достоинству»11 был отменён порядок замещения вакансий путём выборов. Правда, при Анне Иоанновне вернулись к системе выборности при чинопроизводстве офицеров12, однако только для первого обер-офицерского и штаб-офицерского чина13. Следует сказать, что основной массе офицеров, не имевших высоких покровителей и не принадлежавших к влиятельным родам, такой порядок, когда продвижение по службе зависело главным образом от усмотрения начальства, был невыгоден14.

Желая устранить недостатки чинопроизводства только по личным заслугам, Елизавета Петровна 15 февраля 1742 года издала указ «О повышении чинами по старшинству и заслугам»15. В нём содержалось требование о сочетании при продвижении по службе принципов старшинства (выслуги лет) и личных заслуг. Указ способствовал тому, что с 40-х годов XVIII века продвижение офицера по карьерной лестнице стало производиться не только с учётом выслуги лет, но и по «достоинству», то есть за особые отличия. Этот порядок просуществовал в армии более 100 лет16. Система же тайного голосования (баллотировка) оказалась нежизнеспособной и постепенно сошла на нет17.

XIX ВЕК в России характеризуется значительными работами по кодификации военного законодательства, в том числе и в области прохождения военной службы18, а также военными реформами Д.А. Милютина, возглавлявшего Военное министерство в 1861—1881 гг. Реформы, как известно, способствовали созданию в России массовой армии и подготовке для неё в необходимых количествах офицерских кадров. Тем не менее продвижение офицеров по службе осуществлялось преимущественно в прежнем порядке с учётом как выслуги лет, так и имевшихся вакансий, которые рассчитывались по каждой части отдельно для каждого чина. Так, в случае, если из части убывал капитан, то на его место представлялся старший по выслуге лет поручик. Если по каким-то причинам он признавался недостойным к назначению и присвоению звания капитана, то рассматривалась кандидатура следовавшего за ним по старшинству поручика. Командир части (только он имел право представления к производству в следующий чин и нёс за правильность выбора персональную ответственность) решение принимал единолично, но обязательно предварительно обсуждал этот вопрос со всеми штаб-офицерами.

Аналогичным образом совершалось чинопроизводство в штаб-офицерские чины. Единственным отличием являлось то, что вакансии рассматривались не по одной только воинской части, а по всей армии. Подобные правила ограничивали возможность продвижения по службе наиболее достойных офицеров, поэтому 13 мая 1861 года было принято решение о производстве в первый штаб-офицерский чин (майора) только за отличие по службе19.

В гвардейских частях производство в чины осуществлялось по выбору начальства («по достоинству»), а не по старшинству. Что касается генеральских и адмиральских чинов, то никаких правил здесь не предусматривалось: это была исключительная прерогатива главы государства.

В военно-учебных заведениях строевые офицеры получали штаб-офицерские звания на общих основаниях с офицерами той воинской части, в которой они числились и от которой были откомандированы20. Офицеры военно-учебных заведений пользовались преимуществом в один чин перед армейскими офицерами, но в чин полковника производились лишь при занятии соответствовавшей этому чину должности. Офицеры, занимавшие должности по хозяйственной части и в канцеляриях, производились в чины только за отличие. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. М., 1986. С. 327—365.

2 Законодательство Петра I / Отв. ред. А.А. Преображенский, Т.Е. Новицкая. М., 1997. С. 155—240.

3 Там же. С. 240—384.

4 Военное законодательство Российской империи. Кодекс русского военного права. М., 1996. С. 11.

5 Бобровский П.О. Пётр Великий как военный законодатель. СПб., 1887. С. 46.

6 Законодательство Петра I. С. 393—401.

7 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Т. V. № 2795. С. 96, 97.

8 Там же. № 3265. С. 607.

9 Архипова Т.Г., Румянцева М.Ф., Сенин А.С. История государственной службы в России: Учебн. пособие. М., 1999. С. 32.

10 ПСЗ РИ. Т. V. 1713—1719. № 2789. СПб., 1830. С. 91—95.

11 Там же. Т. VII. 1723—1727. № 4896. СПб., 1830. С. 655, 656.

12 О балотировании офицеров в силу указа 1721 года. См.: ПСЗ РИ. Т. VIII. 1728—1732. № 5690. С. 378.

13 О производстве из унтер-офицеров в прапорщики и из капитанов в майоры по балотировке, а в прочие чины по достоинству, а не по старшинству. См.: ПСЗ РИ. Т. IX. 1733—1736. № 7022. С. 893.

14 Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 73.

15 ПСЗ РИ. Т. XI. 1740—1743. № 8516. СПб., 1830. С. 585.

16 См.: Волков С.В. Указ. соч. С. 74.

17 См. подробнее: Белоусов И.И. Продвижение по службе офицеров Российской армии в первой половине XVIII века: к 90-летию Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации // Воен.-истор. журнал. 2008. № 4. С. 13, 14.

18 При Николае I с 1835 г. было начато составление Свода Военных Постановлений (СВП), вступившего в силу 1 января 1840 г. Уже при Александре II в 1859 г. состоялось второе издание Свода. В 1869 г. начато третье издание. К Своду Военных Постановлений 1869 г. изданы три продолжения в 1874, 1879 и 1887 гг., заключавшие в себе узаконения, последовавшие по 1 июля 1886 г. Т. VII СВП содержал узаконения по вопросам прохождения службы, в т.ч. и продвижения по службе. Кодификация военно-морских законов произведена значительно позже — в 1886 г. при Александре III, когда впервые был издан Свод Морских Постановлений, к которому в 1892, 1895 и 1898 гг. изданы три продолжения.

19 Никифоров А.В. Чинопроизводство по военному ведомству. Исторический очерк // Столетие Военного министерства. 1802—1902. Кн. I. Отд. IIIa. СПб., 1912. С. 65.

20 ПСЗ РИ. Собрание второе. Т. XLV. Законы 1870. № 48692. СПб., 1874. С. 228—230.