Заказы в Японии достигли внушительной цифры

image_pdfimage_print

С.В. ФЕДУЛОВ, Д.Н. СОЛОВЬЕВ, Н.А. СТАНКЕВИЧ — «Заказы в Японии достигли внушительной цифры». Военно-техническое сотрудничество Российской империи и Японии в области военно-морской техники, стрелкового и артиллерийского вооружения в конце XIX века и в годы Первой мировой войны 

S.V. FEDULOV, D.N. SOLOVYOV, N.A. STANKEVICH — Japanese orders have reached the impressive figure». Military-technical cooperation of the Russian Empire and Japan in the field of naval equipment, missile and artillery armaments in the late XIX century and during the First World War

Аннотация. Статья посвящена основным этапам и направлениям военно-технического сотрудничества Российской империи и Японии в конце XIX века и в годы Первой мировой войны в области морской техники и вооружения.

Summary. The article is devoted to the main stages and directions of military-technical cooperation of the Russian Empire and Japan in the late nineteenth century and during the First World War in the field of naval equipment and weapons.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

ФЕДУЛОВ Сергей Валентинович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: serg.val.fed.661000@yandex.ru);

СТАНКЕВИЧ Наталия Александровна — офицер отделения организации подготовки научно-педагогических кадров Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, капитан

(Санкт-Петербург. E-mail: nat24ru@nm.ru).

 

«ЗАКАЗЫ В ЯПОНИИ ДОСТИГЛИ ВНУШИТЕЛЬНОЙ ЦИФРЫ»

Военно-техническое сотрудничество Российской империи и Японии в области военно-морской техники, стрелкового и артиллерийского вооружения в конце XIX века и в годы Первой мировой войны

 

Военно-техническое сотрудничество Российской империи и императорской Японии является одной из самых малоизученных страниц истории. Ещё с конца XIX века эти страны испытывали друг к другу взаимный интерес, особенно в области создания военно-морской техники.

В конце XIX века Япония активно стремилась перенять новейшие российские технологии производства морского вооружения. С этой целью на российские военные объекты и промышленные предприятия, выпускавшие продукцию для военно-морского флота, по взаимной договорённости направлялись японские специалисты.

13 июня 1896 года японский военно-морской агент капитан-лейтенант Рокуро Яширо и капитан 2 ранга Сакамото в порядке, определённом Главным морским штабом (ГМШ) для иностранцев, посетили Новое Адмиралтейство и Балтийский завод, 14 июня — Обуховский завод и Кронштадтский порт1. 27 июня подпоручик японской армии Мацуоко осмотрел Обуховский сталелитейный завод, где ознакомился с производством морской техники и вооружения2. 4—9 августа 1896 года капитан-лейтенант Рокуро Яширо и инженер-механик Мизутани посетили Балтийский завод, Новое Адмиралтейство, Галерный остров, Кронштадт, Обуховский завод3. И это только предприятия Морского министерства и только в течение одного года.

Взаимоотношения России и Японии в конце XIX века в целом складывались успешно. Но Русско-японская война 1904—1905 гг. значительно навредила этим отношениям. Ни о каком военно-техническом сотрудничестве в создавшихся условиях не могло быть и речи.

Бывших противников свела в лагерь стран-союзниц Первая мировая война, накануне и в ходе которой Япония продала России несколько кораблей Российского императорского флота, потопленных в ходе Русско-японской войны, но позднее поднятых и восстановленных. Однако военно-техническое сотрудничество заключалось не только в этом.

8 апреля 1915 года российский морской агент (атташе. — Прим. авт.) в Японии и Китае капитан 2 ранга А.Н. Воскресенский сообщал начальнику Морского генерального штаба (МГШ) о возможности размещения заграничных заказов в Японии и о характеристике японского рынка продукции военного назначения4.

Из предложенного перечня заказов морской агент остановился только на наиболее вероятных. Он отмечал, что сам по себе японский рынок недостаточно развит и, кроме того, беден, чтобы самостоятельно предлагать технически сложную и редкую продукцию, которая была необходима Российскому императорскому флоту. Что же касалось стрелкового и артиллерийского вооружения, то, исполняя союзнический долг, японское правительство было готово предоставить отдельные его виды. Хотя перечень данных вооружений был очень ограничен. Это объяснялось тем, что запасы вооружения японских армии и флота были невелики по сравнению со спросом, а также Япония предоставляла вооружение не только России, но и Англии, и Франции5. Капитан 2 ранга А.Н. Воскресенский, характеризуя японский рынок вооружения и техники, сделал следующий вывод: «Япония представляет собой рынок, способный предоставить некоторые предметы вооружения от японского правительства и некоторые товары от частных лиц и фирм, из которых для Морского министерства представляют интерес только стальной трос и селитра. Военное министерство по обоим этим направлениям, как от японского правительства, так и от частных лиц, имеет значительно больше возможностей получить нужные ему материалы, и на практике его заказы в Японии достигли внушительной цифры, приближающейся к 90 млн йен. Кроме того, ввиду обширной торговли Японии с Америкой некоторые японские фирмы имеют старые и прочные связи с американскими фирмами и в этом отношении могут являться удобными посредниками по закупке нужных товаров»6.

Вместе с тем А.Н. Воскресенский дал характеристику категориям заказов в Японии, состоявших из трёх групп7. Так, к первой группе относились заказы правительства Российской империи японскому правительству. Они имели политическую основу, поэтому их нельзя было рассматривать как обычную поставку. При размещении данных контрактов не представлялось возможным настаивать, выдвигать условия или менять своё решение, а приходилось только довольствоваться тем, что предлагали. В случае же пересмотра контракта отказ должен был быть своевременным. Что касалось приёмки готовой продукции, то, если японские техники гарантировали соответствующее качество, так оно и было. Если продукция была не новой и требовала ремонта, то недостатки или неисправности необходимо было указывать в подробностях. Правительственную группу заказов было не только бесполезно, но и вредно размещать через посредников, так как это давало им право вмешиваться в дела и рассчитывать на вознаграждение. Тогда как без официального обращения к японскому правительству российских официальных лиц (посла, военного и морского агентов) поставщики от правительства Японии разрешения на реализацию заказа получить не могли8.

Поясняя способы приобретения военного имущества, относившегося к первой группе, морской агент отмечал, что японское военное министерство указало, как наиболее удобно и без недоразумений размещать заказы — с разрешения правительства Японии через посредничество синдиката «Тайхе Кумиай» (три крупные фирмы «Окура», «Мицуи» и «Таката»), специально занимавшегося военными заказами и через которое японское правительство продавало военное снаряжение в разные страны, а именно: Китай, Мексику, Сиам. Морской агент сообщал, что все заказы и поставки для Артиллерийского управления Военного министерства Российской империи были совершены благодаря посредничеству этого синдиката. Однако отдельные заказы по интендантскому имуществу были сделаны военным агентом России непосредственно военному министру Японии. Что же касалось заказов Морского министерства Российской империи, то капитан 2 ранга Воскресенский докладывал, что от японских поставщиков получено 12 мин Уайтхеда (торпед. — Прим. авт.). Хотя при первоначальном запросе об этом заказе японским правительством был указан тот же способ через посредников, а затем было указано, что обращаться к посредникам излишне9.

Заказы второй группы предоставлялись частным фирмам в Японии на японские товары. А.Н. Воскресенский докладывал, что контракты этой группы с большим успехом могли быть заключены с агентами данных фирм в Петрограде. В отдельных случаях эти заказы можно было размещать на частных японских судостроительных заводах, а наиболее крупные — на получастном сталелитейном заводе в Муроране10.

К третьей группе относились заказы, размещавшиеся через посредников японских частных фирм в других странах, преимущественно в Соединённых Штатах Северной Америки (СШСА), как например: взрывчатые вещества, продукты перегонки нефти, угля и другие материалы. Морской агент сообщал, что для этих заказов требовались срочность и категоричность ответов на предложения, так как иначе возникал бесконечный обмен телеграммами. Приобретая товары в СШСА через Японию, следовало в категорической форме давать указания о необходимом количестве продукции, предельной цене и принципиальных полномочиях, а также давать заказ на первое подходящее предложение11.

Вместе с тем А.Н. Воскресенский представил сведения по реализованным, размещённым и размещавшимся в Японии заказам, а именно12:

  1. Мины Уайтхеда — заказ реализован через правительство Японии, мины приобретены и отправлены в Россию.
  2. Мины заграждения — российское представительство отказалось от их приобретения.
  3. Взрывчатые вещества — были закуплены как у правительства Японии, так и через японские частные фирмы в других странах.
  4. 216 полевых орудий «арисака» — приобретены через посредничество синдиката «Тайхе Кумиай».
  5. Заказ 4-дюймовых пушек — ведутся переговоры.
  6. Заказ 4 млн патронов — японское правительство согласилось выделить из своих запасов требуемое количество.

Необходимо отметить, что уже на второй год Первой мировой войны Российский императорский флот испытывал острую нужду в винтовках и боеприпасах как для стрелкового вооружения, так и для морской артиллерии. Их закупку осуществляли морские агенты в странах своего пребывания. Не был исключением и морской агент в Японии капитан 2 ранга А.Н. Воскресенский, который вёл переговоры с японским морским министерством об их приобретении.

20 июля 1915 года (18 дня 8 месяца 4 года Тайшо) адъютант морского министра Японии Танигучи Наоми сообщил морскому агенту Российского императорского флота о передаче японским морским ведомством России 37 тыс. винтовок и 10 млн патронов. Поставки осуществлялись согласно графику (см. табл. 1).

Стоимость заказа определялась следующим образом: за одну винтовку — 35 йен 10 сен (с учётом стоимости упаковки); за 100 патронов — 6 йен 11 сен13. Заказ начал реализовываться с августа 1915 года.

Вместе с этим Морское министерство Российской империи закупало в Японии и артиллерийские боеприпасы. Так, 24 октября 1915 года капитан 2 ранга Воскресенский представил начальнику Главного управления кораблестроения и снабжений (ГУК) перечень закупленных боеприпасов и порядок расчёта платежей за них с октября 1915 по январь 1917 года (см. табл. 2).

В 1916 году закупки в Японии продолжали расширяться. 18 июля было принято постановление Особого журнала (документ, где излагался проект того или иного закона, который представляли на одобрение государю. — Прим. авт.) Совета министров «О заказе в Японии некоторых предметов вооружения и боевого снаряжения», утверждённое императором Николаем II. Данным постановлением определялось: «Признавая необходимым произвести в Японии закупку некоторых предметов вооружения и боевой техники на сумму 4 943 000 йен, о которой ходатайствовал Морской министр, обсудив этот вопрос, постановили: Разрешить Морскому министерству произвести в Японии закупку некоторых предметов вооружения и боевой техники на сумму 4 943 000 йен»14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 401. Оп. 6. Д. 1491. Л. 98.

2 Там же. Л. 107.

3 Там же. Л. 148.

4 Там же. Ф. 417. Оп. 1. Д. 1158. Л. 57.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же.

8 Там же.

9 Там же. Л. 58.

10 Там же.

11 Там же. Л. 58, 59.

12 Там же. Л. 59.

13 Там же. Д. 1802. Л. 212.

14 Там же. Д. 1803. Л. 149.