Преступления немецко-румынских войск в период временной оккупации Крыма 1941—1944 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных материалов и свидетельств очевидцев рассказывается о преступлениях немецко-румынских войск, их отношении к местному населению и советским военнопленным, а также ущербе, нанесённом промышленности полуострова и личному имуществу граждан в период временной оккупации Крыма в годы Великой Отечественной войны.

Summary. On the basis of archival materials and eyewitness accounts the article tells of the crimes of the German-Romanian troops, their attitude towards the local population and Soviet prisoners of war, as well as the damage to industry of the Peninsula and personal property of citizens during temporary occupation of the Crimea during the Great Patriotic War.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

Г.А. ГУЖВА, Д.Г. ГУЖВА

 

ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕМЕЦКО-РУМЫНСКИХ ВОЙСК В ПЕРИОД ВРЕМЕННОЙ ОККУПАЦИИ КРЫМА 1941—1944 гг.

 

Сведения об авторах: Гужва Геннадий Александрович — доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Крымского филиала Российского государственного университета правосудия, полковник запаса, кандидат философских наук, доцент (г. Симферополь. E-mail: docentrgup@mail.ru);

Гужва Дмитрий Геннадьевич — начальник отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, подполковник, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: guchva@list.ru).

 

 

Огромное военно-политическое и стратегическое значение Крыма объясняет ожесточённый характер борьбы за полуостров на протяжении почти всей Великой Отечественной войны. Владея этой территорией, противник мог держать под постоянной угрозой всё Черноморское побережье и оказывать давление на политику Румынии, Болгарии и Турции. Кроме того, полуостров использовался нацистской Германией и её сателлитами как удобный плацдарм для вторжения на Кавказ и являлся важной составляющей стабилизации южного крыла всего фронта1.

16 июля 1941 года на совещании в ставке А. Гитлер заявил, что «Крым должен быть освобождён от всех чужаков и заселён немцами…»2. На этой территории фюрер предполагал создать новую имперскую область Готенланд (страна готов), Симферополь переименовать в Готсбург (город готов)3, а по окончании войны (поздней осенью 1941 г.) превратить Крым в один из районов немецкой колонизации4, этакую «немецкую Ривьеру», куда планировалось переселить жителей Южного Тироля5.

Основная часть Крымского полуострова (кроме героически оборонявшегося Севастополя и прилегавшей к нему Балаклавы) была занята немецко-румынскими войсками в октябре—ноябре 1941 года. Полностью Крым был оккупирован в июле 1942 года.

Помимо выгодного военно-стратегического расположения, полуостров привлекал захватчиков своими природными богатствами, развитой промышленной и сельскохозяйственной инфраструктурой, дорожной сетью и уникальной курортной зоной.

Согласно данным советской статистики на 1 января 1941 года население Крыма составляло 1 169 000 человек, из которых 622 тыс. проживали в городах и 574 тыс. — в сельской местности6. Незадолго до войны на полуострове было обнаружено большое количество залежей полезных ископаемых: железной руды высокого качества (около 2700 млн т), нефти и газа, кварцевых песков, гипса, серы, мрамора, глины, строительного камня, поваренной соли. В предвоенную пятилетку активно развивались местная металлургия, железорудная и химическая отрасли, а также добыча строительных материалов, пищевая и лёгкая промышленность. Энергетические ресурсы Крыма были представлены четырьмя мощными электростанциями. Развитая курортная инфраструктура насчитывала 123 санатория и 39 домов отдыха, ежегодно принимавших на лечение и отдых до 250 тыс. человек7. Коммунальное городское хозяйство также развивалось опережающими темпами. Большинство домовладений имели централизованное подключение к водопроводу, электросетям и канализации. В четырёх городах (Севастополе, Симферополе, Евпатории и Керчи) было организовано трамвайное движение.

Перед войной полуостров был одним из передовых в стране по уровню культурного строительства. Почти полностью была ликвидирована неграмотность, осуществлялось всеобщее начальное обучение. В городах было введено всеобщее семилетнее обучение, в сельской местности — пятилетнее. Всего насчитывались 41 техникум и 9 рабфаков, в которых обучались более 9 тыс. учащихся8.

В период оккупации Крыма немецко-румынскими войсками большинство промышленных и гражданских объектов были варварски уничтожены. Но главное, захватчики проводили на территории полуострова политику полного геноцида мирного населения, включая женщин, стариков и детей. Людей расстреливали, топили в море, умерщвляли в газовых камерах, сбрасывали живыми в колодцы. Подобные массовые злодеяния были совершены в Севастополе, Симферополе, Керчи, Евпатории, Феодосии, других населённых пунктах Крыма9. Так, в Симферополе за время оккупации были расстреляны, замучены или угнаны в рабство 22 828 мирных жителей и советских военнопленных, в Севастополе — 69 866 человек, в Ялте — 11 707, в Керчи — 43 429, Евпатории — 12 598, Феодосии — 11 300 человек и т.д.10

Местом массового уничтожения крымчан стал противотанковый ров в посёлке Багерово недалеко от Керчи, где оккупанты расстреляли свыше 7 тыс. человек. Описание этого варварского акта отражено в произведении крымского поэта И.Л. Сельвинского «Я это видел». Совхоз «Красный» в Симферополе был превращён в лагерь смерти, в котором томились тысячи заключённых. Ежедневно здесь происходили расстрелы. Имели место случаи, когда людей заживо бросали в колодцы или же обливали керосином и сжигали. Лишь по официальным данным, здесь были уничтожены более 8 тыс. мирных граждан. В Керчи были расстреляны, удушены газами и отравлены более 11 600 детей, стариков и женщин11. Осенью 1943 года в аджимушкайских каменоломнях гитлеровцы расстреляли более 14 тыс. мирных жителей из Новороссийска и таманских станиц, отказавшихся идти в немецкое рабство12.

В октябре 1943 года с началом наступательных действий Красной армии оккупанты начали эвакуацию из Севастополя своих войск и техники. Для маскировки морских военных транспортов фашисты размещали на палубах мирных жителей — вводя тем самым в заблуждение советскую авиацию. При этом в трюмах размещались войска противника. Только из Севастополя таким образом в Германию были вывезены около 9 тыс. человек13.

В г. Старый Крым фашисты в ночь с 12 на 13 апреля 1944 года зверски замучили более 580 стариков, женщин и детей. Гитлеровцы вламывались в дома, избивали людей прикладами, выгоняли на улицу и убивали, применяя ножи, штыки и прочее холодное оружие. Одновременно по улицам двигались танки и стреляли по домам мирных жителей из пушек и пулемётов14. Истреблению подверглись целые семьи. Из общего числа погибших 141 человек был расстрелян на улице возле своих домов, свыше 100 человек были ранены15.

Столь варварское отношение к крымскому населению не являлось только местной инициативой, а было продиктовано высшими директивами рейха. Так, в секретном распоряжении немецкого верховного командования от 25 июля 1941 года «Об отношении к враждебно настроенному населению и русским военнопленным» предписывалось: «Русский испокон веков привык к жестоким и безжалостным действиям властей. Необходимое быстрое успокоение страны может быть достигнуто только тогда, если каждая угроза враждебно настроенного гражданского населения будет беспощадно пресекаться… Каждое проявление снисходительности и мягкости является опасной слабостью… Население отвечает за спокойствие своей местности без всякого предупреждения… Снисходительность и даже сожаления к военнопленным должны быть наказаны строжайшим образом. Чувство гордости и превосходства должны постоянно ощущаться…»16.

В развитие данного приказа в ноябре 1941 года командующий 11-й немецкой армией Э. Манштейн подписал секретный циркуляр, гласивший, что «значительная часть населения вражеских городов должна будет голодать, поэтому не следует, исходя из ложного понятия о человечности, раздавать пленным и населению, поскольку они не состоят на службе в германской армии, те продукты, которых лишена родина. Солдат должен понимать необходимость жестоко покарать евреев, этих духовных носителей большевистского террора, и ещё в зародыше подавлять все восстания, возбудителями которых, в большинстве случаев, оказываются евреи»17.

Подобным бесчеловечным образом оккупанты обращались и с пленными красноармейцами. Так, 3 июля 1942 года в здании бывшего полуэкипажа Черноморского флота гитлеровцами был организован лагерь для советских военнопленных. В этих застенках вследствие нечеловеческого обращения, повальных болезней и голода погибли тысячи «окруженцев». По свидетельству очевидцев, в период с ноября 1942 по апрель 1943 года немцы каждое утро выносили из лагеря по 20—30 военнопленных и заживо закапывали их в воронках от авиабомб или ямах. При раскопках 21 июня 1944 года были обнаружены 190 таких массовых захоронений. Всего же в данном лагере были истреблены 2020 человек18. В результате нарушения элементарных норм содержания больных и раненых с июля 1942 по февраль 1943 года в лазарете при Севастопольской тюрьме умерли 2500 военнопленных. В течение 5—6 дней немцы не давали им ни воды, ни хлеба, цинично заявляя, что это наказание за упорную оборону русскими Севастополя19.

В период обороны Севастополя в Инкермане, в штольнях завода шампанских вин, находился советский военный госпиталь. После отступления Красной армии в нём осталось много раненых бойцов и командиров, а также местных жителей, которые скрывались здесь от бомбёжек. Передовые части немецко-румынских войск после захвата завода, пребывая в пьяном угаре, подожгли штольни. Местные жители, находившиеся неподалёку, слышали «душераздирающий крик, плачь, вопли о помощи», но ничем не могли помочь, так как рядом находились «пьяные орды немецко-румынских варваров, хладнокровно наблюдавших гибель беззащитных советских людей». Всего в штольнях погибли около 3 тыс. женщин, стариков, детей и военнослужащих Красной армии20.

30 июня 1942 года передовые немецкие части захватили Троицкий тоннель, в котором на тот момент находились бронепоезд «Железняков» с 60 краснофлотцами, около 300 раненых красноармейцев 2-го Перекопского полка Приморской армии и более 400 человек гражданского населения. Гитлеровцы забросали тоннель гранатами и пироксилиновыми шашками, в результате чего все находившиеся в нём сгорели либо задохнулись21.

Над сотнями крымчан и пленных красноармейцев немецкие «эскулапы» ставили свои бесчеловечные медицинские опыты, приводившие, как правило, к летальному исходу. Материалы, собранные военной прокуратурой 4-го Украинского фронта в мае 1944 года о злодеяниях группы немецких врачей в отношении советских граждан, свидетельствуют, что в период временной оккупации полуострова в помещении 1-й Советской больницы г. Симферополя размещался лазарет воздушного флота для раненых немецких солдат и офицеров. Для них по указанию начальника лазарета Эйкорна у советских военнопленных насильственным путём брали кровь. Также с целью эксперимента немецкие врачи делали военнопленным уколы в позвоночник, вливая неизвестную жидкость, вызывавшую длительную болезненную реакцию. Начиная с января 1942 года в ночное время патологоанатом обер-арцт Кюнтер Кот Фрид и хирург Шульц Оскар производили опыты над местными жителями: вырезали почки, участки с сосудами и мышцами на шее, после чего этих людей умерщвляли22.

После освобождения Симферополя советскими войсками на территории больницы вскрыли могилу, в которой были захоронены от 10 до 12 советских граждан. После их осмотра главный судебно-медицинский эксперт 4-го Украинского фронта дал заключение, что «на основании данных исследования останков трупов… отсутствие каких-либо повреждений на костях скелетов свидетельствует, что в данном случае нет признаков тяжёлых ранений с повреждением мозга, которые могли бы служить причиной смерти»23. Таким образом, можно сделать однозначный вывод, что все эти люди при жизни были абсолютно здоровы и умерщвлены немецкими врачами после проведённых опытов.

Согласно подтверждённой статистике за время оккупации полуострова были расстреляны 71 921 мирный житель, 19 319 советских военнопленных, замучены 18 322 человека гражданского населения и 25 615 советских военнопленных. Угнаны в рабство 85 447 человек. Всего же за этот период в Крыму были расстреляны, замучены или угнаны в рабство 219 625 человек24.

В руины оккупантами были превращены промышленные, гражданские, социальные и культурные объекты населённых пунктов Крымского полуострова. Республиканская комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников установила, что ущерб был нанесён 63 183 семьям мирных советских граждан. Оккупанты разрушили 17 570 зданий хозяйственного назначения и 22 917 жилых зданий, сожгли и разграбили 15 музеев, 590 театров и клубов, 393 больницы и амбулатории, 315 детских учреждений, 15 зданий религиозного культа. Перед войной в Крыму было 188 200 школьников, а после освобождения их насчитывалось лишь 48 560. Почти в три раза сократилось число врачей, в четыре раза — учителей25.

Не пощадили немецко-румынские варвары и культурные ценности, расположенные на полуострове. Разрушению и разграблению подверглась всемирно известная панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.». В Симферополе, в здании картинной галереи и панорамы «Штурм Перекопа», оккупанты устроили конюшню, а помещения центральной библиотеки превратили в склад. При этом большинство книг, хранившихся здесь, были безвозвратно утрачены.

Немецко-румынские захватчики разрушили либо вывезли на германскую территорию весь подвижной состав и оборудование трамвайных депо. Кроме того, было экспортировано и уничтожено 77 паровых котлов различных систем, 1080 металлорежущих станков, 1649 различных двигателей, 1748 автомобилей, 22 комбайна, 642 трактора, 697 станков и машин трикотажно-вязальной промышленности, 897 машин швейной промышленности, 36 305 сельскохозяйственных машин и орудий и 2 288 070 единиц разного сельскохозяйственного инвентаря26. Производственная мощность крымских промышленных предприятий сократилась на 90 проц.

За время временной оккупации у крестьян, колхозных и совхозных предприятий было реквизировано 127 065 голов крупного рогатого скота, 107 384 рабочих и племенных лошадей, 86 411 свиней, 898 624 овец и коз, 908 663 штуки разной птицы и уничтожено 29 536 пчелосемей. Полностью и частично уничтожено 9579 гектаров садов и виноградников, 213 451 гектар посевов сельскохозяйственных культур, изъято 6 588 550 центнеров зерна, 1 323 044 центнера картофеля и 123 694 центнера фруктов и винограда27.

Согласно постановлению Крымской республиканской комиссии от 5 февраля 1945 года «По расследованию злодеяний, причиненных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками», общий размер ущерба, причинённого гражданам, колхозным предприятиям, учреждениям и организациям республиканского подчинения, составил 14 346 421,7 тыс. рублей28.

Благодаря стремительному наступлению Красной армии «германизация» Крыма провалилась. Но за время своего пребывания немецко-румынские войска оставили на полуострове страшный след. Цветущий край был подвергнут разрушению и разграблению. Ущерб, нанесённый промышленности, сельскому хозяйству и социальной инфраструктуре Крыма, отбросил его развитие на десятки лет назад.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Василевский А.М. Дело всей жизни. М.: Воениздат, 1984. С. 335.

2 «Совершенно секретно! Только для командования!». Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы / Сост. В.И. Дашичев. М.: Наука, 1967. С. 104.

3 Там же. С. 106.

4 Там же. С. 98.

5 Там же. С. 108, 109.

6 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. Р-7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 1.

7 Там же. Л. 4.

8 Государственный архив Республики Крым (ГА РК). Ф. Р-1289. Оп. 2. Д. 69. Л. 11.

9 Пупкова Н. Окровавленный ров // Крымская правда. 2013. 10 декабря.

10 ГА РК. Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 18. Л. 3.

11 Там же. Оп. 2. Д. 86. Л. 5.

12 Там же. Ф. П-156. Оп. 1. Д. 173. Л. 15.

13 Там же. Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 39. Л. 13–15.

14 ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 10.

15 Там же. Д. 194. Л. 1.

16 ГА РК. Ф. П-156. Оп. 1. Д. 24. Л. 12.

17 Там же. Л. 1.

18 Там же. Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 39. Л. 7.

19 Там же.

20 Там же. Л. 8.

21 Там же.

22 ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 9. Д. 223. Л. 33–38.

23 Там же. Л. 37.

24 ГА РК. Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 39. Л. 1.

25 Басов А.В. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. М.: Наука, 1987. С. 288.

26 ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 9. Д. 224. Л. 2.

27 Там же. Л. 3.

28 Там же. Л. 1.