А.В. Суворов и военная разведка

image_pdfimage_print

В.И. ЛОТА — «…Давать более часто сведения о позициях противника, об изменениях таковых и его движении…». А.В. Суворов и военная разведка

V.I. LOTA — «…Give more frequent data on enemy positions, their changes, and its movements…». A.V. Suvorov and military reconnaissance

Аннотация. В статье представлены результаты изучения деятельности генералиссимуса А.В. Суворова по организации разведки и использованию её сведений.

Summary. The article presents the results of the activities of Generalissimo Aleksandr Suvorov on intelligence organisation and use of its information.

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

 

ЛОТА Владимир Иванович — доктор исторических наук

(Москва. Е-mail: mil_hist_magazin@mail.ru).

 

«…ДАВАТЬ БОЛЕЕ ЧАСТО СВЕДЕНИЯ О ПОЗИЦИЯХ ПРОТИВНИКА, ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ ТАКОВЫХ И ЕГО ДВИЖЕНИИ…»

А.В. Суворов и военная разведка

 

Генералиссимус А.В. Суворов одержал более 60 побед1 и не потерпел ни одного поражения. Некоторые западные современники объясняли его победы случайными удачами, а Суворов утверждал: «Раз счастье, два раза счастье — помилуй бог! Надо же когда-нибудь и немножко умения»2. И пояснял: «Счастье зависит от правил, а фортуна — от случайностей»3.

Хотя в документах Суворова (приказах, распоряжениях, донесениях и т.д.4) речь о разведке идёт часто, он не упомянул об этом важном виде боевого обеспечения в ярком образце передовой русской военно-теоретической мысли XVIII века — своём знаменитом наставлении «Наука побеждать», видимо, умышленно, так как понимал, что опыт его полководческой деятельности станут изучать не только соотечественники, но и противники России, поэтому не захотел раскрывать все свои секреты.

В пользу этого предположения говорит оценка одного из исследователей полководческого опыта Суворова полковника Генерального штаба А.И. Астафьева, который в 1857 году писал: «Великое искусство полководца состоит в умении скрывать себя, быть непонятным для окружающих, и в этом отношении А.В. Суворов доходит до совершенства»5. Не случайно современники называли Суворова тончайшим военным дипломатом и хитрецом первостатейным.

Основное содержание «Науки побеждать» составляют три воинских искусства — важнейших тактических принципа: глазомер, быстрота и натиск6.

О первом слагаемом знаменитой суворовской формулы достижения победы — глазомере и его роли в полководческом опыте Суворова научных изысканий нет. Попытаемся выяснить: какой смысл Суворов вкладывал в это понятие и почему поставил глазомер на первое место среди принципов своей науки побеждать?

Смысл суворовского глазомера значительно шире способности определять расстояние на глаз. Суворов утверждал: «Выше всего глазомер, т.е. пользование положением места, трудолюбие, бдение и постижение»7. Таким образом, по Суворову глазомер — это всестороння оценка обстановки (местности и противника), а также тщательная разработка замысла и плана сражения.

Суворов пояснял, что глазомер — это «как в лагерь стать, как идти, где атаковать, гнать и бить»8, он нужен для оценки сил, замыслов и планов противника, выяснение которых — задача разведчиков. Он неоднократно подчёркивал: «Жалок тот полководец, который по газетам ведёт войну»9. Поэтому в понятие «глазомер» по Суворову входят организация и ведение разведки, сбор сведений, необходимых для принятия решений.

Судя по архивным документам, связанным с деятельностью Суворова, организации разведки полководец уделял особое внимание и сам неоднократно выполнял разведывательные задания, собирал сведения о противнике, организовывал тактическую и оперативную разведку, умело использовал сведения, которые добывали русские разведчики за рубежом. Суворова по праву можно считать эффективным организатором разведки в боевой обстановке, её информационной работы, взаимодействия штабов армий коалиции в этой сфере.

Суворов призывал подчинённых ему командиров заблаговременно изучать силы и возможности противника, его оружие, тактику и стратегию, резервы, уровень подготовки офицеров и выучки солдат, а также местность, на которой предстояли боевые действия.

В ходе Семилетней войны 1756—1763 гг. Суворов, командуя одним из отрядов, выполнявших разведывательно-диверсионные задачи на коммуникациях противника, сыграл важную роль в захвате прусской крепости Кольберг. При её осаде русская разведка выявила подходившие резервы прусских войск. Суворов организовал внезапное нападение на них, чем в значительной степени ослабил противника. И в последующих боях он не раз с помощью разведывательных отрядов своевременно выявлял и уничтожал резервы противника до их соединения с основными силами.

В годы Семилетней войны Суворов приобрёл значительный опыт организации и ведения тактической разведки, действий в тылу, на коммуникациях противника.

В ноябре 1768 года10 Суворов во главе полка был направлен в Польшу для борьбы с Барской конфедерацией, выступившей против польского короля С. Понятовского и России.

На чужой территории в сложных условиях подчинённые Суворова появлялись там, где их не ждали, наносили внезапные удары и урон конфедератам. Секрет успехов заключался в том, что Суворов хорошо организовал разведку, часто пользовался услугами местных информаторов, поэтому располагал точными сведениями о противнике и стремился использовать их незамедлительно, принимая быстрые и точные решения, которые были неожиданными для врага.

Умелое сочетание глазомера (разведки), быстроты и натиска позволило Суворову одержать победы над конфедератами под Ореховом, Ландскроной и Замостьем, разгромить войска великого гетмана Литвы М. Огинского под Столовичами, овладеть Краковским замком, где ему помогли жители города. Они передавали сведения о мятежниках, особенностях их обороны и, получив от Суворова оружие, вместе с русскими войсками освободили Краков.

Для сбора сведений о противнике Суворов использовал разные методы, направлял в районы дислокации противника разведывательные отряды и партии, приказывал захватывать и допрашивать пленных, поощрял покупку сведений у местных жителей, которые могли беспрепятственно появляться на территориях, занятых мятежниками. Все разведданные сосредоточивались в штабе Суворова, который лично анализировал их и незамедлительно принимал обоснованные решения.

Сведения о противнике Суворов разделял на достоверные, собранные офицерами русской армии, и информацию шпионов, требовавшую дополнительной проверки. К ней Суворов рекомендовал относиться осторожно, требовал перепроверять, считая, что шпионы могут предоставлять ложные сведения ради денежного вознаграждения. Тем не менее информация местных жителей представляла для Суворова интерес, так как, по его оценке, местный житель «обстоятельства лучше судит». Суворов отмечал, что донесения шпионов «беспрестанно нужны». Выделялась ли тогда специальная статья расходов на оплату услуг шпионов, неизвестно, но, к примеру, в марте 1770 года на оплату услуг шпионов ему потребовались «триста червонных»11.

От подчинённых офицеров Суворов постоянно требовал добывать «о возмутителях верные известия»12. В рапорте от 9(20) февраля* 1772 года доложил генерал-аншефу А.И. Бибикову, что от подчинённых, сообщивших неточные сведения, потребовал уточнить их и стараться «о том и о протчем узнавать»13.

Суворов подчёркивал, что «умный военный человек не должен действовать на авось»14, советовал «предупреждать обстоятельства ложные и сомнительные» и не увлекаться «местной горячностью»15, требовал от подчинённых находчивости, ответов быстрых и точных, строго запрещал отвечать: «Не могу знать»16.

Требования к организации сбора сведений о мятежниках Суворов излагал устно, в приказах и донесениях. Так, в приказе от 16(27) июня 1770 года он потребовал доставлять в штаб сведения о конфедератах как можно быстрее17.

Документы Суворова отличались лаконичностью, точностью и конкретностью. Один из типичных примеров — донесение генерал-поручику И.И. Веймарну от 26 октября (6 ноября) 1770 года: «С Сандомирского поста господин капитан Дитмарн меня рапортует, что он получил через шпионов известие: 1-е. Что 22-го числа ввечеру в местечко Пацанов приехал от мятежников называемой маршалок черняховский Прилуцкий, у которого команды было до трёх тысяч, в числе коих с лишком до четырёх сот пехоты и две пушки, а поутру, то есть 23-го числа оттуда пошли к Новому Месту, повыше которого того ж дни переправились на ту сторону Вислы. 2-е. Маршалок бельский Миончинский ходит около деревни Сечкова, которая лежит две мили за Сташов в стороне Шидлова, команды у него с тысячу коней и с ним полковник Коженевской и около тех мест выбирают деньги и фураж. О сем я вашему высокопревосходительству доносить должен, сколько бы таковые шпионские повести невероятны ни были, как оное»18.

Из этого донесения следует, что разведку местности и противника вели не только конные разъезды, но и заблаговременно организованные специальные посты. Командовали ими младшие офицеры. Суворов и сам часто отправлялся в разведку для проверки достоверности полученных сведений.

В ходе боевых действий полководец требовал не только добывать разведданные, но и раскрывать планы противника. Придавая большое значение достоверности и точности сведений, он в ордере подполковнику И.И. Елагину от 16(27) ноября 1771 года о выделении отряда для занятия Пинчова и дальнейших действиях потребовал: «О возмутителях иметь верные известии, при поражении их показывать верное число убитых и показывать о силах мятежничьих, называя имянно их начальников и у кого сколько…»19.

О том, сколь тщательно Суворов работал со сведениями, добытыми разведчиками, свидетельствуют архивные документы. В их числе подготовленные им с 15(26) мая 1769 года по 6(17) октября 1772 года 439 рапортов, записок, писем, донесений, реляций и ответов на запросы вышестоящего командования со сведениями разведывательного характера.

На основе данных, собранных разведкой, и результатов их анализа Суворов представил командованию русской армии аналитические «Рассуждения о ведении войны с конфедератами»20. Они содержали аргументированные оценки, выводы и конкретные предложения по организации не только дальнейших боевых действий, но и разведки противника, а также мер противодействия его разведчикам.

В Русско-турецкой войне 1768—1774 гг. Суворов дважды — 10(21) мая и 17(28) июня 1773 года нанёс сокрушительное поражение противнику у Туртукая21. Став командиром отряда, он получил задачу переправиться на правый берег Дуная и уничтожить вражеские укрепления у населённого пункта Туртукай, чтобы отвлечь турок от направления главного удара русской армии. В короткий срок организовал разведку противника и пришёл к выводу, что днём штурмовать Туртукай бессмысленно. В ночь на 10(21) мая 500 пехотинцев и 200 кавалеристов под командованием Суворова переправились через Дунай. Благодаря точным разведданным отряд действовал наверняка, нанёс неожиданные удары по уязвимым местам противника, разгромил четырёхтысячный гарнизон и возвратился на левый берег Дуная.

Суворов отличился и в ходе разведывательных поисков, проведённых его отрядом, и во время обороны Гирсова, а в 1774 году, командуя корпусом, сыграл решающую роль в разгроме турецких войск при Козлудже22.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Суворов / Военная энциклопедия (ВЭ): В 8 т. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 698.

2 Суворов А.В. Наука побеждать. М.: Эксмо, 2015. С. 119.

3 Там же.

4 Опубликованы в сборнике «А.В. Суворов. Документы», выпущенном Воениздатом в 1949—1953 гг. в четырёх томах.

5 Астафьев А.И. Воспоминания о Суворове. СПб.: Типография Отдельного корпуса внутренней стражи,1856. С. 30.

6 Наука побеждать / ВЭ. М.: Воениздат, 2001. Т. 5. С. 414.

7 Суворов А.В. Указ. соч. С. 110.

8 Там же. С. 14.

9 Там же. С. 112.

10 Суворов. С. 698.

11 Суворов А.В. Документы: В 4 т. Т. I. М.: Воениздат, 1949. С. 226.

12 Там же. С. 465.

13 Там же. С. 517.

14 Суворов А.В. Наука побеждать. С. 114.

15 Астафьев А.И. Указ. соч. С. 29.

16 История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I: В 5 т. СПб.: Типография императорской Академии наук, 1857. Т. 1. С. 135.

17 Суворов А.В. Документы. Т. I. С. 264.

18 Там же. С. 311.

19 Там же. С. 465.

20 Там же. С. 368.

21 Суворов. С. 698.

22 Там же.