Артиллерист и художник генерал-майор Н.А. Ярошенко

image_pdfimage_print

Е.П. АБРАМОВ — «Судьба редко сталкивает нас с такими многогранными натурами…». Артиллерист и художник генерал-майор Н.А. Ярошенко

Ye.P. ABRAMOV — ‘The fortune rarely confronts us with such multifaceted persons…’ Gunner and artist Major-General N.A. Yaroshenko  

Аннотация. В статье раскрываются военная биография и творческий путь артиллерийского офицера, военного инженера, выдающегося русского художника Н.А. Ярошенко.

Summary. The article describes the military biography and creative career of the artillery officer, military engineer, outstanding Russian artist N.A. Yaroshenko.

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

 

АБРАМОВ Евгений Петрович — профессор кафедры оперативно-тактической подготовки Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, полковник в отставке, доктор исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: svekla527@mail.ru).

 

«СУДЬБА РЕДКО СТАЛКИВАЕТ НАС С ТАКИМИ МНОГОГРАННЫМИ НАТУРАМИ…»

Артиллерист и художник генерал-майор Н.А. Ярошенко

 

В замечательной плеяде знаменитых живописцев и скульпторов XIX столетия было немало воспитанников кадетских корпусов царской России, получивших не только блестящее военное образование, но и привитую с юных лет искреннюю любовь к Отечеству. В их числе: родоначальник критического реализма в русской живописи, выпускник 1-го Московского кадетского корпуса П.А. Федотов; воспитанники Александровского кадетского корпуса для малолетних в Царском Селе и Морского кадетского корпуса художники маринист А.П. Боголюбов и баталист В.В. Верещагин; выпускник Сибирского кадетского корпуса скульптор П.К. Клодт; воспитанники 2-го Московского кадетского корпуса талантливый живописец и литератор Н.Н. Каразин и известный художник-баталист А.Е. Коцебу. Особое место в ряду этих классиков русской культуры принадлежит заслуженному артиллерийскому офицеру, воспитаннику двух кадетских корпусов, Павловского и Михайловского военного училищ, а также Михайловской артиллерийской академии, знаменитому художнику-портретисту генерал-майору Николаю Александровичу Ярошенко. Однако далеко не все современные искусствоведы знают о его роли в развитии отечественной оборонной промышленности и 26-летней безупречной военной службе во благо России.

Николай Александрович Ярошенко родился 1(13) декабря 1846 года в семье полтавского дворянина, офицера Петровского Полтавского кадетского корпуса. Отец будущего художника без состояния и протекции сделал блестящую военную карьеру, дослужившись от рядового до генерал-майора. Свой первый офицерский чин он получил за отличие в Русско-турецкой войне 1828—1829 гг. В сентябре 1840 года штабс-капитан А.М. Ярошенко был прикомандирован к только что учреждённому кадетскому корпусу в Полтаве. Выйдя через четверть века в отставку, он оставил о себе добрую память у сослуживцев как о деятельном, безупречно честном, справедливом, но в то же время требовательном офицере. Мать Николая Ярошенко была дочерью отставного поручика артиллерии, небогатого полтавского помещика В.П. Мищенко.

Отец будущего художника, считая, что только на военном поприще можно многого достигнуть честностью и усердием, определил своего сына в Петровский Полтавский кадетский корпус1. Это военно-учебное заведение, созданное 6 декабря 1840 года, первоначально было рассчитано на 100 воспитанников. В последующие три года его штатная численность увеличилась до 400 человек: 130 кадет обучались за казённый счёт, а 270 — на суммы, пожертвованные дворянством Полтавской, Харьковской, Черниговской и Екатеринославской губерний. С 1845 по 1913 год корпус окончили 3212 человек, многие из которых достигли высших армейских высот. 140 бывших кадет впоследствии получили генеральские чины; 17 офицеров были награждены орденом Св. Георгия 4-й степени, более 14 — Золотым оружием с надписью «За храбрость». Некоторые из выпускников возглавляли ведущие военно-учебные заведения страны: Николаевскую инженерную академию, Михайловскую артиллерийскую академию, Тверское кавалерийское училище, а также многие кадетские корпуса, располагавшиеся по всей территории империи от Хабаровска до Владикавказа.

По свидетельству жены художника, Н.А. Ярошенко поступил в Полтавский кадетский корпус в 1855 году, а через два года был переведён в Петербург, в 1-й кадетский корпус. Однако в Российском государственном архиве древних актов хранится похвальный лист с надписью «юному кадету Николаю Ярошенко», датируемый 8 марта 1854 года2. Определить год поступления будущего художника в Петровский Полтавский кадетский корпус могла бы помочь соответствующая аттестационная тетрадь, но отыскать её в архивах до сих пор не удалось. Тем не менее можно считать, что Николай начал своё военное обучение в семилетнем возрасте в 1853 году.

В то время период обучения в кадетских корпусах составлял семь лет, но были и исключения. К тому же в Александровском кадетском корпусе в Царском Селе малолетние воспитанники обучались, как правило, с 7 до 10 лет, а затем переводились в столицу3.

Полтавский кадетский корпус отличался высоким уровнем организации учебно-воспитательного процесса. Большое внимание уделялось военно-патриотической подготовке будущих офицеров. К примеру, воспитанники под руководством своих опытных наставников принимали участие в восстановлении укреплений русской армии времён Полтавского сражения. При этом по личному указанию Николая I был составлен особый журнал, который содержал план воссозданного укрепления и фамилии кадет, участвовавших в его реконструкции4. Учащиеся Полтавского корпуса отличались лучшими успехами по «Закону Божию», по русскому и французскому языкам, географии. Наряду с воспитанниками Александровского Брестского кадетского корпуса они превосходили своих сверстников из других военно-учебных заведений в черчении и рисовании. К своему первому творческому наставнику И.К. Зайцеву Ярошенко всегда хранил благодарное чувство. Об этом свидетельствует написанный им в 1886 году портрет Ивана Кондратьевича.

После того как в Полтавском кадетском корпусе сменился директор, обстановка стала меняться в худшую сторону. По словам историка И.Ф. Павловского, «господствовало нарушение дисциплины, расшатанность масс, случались… и вообще беспорядки»5. Эти обстоятельства повлияли на решение отца будущего художника перевести сына в столичный 1-й кадетский корпус.

Об этом военно-учебном заведении, учрежденном ещё в 1732 году, современники отзывались в превосходных тонах и называли его «рассадником великих людей». В стенах корпуса была воспитана целая плеяда выдающихся полководцев и военачальников, включая генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева. Занятия в нём посещал великий полководец А.В. Суворов.

В 1856 году в Меньшиковский дворец на набережной Васильевского острова прибыл 10-летний юный кадет Николай Ярошенко. Стройного, среднего роста новичка остригли «под гребёнку» и переодели в повседневное обмундирование (однобортная чёрного сукна куртка с девятью пуговицами, красными погонами с высечкой на них «1 КК», серые нанковые шаровары и бескозырка с красным околышем). В так называемой каморе (спальне), большом зале с колоннами и окнами, выходившими на 1-ю (Кадетскую) линию, находились четыре ряда железных кроватей, а на стенах висели картинки из военного быта. Над кроватью на специальной стойке укрепили овальную табличку из жести, покрашенную зелёной краской, и на ней белилами написали печатными буквами «Николай Ярошенко»6.

В распорядке корпусной жизни всё было продумано, утверждено в высшей инстанции и освящено более чем вековой традицией.

Во время обучения Николай Ярошенко сблизился с популярным в те годы художником, убеждённым последователем П. Федотова А.М. Волковым и под его руководством продолжил систематические занятия рисованием и живописью7. К ранним графическим работам юного художника, выполненным в этот период, относится рисунок «Шик немалый». Это живо набросанная, очевидно, под впечатлением увиденного, бытовая сценка из лагерной жизни в Петергофе. На фоне слегка обозначенных палаток вокруг большого самовара собралась группа кадет. Один из них раздувает самовар сапогом. Остальные, расположившись вокруг в свободных, непринуждённых позах, уже приступили к чаепитию8.

31 октября 1862 года в корпусе произошло из ряда вон выходящее событие. Во время приготовления уроков воспитанники 4-й роты «обнаружили неудовольствие» против изводившего их придирками батальонного командира «в неожиданном размере». Стоило последнему уйти в соседнюю комнату, как кадеты потушили лампы на всех столах и подняли шиканье, свист, топот и крики. Вызванный офицерами директор корпуса сразу арестовал зачинщиков, среди которых был Николай Ярошенко. Юных «бунтовщиков» препроводили в одиночные камеры карцера. Но даже там начинающий художник не расставался с альбомом. В своей спокойной и тщательной манере он изобразил своё заключение в рисунке, сделав к нему шутливую подпись: «От 1 ноября по 10 я пользовался даровой квартирой со всеми удобствами»9.

Заседавший пять дней воспитательный комитет 1-го кадетского корпуса изложил свои выводы в специальном журнале. Суть их состояла в признании основными виновниками трёх воспитанников, в число которых попал Николай Ярошенко. При этом они приняли всю вину на себя, уговорив товарищей не указывать своих фамилий в представленном директору списке. Более того, считавшиеся отличными воспитанниками Ярошенко и Сухотин (будущий генерал от кавалерии и начальник Академии Генерального штаба) «не оставили своих намерений, несмотря на трёхкратные убеждения и просьбы г. Директора…».

Вследствие того, что виновники имели «самое огромное влияние на роту», предлагалась крайняя мера — исключение из корпуса. Однако, принимая во внимание прежнее хорошее поведение Ярошенко и Сухотина и «имея надежду на исправление», их лишь лишили ефрейторского звания, убрали с «красной доски» и выставили низший балл за поведение. Кроме того, «зачинщикам беспорядков» были определены содержание под строгим арестом на 10 дней и лишение отпуска «впредь до усмотрения Комитета».

Не будет преувеличением отметить, что благодаря суровой кадетской закалке офицер и художник Н.А. Ярошенко всегда оставался правдивым и принципиальным человеком, не терпевшим пошлости ни в жизни, ни в творчестве. Воодушевлённый общими идеалами, он шёл в искусстве своим путём, обусловившим своеобразие его значительного вклада в русскую культуру.

После окончания 1-го кадетского корпуса Н.А. Ярошенко 25 августа 1863 года поступил в Павловское военное училище. Тогда же была сделана первая запись в его послужном списке (учёба в кадетских корпусах в срок службы не засчитывалась). В создании этого впоследствии прославленного военно-учебного заведения деятельное участие принял назначенный его начальником генерал-майор П.С. Ванновский (будущий военный министр и генерал от инфантерии). Он обладал богатым боевым опытом, в т.ч. в вопросах организации стрелковой подготовки, на которую после Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг. обращалось особое внимание10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Поленова И.В. Ярошенко в Петербурге. Л.: Лениздат, 1983. С. 8—11.

2 Российский государственный архив древних актов. Ф. 3096. Оп.1. Д. 13—159.

3 Абрамов Е.П. История Александровского кадетского корпуса для малолетних в Царском Селе. СПб.: Остров, 2012. С. 354.

4 Павловский И.Ф. Исторический очерк Петровского Полтавского кадетского корпуса (1840—1890). Полтава, 1890. С. 73, 74.

5 Павловский И.Ф. Указ. соч. С. 78.

6 Драке Л.Л. Кадетский быт 50-х годов. СПб., 1911. С. 24.

7 Прытков В.А. Ярошенко. М.: Гос. музей изобразит. искусства им. А.С. Пушкина, 1949. С. 12.

8 Там же. С. 9, 10.

9 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 314. Оп. 1. Д. 7585.

10 К истории военно-учебной реформы императора Александра II. 1856—1870 гг. // Русская старина. 1881. Т. 54. Апрель, май, июнь. С. 763.