Оккупация Польшей территории Чехословакии в 1938 году

image_pdfimage_print

N.N. PLATOSHKIN — The forgotten accomplice of Hitler. The Polish occupation of the territory of Czechoslovakia in 1938

Аннотация. Статья освещает участие Польши в нацистской агрессии против Чехословакии в 1938 году.

Summary. The article deals with the participation of Poland in the Nazi aggression against Czechoslovakia in 1938.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич — профессор Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: platoshkin@mail.ru).

 

ЗАБЫТЫЙ ПОСОБНИК ГИТЛЕРА

Оккупация Польшей территории Чехословакии в 1938 году

 

Ныне правящие круги Польши активно представляют свою страну невинной жертвой фашистской агрессии в годы Второй мировой войны, ставят на одну доску нацистскую Германию и Советский Союз, требуя от нашей страны некоего покаяния. Вероятно, за то, что 600 тыс. советских солдат погибли, освобождая польский народ из немецко-фашистского рабства, цинично и жестоко крушат памятники им. Может быть, с помощью надругательства над памятью о павших освободителях Польши в Варшаве хотят предать забвению пособничество Польши нацистам?

Попробуем разобраться объективно, опираясь на факты.

На границе между Чехией и Польшей издавна находилось небольшое Тешинское княжество. В раннем Средневековье его жители говорили на смеси польского и чешского языков (которые тогда не очень отличались друг от друга), свою национальность определяли как «местные». С 1327 года тешинский князь добровольно стал вассалом чешской короны, в 1653 году (после смерти последнего князя) княжество как выморочное наследство (на которое не было наследников) отошло чешскому королю1. Чехи попали под гнёт Габсбургов, и до 1918 года Тешинская Силезия (так её стали называть) была частью Королевства Чехии в составе Австро-Венгрии.

Наряду с чехами и поляками в регионе жили и немцы, называвшие себя силезцами, чтобы подчеркнуть отличие от судетских немцев.

После краха австро-венгерской монархии Чехословакия и Польша 2 ноября 1918 года подписали соглашение о временном разделе Тешинской Силезии2. Но правящие круги авторитарной Польши жаждали Речи Посполитой «от моря до моря», и 23 января 1919 года вспыхнул польско-чехословацкий вооружённый конфликт из-за Тешина, из-за того, что в нарушение польско-чехословацкого соглашения поляки стали призывать местное население в свою армию. В ходе так называемой семидневной войны (перемирие было подписано 1 февраля) чехословацкая армия разгромила поляков и заняла большую часть спорной территории, остановив наступление лишь по просьбе Антанты. Под давлением той же Антанты Прага согласились провести в Тешине плебисцит, хотя считала, что исторические права Чехии на Тешинскую Силезию бесспорны.

Поляки, организовав кампанию терактов и диверсий, бойкотировали референдум, понимая, что большинство жителей предпочтут демократическую Чехословакию авторитарной Польше.

После начальных поражений Польши в Советско-польской войне 1920 года в Варшаве согласились было на переговоры с Чехословакией о будущем Тешина, но неудача Красной армии на Висле настроила поляков на непримиримый лад.

28 июля 1920 года арбитражная комиссия Антанты разделила Тешинскую Силезию между Польшей и Чехословакией по реке Ольша. Поляки получили 1012 кв. км с населением 139 630 человек, Чехословакия — 1270 кв. км, на которых проживали 295 тыс. человек (56 проц. территории спорного района и 68 проц. его населения). Прага была не согласна с таким решением, но под давлением Антанты приняла его, и 29 апреля 1924 года стороны подписали польско-чехословацкий протокол о делимитации границы в Тешине.

В отличие от диктатуры Ю. Пилсудского, подавлявшей права национальных меньшинств, Чехословакия поощряла культурную самобытность поляков, оказавшихся после 1920 года на её территории, в Тешине. В главном городе региона — Моравской Остраве работало польское генеральное консульство. Через него финансировались польские национально-культурные объединения (например, Школьная Матица в Чехословакии, Macierz Szkolna v Czechoslowacji). Количество польских школ разных уровней в регионе в 1921—1938 гг. выросло с 18 до 983.

Пилсудский считал Тешин польским «Заольжьем»4, в Польше ширилась агитация за «возвращение незаконно отторгнутых земель», но к активным действиям поляки перешли только после того, как власть в Германии захватили нацисты.

Если Чехословакия ответила на приход Гитлера к власти заключением союзных договоров с Францией и Советским Союзом, то Польша 26 января 1934 года подписала договор о ненападении с Германией. Он стал первым международным соглашением фашистского режима, и Гитлер назначил «нациста номер два» Г. Геринга специальным эмиссаром по вопросам германо-польских отношений.

В 1935 году во время визита в Варшаву Геринг предложил полякам участие в захватнической войне против СССР, пообещав в качестве «трофея» часть советской Украины.

Польша резко изменила политику в отношении Чехословакии. В польской печати развернулась массированная античехословацкая кампания. Правящая верхушка Польши, особенно прогермански настроенный министр иностранных дел полковник Ю. Бек, хотела не только захватить Тешин, но и раздробить Чехословакию, чтобы затем поживиться частью территории отколотой от неё «независимой» слабой Словакии. Точно такие же планы были у нацистов, с той только разницей, что они хотели отторгнуть от Чехословацкой Республики (ЧСР) Судетскую область, населённую преимущественно немцами.

Планы Варшавы были тесно скоординированы с Берлином, причём обе страны занимали в чехословацком вопросе подчёркнуто антисоветскую позицию. У СССР, с 1935 года связанного с ЧСР договором о взаимопомощи, не было с ней общей границы. Самой близкой к Советскому Союзу частью чехословацкой территории была населённая украинцами и русинами Подкарпатская Русь5, вошедшая в состав ЧСР по решению Антанты в 1919 году. Советские самолёты с Украины могли в случае войны без посадки перелететь на территорию Подкарпатской Руси. Поэтому поляки и немцы стремились отторгнуть этот регион от Чехословакии и присоединить его к Венгрии, настроенной как против Праги, так и против Москвы. В этом случае Польша получила бы границу с Венгрией и окончательно отрезала ЧСР от помощи со стороны Москвы, а нацисты — полную свободу действий в отношении Чехословакии.

Кроме того, в Варшаве, мечтая о великой Польше «от моря до моря», старались поставить под свой контроль Венгрию и Румынию. Препятствием в реализации этих великодержавных планов была Прага. Но связанная договором о взаимопомощи с Советским Союзом Чехословакия пока была Польше не по зубам.

С 1933 года по примеру берлинского влияния на судетских немцев началась направлявшаяся из Варшавы фашизация польского национального меньшинства в Тешине. Всех тамошних поляков пытались согнать в «единую» партию по образцу Судето-немецкой партии во главе с К. Генлейном. В январе 1934 года по Польше прокатилась срежессированная властями волна массовых демонстраций, приуроченных к 15-летию «семидневной войны» 1919 года, с требованиями «освобождения Тешина от чехов», сервильные (раболепные) газеты «санационного режима» Пилсудского писали о чехах как о «народе подлецов»6, ни в чём не уступая рупору НСДАП «Фелькишер беобахтер». Польские газеты особенно напирали на то, что Чехословакия «заключает пакты с большевиками», в такой стране поляки жить не должны.

С апреля 1934 года в Тешине появились распространявшиеся нелегально листовки, отпечатанные в Польше, с призывом к местным полякам «подниматься на борьбу»: «Поляки, пробуждайтесь!». Этот лозунг перекликался с главным слоганом нацистов: «Германия, проснись!».

С конца 1934 года II отделение генерального штаба вооруженных сил Польши (разведка и контрразведка) приступило к созданию в Тешине боевых разведывательно-диверсионных групп под кодовым наименованием «SC 1—4». Как и направлявшиеся абвером и СД аналогичные группы судетских немцев, эти отряды, разбитые на пятёрки, должны были диверсиями и терактами, в том числе и против польского населения, создать в Тешине обстановку гражданской войны, которая послужила бы предлогом для вторжения в регион.

Первой акцией SC 1—4 было осквернение памятника в городке Тржинец 30 января 1935 года. Этот факт свидетельствует о том, что у Польши многолетняя традиция борьбы с памятниками в политических целях.

19 мая 1935 года в Чехословакии прошли парламентские выборы (в отличие от «санационной» Польши абсолютно свободные), на которые в Берлине и Варшаве возлагали большие надежды. Предполагалось, что немецкие, словацкие и польские сепаратисты добьются таких успехов, которые позволят «легально» раздробить Чехословакию. На деньги Варшавы была быстро сколочена «Польская партия в Чехословакии» (Polskie Stronnictwo v Czechoslowacji), и чехословацкие власти её зарегистрировали, несмотря на явно сепаратистские и антигосударственные лозунги этой партии. За неё открыто агитировал польский генконсул в Тешине, за что был объявлен персоной нон грата и был выслан.

«Польская партия» тесно координировала свои действия со словацкими фашистскими сепаратистами во главе с А. Глинкой.

Однако на выборах 1935 года за польских «самостийников» проголосовали лишь 37 проц. польских избирателей Тешина. Только один представитель «Польской партии», адвокат Л. Вольф, смог попасть в парламент, да и то по списку словацких фашистов Глинки.

Огорчённые этим провалом поляки отозвали из Праги посла В. Гржибовского и до января 1937 года отказывались направлять в ЧСР нового главу посольства.

Очередной всплеск нападок Польши на Чехословакию совпал с оккупацией Германией демилитаризованной Рейнской области в феврале 1936 года, которой Гитлер окончательно разорвал Версальский договор. В то же время министр иностранных дел Польши Бек, выступая в сейме, потребовал от Чехословакии «возврата» Тешина как условия нормализации двусторонних отношений. Особенно возмутило Бека (как и Гитлера) заключение в мае 1935 года Советско-Чехословацкого договора о взаимопомощи. Указание Праги на то, что этот договор связан с аналогичным чехословацко-французским, а Польша формально с 1921 года тоже являлась союзником Франции, в Варшаве оставили без внимания, так как ответить было нечего.

Осенью 1935 года в Польше прошли 70 организованных властями античехословацких демонстраций под лозунгами: «Да здравствует единая Польская Силезия! Требуем ревизии границ!»7. С сентября того же года радиостанция в Катовицах стала вещать для «земляков в Заольжье», пропагандируя (как и нацисты) «возврат поляков домой» вместе с территорией.

Пропагандистский натиск на Чехословакию немного ослаб, когда в апреле 1936 года Польшу сотрясли демонстрации против диктаторского «санационного» режима.

Чехословакия, на которую с каждым днём всё сильнее давила Германия, искренне пыталась нормализовать отношения с Польшей. В январе 1937 года министр иностранных дел ЧСР К. Крофта предложил наконец-то назначенному в Прагу польскому послу создать совместную парламентскую комиссию для обсуждения положения польского национального меньшинства в Тешине. Поляки выставили в качестве предварительного условия автономию для Тешина, фактически означавшую полную независимость. К слову, точно такой же широкой автономии по указанию из Берлина тогда требовали судетские немцы.

В феврале 1937 года Прага пошла на односторонние уступки Варшаве, расширив в Тешине автономию поляков в сфере образования. Но Бек считал любые переговоры с ЧСР потерей времени, так как знал о плане Гитлера по ликвидации Чехословацкого государства военным путём — «плане Грюн», первый вариант которого, разработанный в июне 1937 года, предусматривал тесную координацию боевых операций вермахта с диверсионной деятельностью Судето-немецкой партии Генлейна на территории ЧСР8. .<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Radim J., Pindur D., a kol. Těšínsko v proměnách staletí: sborník přednášek z let 2008—2009 k dějinám Těšínského Slezska. Českэ Těšín: Muzeum Těšínska; Matice slezskб, 2010. S. 43—46.

2 Площадь региона тогда составляла 2281,6 кв. км, население по переписи 1910 г. — 434 521 человек.

3 Bilek J. Kysela těšinska jablička, Praha, 2011. S. 125.

4 Поляки называли пограничную реку в Тешине Ольжей.

5 С 1945 г. — Закарпатская область УССР. Областной центр — Ужгород.

6 Bilek J. Op. cit. S. 131.

7 Ibid. S. 139.

8 Slбdek M. Němci v Čechбch. Praha, 2002. S. 78.