Планы применения армий Эстонии, Латвии, Литвы и проблемы военного сотрудничества СССР с ними в 1939—1940 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья на основе архивных документов освещает военные планы Латвии, Литвы, Эстонии и проблемы военного сотрудничества СССР с ними с осени 1939 до лета 1940 года. Их анализ показывает, что под влиянием обстановки в Европе летом 1940 года военное планирование Прибалтийских государств могло быть скорректировано и нацелено против СССР.

Summary. The article is based on archival documents illuminating the military plans of Latvia, Lithuania, Estonia and problems of military cooperation of the USSR with them from autumn 1939 to summer 1940. Their analysis shows that under the influence of the situation in Europe in the summer of 1940 the military planning of the Baltic States could be adjusted and aimed against the Soviet Union.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

 

КОВАЛЕВ Сергей Николаевич — ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: milhistory@yandex.ru).

 

ПЛАНЫ ПРИМЕНЕНИЯ АРМИЙ ЭСТОНИИ, ЛАТВИИ, ЛИТВЫ И ПРОБЛЕМЫ ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА СССР С НИМИ В 1939—1940 гг.

 

Нарастание военной угрозы с началом Второй мировой войны потребовало выработки новых подходов к обеспечению военной безопасности СССР, в том числе заключения договоров о взаимопомощи с Латвией, Литвой и Эстонией для достижения общих военно-политических целей. Они стали организационно-правовой основой сотрудничества Советского Союза с этими государствами по военно-политическому, военно-экономическому, военно-техническому и собственно военному направлениям.

Если первым трём направлениям исследователи уделили внимание1, то четвёртое, а также военные планы Эстонии, Латвии и Литвы освещены мало. Анализ этих планов позволяет оценить, насколько в них были отражены положения договоров о взаимопомощи с СССР и как руководство Прибалтийских государств намеревалось строить отношения с нашей страной в военной сфере.

Возможность изучения специалистами РККА документов военного планирования Прибалтийских государств появилась после того, как в августе 1940 года они были приняты в состав СССР. Материалы военного планирования Латвии и Литвы поступили из штаба Прибалтийского особого военного округа в Генеральный штаб Красной армии (ГШ КА) 7 января, Эстонии — 15 февраля 1941 года. Они сохранились в деле Российского государственного военного архива под названием «Оперативные планы бывших генштабов литовской, латвийской и эстонской армий»2.

Все эстонские планы были ориентированы на вооружённое столкновение «с восточным противником»3 — РККА и РККФ. Параграф 23 директивы № 1 от 14 сентября 1938 года, утверждённой главнокомандующим эстонской армией генерал-лейтенантом И. Лайдонером, указывал: «Не допускать противника на территорию Эстонии, а перенести действия за пределы границ Эстонского свободного государства. Уничтожать противника на его территории — это лучший способ защиты…»4.

14 апреля 1939 года Лайдонер утвердил новую директиву, которая ввела в действие план прикрытия границ на период отмобилизования и развёртывания эстонских вооружённых сил, но директива от 14 сентября 1938 года № 1 оставалась основой нового «Плана прикрытия свободного государства»5. Он отразил изменения распределения «мобилизованных сил республики между дивизиями (фронтами)» в военное время, плана сосредоточения, сроков готовности по мобилизационному плану, переработанные графики использования железнодорожного транспорта6. После заключения договора о взаимопомощи с СССР военное планирование в Эстонии не менялось7.

О других вариантах военных действий против Эстонии в директиве Лайдонера от 14 апреля 1939 года сказано: «Если военная опасность будет угрожать нам с юга и запада, тогда необходимо в распределение войск внести необходимые коррективы, сообразно с обстановкой. Как будут развиваться военные действия при южном варианте — предугадать трудно <…> Необходимые подготовительные работы следует провести в мирное время вместе с проведением в жизнь настоящего положения»8.

В Латвии до февраля 1940 года действовал мобилизационный план № 4 от 30 ноября 1931 года. Он предусматривал взаимодействие латвийской армии с эстонскими и польскими войсками. Для «оперативной связи с Эстонией» выделялся смешанный отряд, действовавший на эстонской территории вдоль границы Латвии9. Вариантом «У» этого плана предусматривалось, «обороняясь на правом фланге (установив связь с Польшей)», левым флангом начать наступление «в общем направлении на Остров с выходом на р. Великая»10.

Таким образом, у Эстонии и Латвии были согласованные планы взаимодействия войск. Но некоторые авторы отмечают, что эстонцы не были уверены в боеспособности латвийской армии, поэтому «втайне от Риги планировали свою линию обороны глубиной до 60 километров на латвийской территории, фактически допуская её превентивную (встречную) оккупацию»11.

Из материалов генштаба латвийской армии специалисты ГШ КА сделали вывод о том, что по «последнему уничтоженному оперативному плану, восстановленному полковником Я. Упимтис в виде легенды к карте», «предусматривалась (на случай если СССР объявит заключённый пакт о взаимной помощи недействительным и начнёт наступление) оборона двумя пехотными дивизиями (пд) на западе (против гарнизона советских войск) и четырьмя дивизиями на востоке»12.

Мобплан латвийской армии № 5, принятый в феврале 1940 года (вариант «В»), предусматривал, что «в случае вторжения Германии в Литву Латвия должна начать военные действия против Германии на основании пакта о взаимной помощи между Латвией и СССР»13. По оценкам латвийского генштаба германское командование могло развернуть против Латвии «четыре армейских корпуса, одну бронедивизию, одну кавалерийскую бригаду, около 500 самолётов»14.

Этой группировке вермахта, по расчётам латвийского командования, в первый период военных действий могли противостоять восемь дивизий — пять латвийских, две литовских пд, а также одна советская стрелковая дивизия (сд) и одна танковая бригада 2-го Особого стрелкового корпуса15 (ОСК) РККА16.

Варианты оперативных планов армии Литвы до 1940 года разрабатывались в расчёте на самостоятельные военные действия в следующих условиях: «№ 1. Немцы наступают на Литву, поляки нейтральны», «№ 2. В Литву наступают поляки и немцы. Другие соседи нейтральны», «№ 3. Поляки наступают на Литву, другие соседи соблюдают нейтралитет»17. После ввода в Литву советских войск разрабатывались планы совместных действий с соединениями и частями РККА (16 ОСК).

В начале 1940 года в литовской армии было введено новое общее мобрасписание № 1, согласно которому формировались 5 пехотных дивизий с учётом того, что «литовская армия со времени введения гарнизонов Красной армии в Литву входит в общую систему прикрытия, мобилизации и концентрации Красной армии»18.

Кроме того, действовал ряд частных мобрасписаний — отмобилизования дивизий и частей, их доукомплектования по штатам военного времени под видом учебных сборов, формирования подразделений пограничной охраны, мобилизации службы воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), а также различных войсковых служб и учреждений19.

По оценкам литовского генштаба, наступление немецких войск силами двух—трёх армейских корпусов ожидалось в направлении Таураге, Паневежис, Двинск (Даугавпилс) в обход оборонительного рубежа по реке Неман с севера.

По литовскому плану рубеж Немана должны были оборонять части Красной армии, а литовская и латвийская армии — действовать на участке между городами Либава (Лиепая) и Ковно (Каунас), «литовской армии придётся защищать северное крыло Красной армии с задачей — не дать возможности противнику обойти Ковно (Каунас) с севера»20. Он должен был стать «стратегическим локтем», севернее которого на четырёх «рубежах задержки» планировалось остановить наступление противника (схема).

Литовский план предусматривал, что «мобилизация объявляется на одни сутки раньше, чем противник перейдёт госграницу», части прикрытия (две—три пехотных и три кавалерийских полка) должны были в течение двух суток не допустить противника к первому «рубежу задержки», который проходил по линии: Куршены (Куршеняй), канал Вентa, река Дубиса, река Неман, Ковно (Каунас). На третий-четвёртый день мобилизации первый «рубеж задержки» должны были занять три пд. После отхода с первого рубежа второй оборонительный рубеж должны были занять четыре пд, третий — четыре пд, четвёртый — пять пд21.

Таким образом, план предусматривал последовательное наращивание сил на оборонительных рубежах («рубежах задержки»), но четвёртый рубеж не был определён как «поворотный пункт», на котором предполагалось остановить противника или предпринять какие-либо другие меры — военно-политические, дипломатические для прекращения военных действий против Литвы. Это позволяет сделать вывод, что литовский план обороны не носил решительного характера и не определял конечные цели Литвы в военном противостоянии Германии.

Варианты оперативных планов ведения военных действий армиями Эстонии, Латвии и Литвы представлены в таблице.

Варианты планов, указанные в таблице, отражают особенности военно-политических взглядов руководства Прибалтийских государств. Пять планов Латвии предусматривали военные действия против Германии или СССР. В отличие от Латвии Литва не планировала воевать против Советского Союза. Шесть литовских планов были нацелены на отражение нападения Германии и (или) Польши. А в Эстонии все три плана указывали единственного противника — СССР. Направленность военных планов Прибалтийских государств представлена на диаграмме 1.

Оперативными планами военных действий Эстонии, Латвии и Литвы предусматривалось ведение военных действий самостоятельно, совместно с войсками других государств Прибалтики, с войсками государств Прибалтики и Польши, с войсками СССР и других Прибалтийских государств (диаграмма 2).

В оперативном управлении Генерального штаба Красной армии (ОУ ГШ КА) по документам военного планирования Латвии и Литвы было сделано заключение о том, что в «латвийской армии план развёртывания против СССР (до подписания пакта о взаимопомощи и в период действия этого пакта. — Прим. авт.)… существовал»22, а литовского «плана развёртывания и действия против СССР… не имеется, видимо, такой был уничтожен»23.

Литовский план «противодействия вторжению немцев и поляков» ОУ ГШ КА оценило как бесперспективный и крайне пассивный24. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например: Мельтюхов М.И. Прибалтийский плацдарм (1939—1940 гг.). Возвращение Советского Союза на берега Балтийского моря. М.: Алгоритм, 2014. 720 с.; Ковалев С.Н. Советские войска на территории стран Балтии (1939—1940 гг.). СПб.: Славия, 2008. 194 с.; Курмышов В.М. Базирование Балтийского флота в межвоенный период 1921—1941 гг. СПб.: Военный инженерно-технический университет, 2005. 266 с.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 37977. Оп. 2. Д. 324.

3 Там же. Л. 211.

4 Там же. Л. 201.

5 Там же. Л. 198—201.

6 Там же. Л. 202.

7 Там же. Л. 211, 212.

8 Там же.

9 Там же. Л. 4.

10 Там же.

11 Симиндей В.В. Внешнеполитические зигзаги «президентской диктатуры» в Латвии / Вторая мировая война: история без купюр. Спецвыпуск. М., 2009. С. 57.

12 РГВА. Ф. 37977. Оп. 2. Д. 324. Л. 4.

13 Согласно пакту о взаимопомощи между СССР и Латвией стороны обязывались «оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы по отношению морских границ Договаривающихся Сторон в Балтийском море или сухопутных их границ через территорию Эстонской или Литовской Республик, а равно и указанных в статье III баз». В статье III указывались «базы военно-морского флота и <…> для авиации». Цит. по: Известия. 1939. 6 октября.

14 РГВА. Ф. 37977. Оп. 2. Д. 324. Л. 4.

15 ОСК — Особый стрелковый корпус. В Эстонию, Латвию и Литву осенью 1939 г. были введены, соответственно, 65, 2 и 16 ОСК.

16 РГВА. Ф. 37977. Оп. 2. Д. 324. Л. 4, 5.

17 Там же. Л. 1—3.

18 Там же. Л. 3.

19 Там же. Л. 2.

20 Там же. Л. 2, 3.

21 Там же. Л. 3.

22 Там же. Л. 5, 6.

23 Там же. Л. 6.

24 Там же.