Бактериологический отряд Кавказского комитета Всероссийского союза городов (1915—1917)

image_pdfimage_print

А.В. КАРТАШЕВ, О.А. ГЕЙКО — Бактериологический отряд Кавказского комитета Всероссийского союза городов (1915—1917)

A.V. KARTASHЕV, O.A. GEYKO — The bacteriological detachment of the Caucasian Committee of the all-Russian Union of Cities (1915-1917)

Аннотация. В статье раскрываются структура, задачи и деятельность бактериологического отряда Кавказского комитета Всероссийского союза городов в период Первой мировой войны. Работа в этом отряде является малоизвестной страницей в биографии многих выдающихся отечественных микробиологов — первопроходцев этой науки в нашей стране.

Summary. The article describes the structure, tasks and activities of the bacteriological detachment of the Caucasian Committee of the all-Russian Union of Cities during the First World War. The work in this detachment is a little-known page in biographies of many famous domestic microbiologists – pioneers of this science in our country.

Военная летопись Отечества

 

КАРТАШЕВ Андрей Владимирович — руководитель центра изучения истории медицины и общественного здоровья, профессор кафедры общественного здоровья, организации здравоохранения и медицинской информатики Ставропольского государственного медицинского университета, полковник запаса, доктор исторических наук, доцент

(г. Ставрополь. E-mail: andreyy_kartashev@rambler.ru);

ГЕЙКО Ольга Анатольевна — студентка лечебного факультета Ставропольского государственного медицинского университета

(г. Ставрополь. E-mail: olya19942007@yandex.ru).

 

БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКИЙ ОТРЯД КАВКАЗСКОГО КОМИТЕТА ВСЕРОССИЙСКОГО СОЮЗА ГОРОДОВ (1915—1917)

 

В качестве редакционного предисловия укажем на предпосылку появления и публикации настоящей статьи. В своём письме в редакцию «Военно-исторического журнала» один из авторов статьи — доктор исторических наук А.В. Карташев написал: «Прошу принять на рассмотрение статью, толчком для написания которой стали две фотографии из моего семейного архива. На них моя двоюродная прабабушка Мария Кузьминична Афанасьева — сестра милосердия. На первой из фотографий рядом с ней — известный русский и советский микробиолог В.А. Барыкин. О его службе во время Первой мировой войны историки медицины не упоминают…». Семейные фото стали отправной точкой исследования, проведённого А.В. Карташевым и О.А. Гейко, результатом которого стала настоящая статья.

Жизнь и деятельность выдающихся отечественных микробиологов — первопроходцев этой науки в нашей стране — достаточно хорошо изучена историками медицины, благодаря чему все они предстают перед нами в образе учёных, врачей, педагогов и просто людей. Однако за рамками биографий часто остаётся опыт их практический работы во фронтовых условиях Первой мировой войны, в которой многие из них приняли самое активное участие. Владимир Александрович Барыкин, Давид Абрамович Тарноградский, Георгий Григорьевич Элиава — этих людей объединила служба в Закавказье, в бактериологическом отряде, о деятельности которого также мало известно в наши дни.

«Великая война» 1914—1918 гг. не могла не вовлечь в орбиту военных действий Османскую империю — союзницу Германии. В ответ на обстрел турецкими кораблями русских черноморских портов Россия 2(15) ноября 1914 года объявила войну Турции, в результате чего возник Кавказский театр военных действий. К оказанию медицинской помощи раненым и больным воинам на этом театре, как и на других фронтах, были привлечены силы общественных организаций, одной из которых был Всероссийский союз городов помощи больным и раненым воинам (ВСГ)1.

В санитарной и противоэпидемической деятельности учреждений Главного Кавказского комитета ВСГ важную роль сыграл бактериологический отряд, обслуживавший своими прививочными летучками и химико-бактериологическими лабораториями войска Кавказской армии и Кавказского военного округа. Здесь то и дело возникали вспышки холеры, чумы, сыпного тифа и других заболеваний, жертвами которых становились русские солдаты и офицеры, военнопленные, местные жители и даже сами врачи.

Инициатором создания отряда стал председатель Кавказского комитета ВСГ А.И. Хатисов. Организация отряда была начата в Москве Главным комитетом ВСГ. Непосредственная работа по формированию отряда была возложена на профессора микробиологии Донского университета Владимира Александровича Барыкина. На тот момент это был уже довольно опытный учёный-микробиолог и эпидемиолог.

Как следует из студенческого личного дела, В.А. Барыкин родился 2 ноября 1874 года по старому стилю (некоторые литературные источники указывают иной год рождения — 1879-й) в селении Кретов Орловской губернии в семье «учёного управительского помощника» (младшая должность научного технического работника). В 1895 году после окончания 8 класса 2-й Казанской гимназии он поступил на медицинский факультет Казанского университета, который окончил с отличием в 1900 году2.

В 1901—1904 гг. Барыкин работал земским врачом в Казанской губернии. В 1904—1905 гг., в период Русско-японской войны служил в Маньчжурии врачом-терапевтом Сибирского военно-санитарного поезда княгини З.Н. Юсуповой, в 1905—1908 гг. на Китайско-Восточной железной дороге заведовал Старо-Харбинской бактериологической лабораторией, участвовал в борьбе со вспышками чумы.

В 1906 году в Императорской Военно-медицинской академии защитил диссертацию «Паратифозные заболевания в Маньчжурии» и был удостоен звания доктора медицины. В 1908 году Барыкин был назначен лаборантом Казанского бактериологического института, одновременно являлся приват-доцентом по бактериологии на медицинском факультете Казанского университета. Кроме того, читал лекции на «повторительных курсах» для врачей. В 1910 году он был направлен в заграничную командировку, работал в Брюсселе у профессора Ж. Борде и в Париже у И.И. Мечникова3.

В 1912 году В.А. Барыкин был избран на кафедру общей патологии Варшавского университета, но не утверждён министром народного просвещения. В начале 1915 года Барыкин стал профессором бактериологии Варшавского университета, с которым в связи с войной эвакуировался в Ростов-на-Дону, где заведовал кафедрой Донского университета (создан на базе Варшавского университета). Отсюда профессор Барыкин и был направлен в Москву для формирования бактериологического отряда.

Впоследствии В.А. Барыкин выдвинулся в первый ряд советских микробиологов. В течение 10 лет (1921—1931) он руководил созданным им Институтом микробиологии в составе Государственного научного института народного здравоохранения Наркомздрава РСФСР и одновременно (1921—1929) заведовал кафедрой микробиологии 1-го Московского университета (ныне МГУ); в 1931—1932 гг. — научный руководитель Киевского санитарно-бактериологического института и первый заведующий кафедрой микробиологии Киевского медицинского института; в 1932—1933 гг. — директор Азербайджанского института эпидемиологии. С осени 1933 до 1938 года — научный руководитель Центрального института эпидемиологии и микробиологии Наркомздрава и одновременно — заведующий одноимённой кафедрой Центрального института усовершенствования врачей, консультант Санитарного управления РККА. Заслуженный деятель науки РСФСР, профессор. В августе 1938 года был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и шпионаже. Расстрелян 15 апреля 1939 года. Реабилитирован в 1955 году4.

В середине октября 1915 года вновь сформированный Кавказский бактериологический отряд во главе с профессором Барыкиным прибыл в Тифлис (Тбилиси), где пополнился сёстрами милосердия и санитарами. На заседании Кавказского комитета была утверждена смета отряда и намечен план его деятельности. Первоначальные задачи, поставленные отряду, сводились к проведению предохранительных прививок личному составу воинских частей фронта, обслуживанию этих частей своими химико-бактериологическими лабораториями, лечебными сыворотками и дезинфекционными средствами. По мере возможности работа отряда должна была распространяться на беженцев, местное население и госпитали ВСГ на Кавказе — таково было пожелание Кавказского комитета ВСГ.

Деятельность Кавказского бактериологического отряда была организована под руководством и при непосредственном контакте с Медико-санитарным отделом Главного Кавказского комитета ВСГ — постоянным органом5. Отряд развернулся в Закавказье следующим образом. В городе Батум (Батуми) находилась база отряда с химико-бактериологической лабораторией, дезинфекционным отделом и двумя-тремя прививочными летучками. Здесь же находилась походная лаборатория. В Александрополе (соврем. Гюмри) дислоцировалось отделение отряда с лабораторией и двумя прививочными летучками. В городах Эривани (Ереван), Игдырь (соврем. Ыгдыр в Северной Турции), Тифлис и Кутаис (Кутаиси) действовали прививочные летучки.

В конце ноября начальнику отряда было поручено организовать в рамках имевшихся сил и средств отделение на Северном Кавказе и в Персии (Иране), куда, кроме лаборатории и прививочных летучек, должен был направиться и дезинфекционный отдел. Для исполнения данного указания во Владикавказ было послано отделение отряда, состоявшее из четырёх прививочных летучек во главе с врачом. В город Казвин (в Северном Иране), кроме четырёх прививочных летучек с врачом-заведующим, были направлены: лаборатория, две подвижные камеры «Гелиос» и другие дезинфекционные аппараты и средства. Персидскому отделению были приданы сёдла, походная кухня, два автомобиля и другое имущество.

В феврале 1916 года в составе отряда было сформировано Эрзерумское отделение, для этого был задействован уже имевшийся на месте персонал. Кроме того, в состав отделения вошли закончившие свою работу против тифа Тифлисская и Игдырская летучки. Часть персонала была взята с основной базы отряда.

В апреле 1916 года было организовано ещё одно отделение в Трапезунде (соврем. Тробзон в Турции). Требовалось распространить работу на Карский район и усилить прививочную деятельность отряда на Северном Кавказе вплоть до Екатеринодара (Краснодар) и Новороссийска.

Деятельность Кавказского бактериологического отряда осложнялась недостатком врачей-специалистов и лаборантов. Сказывались на работе нехватка и невысокое качество прививочных материалов-вакцин, брюшнотифозных и холерных препаратов различных институтов, снабжавших отряд. Часто вакцины поступали с загрязнениями. Оспенный детрит (вакцина для оспопрививания) при том, что в нём испытывали особую нужду, нередко имел слабую прививаемость. В России отсутствовал ряд сывороток, которые могли бы найти широкое применение на Кавказе, например, сыворотка против укусов ядовитых змей и насекомых. Отряд испытывал нужду в дезинфекционных приборах и средствах, в медикаментах, лабораторных принадлежностях и реагентах и особенно в инструментах6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Зайончковский А.М. Первая мировая война. СПб.: Полигон, 2002. С. 310—315.

2 Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 977. Оп.л/д. Д. 32812. Л. 11—46.

3 Отчёт о деятельности Бактериологического института при Императорском Казанском университете за первые 10 лет его существования (1900—1910 гг.) Казань: Тип. Имп. ун-та, 1912. 20 с.; Отчёт о заграничной командировке лаборанта Бактериологического института приват-доцента В. Барыкина. Казань: Тип. Имп. ун-та, 1912. 28 с.

4 Большая медицинская энциклопедия / Гл. ред. Б.В. Петровский. 3-е изд. Т. 2. М.: Сов. энциклопедия, 1975. С. 573; Биография Владимира Александровича Барыкина // интернет-ресурс: http://1biografia.ru; Справочник: Книга Памяти. Барыкин Владимир Александрович // интернет-ресурс: http://www.uznal.org.

5 Краткий обзор деятельности Медико-санитарного отдела Главного Кавказского комитета Всероссийского союза городов за время от ноября 1915 года до 15-го августа 1916 года // Бюллетень № 1 Медико-санитарного отдела Главного Кавказского комитета Всероссийского союза городов. Тифлис, 1916. С. 2.

6 Отчёт проф. Барыкина о работе бактериологического отряда Главного Кавказского комитета Всероссийского союза городов с ноября 1915 года по апрель 1916 года. Тифлис, 1916. 14 с.