М.В. Фрунзе: «Знаю т. Панцержанского с начала 1921 года. Человек большой энергии…»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье кратко рассказывается о жизни и судьбе видного флотского военачальника, первого начальника Морских сил СССР флагмана 1 ранга Э.С. Панцержанского, необоснованно репрессированного в 1937 году.

Summary. The article briefly tells about his life and fortune of the prominent naval commander, the first Chief of the USSR Naval Forces Flagman 1st Rank  E.S. Pantserzhansky, unreasonably subjected to repression in 1937.

 

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

 

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

(г. Краснодар. E-mail: Flagman.Flota@yandex.ru).

 

М.В. ФРУНЗЕ: «ЗНАЮ т. ПАНЦЕРЖАНСКОГО С НАЧАЛА 1921 ГОДА. ЧЕЛОВЕК БОЛЬШОЙ ЭНЕРГИИ…»

 

Эдуард Самойлович Панцержанский родился 30 сентября (12 октября) 1887 года в Либаве в разорившейся дворянской семье. Его отец был служащим железнодорожного ведомства1.

В 1906 году Панцержанский окончил гимназию и поступил на инженерное отделение Рижского политехнического института. Позднее в автобиографии он написал: «…Будучи студентом, состоял членом марксистского студенческого кружка и секретарём кассы взаимопомощи. В 1909 году бросил институт и перешёл в юнкера флота. Летом плавал на учебном судне “Океан”, а зимой 1909—1910 гг. сдал все экзамены за Морское училище. В 1910 году плавал на линкоре “Слава”, а затем в заграничном плавании гардемаринского отряда на крейсере “Рюрик”… Вслед за этим… я был назначен на канонерскую лодку “Карс”, готовящуюся после постройки к переходу по Волге в Каспийское море…»2.

В 1911 году ему присвоили звание мичман. В этом звании он принял участие в переходе с Балтики на Каспий канлодки «Карс», на которой прослужил два года. В 1913 году Эдуарда Самойловича возвратили на Балтийское море и назначили штурманом на эсминец «Летучий». На этом же корабле Панцержанский встретил Первую мировую войну. Осенью 1915 года его направили на учёбу в Минный офицерский класс, по окончании которого оставили при Минном отряде судов Балтийского моря в качестве старшего минного офицера учебного судна «Азия». В августе того же года Панцержанский по собственному желанию вернулся на действующий флот и был назначен старшим офицером на эсминец «Сибирский стрелок».

«Кампанию 1917 г. проплавал на эсминце “Гром”, — вспоминал впоследствии Панцержанский. — Получил назначение флагманом Шхерного отряда судов Балтийского моря. Накануне и в момент Октябрьской революции я находился в море, руководил последней заградительной операцией русского флота в Балтийском море»3.

В любом произведении по истории флота можно прочесть, что эскадренный миноносец «Гром» и вся его команда проявили исключительное мужество и героизм в Моонзундском сражении.

1 октября 1917 года в дозор ушли три эсминца — «Победитель», «Забияка» и «Гром». Вскоре они обнаружили в западной части пролива несколько миноносцев и крейсер противника. Затем появился линкор «Кайзер», который с дистанции 125 кабельтовых (примерно 1,5 км) открыл интенсивный огонь по нашим кораблям. Один из снарядов нанёс серьёзные повреждения «Грому». Оказалась выведенной из строя правая машина, были пробиты главный и вспомогательный паропроводы, подводная часть борта. Через пробоину хлынула вода, эсминец потерял ход и стал для немцев лёгкой мишенью. Корабль получил ещё несколько пробоин. На нём вспыхнул пожар. Команде пришлось покинуть «Гром». Э.С. Панцержанский уходил одним из последних. В бою он получил серьёзную контузию, вследствие чего некоторое время слегка заикался4.

В феврале 1918 года собрание судовых комитетов избрало Панцержанского начальником Шхерного отряда судов Балтийского моря, а в ноябре он возглавил Онежскую военную флотилию5, отличившуюся в Видлицкой наступательной операции (27 июня — 8 июля 1919 г.) по разгрому белофиннов и белогвардейских отрядов6.

Командовавший в то время Морскими силами Республики (коморси) Е.А. Беренс, побывав на флотилии, дал высокую оценку как её состоянию, так и личному составу, не забыв особо отметить действия Э.С. Панцержанского7.

По представлению Е.А. Беренса Э.М. Панцержанский весной 1920 года был назначен начальником обороны Кольского залива и уполномоченным народного комиссара по военным и морским делам на Ледовитом океане8. Однако в этой должности он прослужил недолго: в октябре того же года Эдуарда Самойловича назначили командующим только что созданными Морскими силами Каспийского моря (МСКМ). Этим оперативным соединением он командовал в течение двух месяцев. Но и за этот короткий срок Панцержанский смог укрепить дисциплину на кораблях, а также успел жениться на дочери военного медика адмирала М. Войцеховского Нонне, выпускнице Бестужевских курсов. И уже с Нонной Михайловной отправился в Севастополь, куда его перевели на должность начальника Морских сил Чёрного и Азовского морей (наморси МСЧАМ)9.

На новой должности Э.С. Панцержанский целиком посвятил себя возрождению бывшего Черноморского флота России. При нём из числа оставшихся в Крыму (после увода Врангелем в Бизерту белогвардейской эскадры) кораблей отобрали наиболее сохранившиеся, начали их ремонт. Не обращая внимания на скептиков, он стремился как можно лучше выполнить поставленную перед ним задачу: в кратчайший срок создать на юге морскую силу, необходимую молодой советской державе. Уже весной 1921 года отремонтированные корабли вышли на Тендровский рейд для подготовки к учениям. На формировавшемся флоте возродилась планомерная боевая подготовка, крепла расшатанная анархистами дисциплина. Об этих днях оставил свои воспоминания Адмирал Флота Советского Союза И.С. Исаков: «Комфлот Панцержанский пользовался настоящим флотским авторитетом. Его уважали не только за демократизм, умело сочетаемый с требовательностью, но главное за то, что, будучи лейтенантом, провёл канлодки “Карс” и “Ардаган” из Питера в Баку в 1911 году, когда седые волгари плавали только с лоцманами. Но этого мало.

Все знали, что Пан (так сокращённо и ласково называли за глаза комфлота) с первых же дней революции примкнул к восставшему народу… что бил “беляков”… в боях на Онежском озере, когда враг подбирался к Петрограду в 1919 году»10.

В апреле 1921 года Панцержанский становится помощником командующего войсками Украины и Крыма по морской части. Через полгода командовавший этими войсками М.В. Фрунзе укажет в аттестации на своего помощника: «Знаю т. Панцержанского с начала 1921 года. Человек большой энергии. Авторитетен среди подчинённых. Политически лоялен. Вполне на месте»11.

ЭТО было время, когда после Кронштадтского восстания в руководстве страны вызревало мнение вообще об упразднении Военно-морского флота. Многие влиятельные члены ЦК РКП(б) считали, что с окончанием Гражданской войны флот утратил своё значение, и теперь достаточно переформировать его остатки в морские пограничные части ГПУ. Черту под спорами подвёл Х съезд РКП(б), состоявшийся в марте 1921 года, который наряду с принятием принципов новой экономической политики принял решение и по флоту: «…В соответствии с общим положением и материальными ресурсами Советской республики принять меры к возрождению и укреплению Красного военного Флота»12.

Возрождение флота шло нелегко. Оно всё более затягивалось из-за нехватки сил и средств. Группа руководящих работников центрального аппарата морского ведомства Республики, а также Балтийского, Черноморского и Каспийского флотов направила письма с предложениями по решению назревших задач в ЦК РКП(б), Совет народных комиссаров13. Видимо, с одним из писем В.И. Ленин ознакомился лично и вызвал Э.С. Панцержанского в Москву, предложив ему возглавить флот в должности помощника главнокомандующего всеми Вооружёнными силами Республики по морской части (помглавкомор). Не последнюю роль сыграл здесь и А.В. Немитц, возглавлявший Морские силы с февраля 1920 года и теперь по состоянию здоровья стремившийся уйти в отставку. Он и рекомендовал Панцержанского на своё место.

22 ноября 1921 года Э.С. Панцержанский официально вступил в должность помглавкомора. И этой же датой помечена его «Записка о боеготовности флота», в которой новый начальник Морских сил Республики подробно изложил конкретные причины развала флота и, что знаменательно, ходатайствовал об освобождении из заключения большой группы военных моряков, арестованных после Кронштадтского мятежа. В приложенной «Справке», в частности, указывалось: «…ходатайствую об освобождении лично мне известных заключённых военных моряков, в своё время доказавших совместной со мной службой в Красном Флоте честное и преданное отношение к делу…»14.

В этот раз ходатайство Панцержанского помогло освободиться многим военморам. Но ведомство Дзержинского, Менжинского, Ягоды и Ежова взяло на заметку и самого вновь назначенного помглавкомора. Вмешательство в свои дела ВЧК — ГПУ — НКВД не прощало никому.

На новом посту Эдуард Самойлович отдавал все свои знания и опыт строительству и организации молодого советского флота. В одном из документов тех лет Панцержанский писал: «В истории нашего флота… только 22-й год явился поворотным в сторону укрепления и обновления флота. Две основные задачи стояли тогда перед ним: первая — это замена всего старого личного состава новым, крепким пролетарским элементом, сильным волей к победе рабочего класса, вторая — восстановление техники и материальной части. Обе эти задачи тесно связаны между собой, и решение одной из них невозможно без решения другой»15.

В соответствии с этими основными задачами под непосредственным руководством Э.С. Панцержанского морским ведомством была проделана огромная работа. Прежде всего необходимо отметить разработанную в 1923 году судостроительную и судоремонтную программу, в которой намечалось достроить два крейсера (один — для Балтики, другой — для Чёрного моря), 4 эсминца типа «Новик», одну подводную лодку, отремонтировать два линкора, два крейсера, 15 эсминцев, 14 подводных лодок и ряд других кораблей и вспомогательных судов16. Ввод в строй такого количества военных кораблей означал, во-первых, серьёзное упрочение обороноспособности Советского государства, во-вторых, оживлял судостроительную промышленность, что создавало хороший фундамент для дальнейшего развития флота.

Э.С. Панцержанский возглавлял Морские силы Республики с ноября 1921 по апрель 1924 года, а в апреле—декабре 1924 года являлся начальником Морских сил СССР. Фактически за три года была налажена подготовка кадров для обновлявшегося флота, улучшилась постановка учебного дела, флот стал ежегодно пополняться профессиональными кадрами — младшими специалистами, командирами, инженерами и выпускниками Военно-морской академии. Тогда же закладывались основы боевой подготовки.

Начальник Морских сил часто бывал на флотах, принимал непосредственное участие в руководстве боевой учёбой.

Служивший в те же годы на Чёрном море контр-адмирал В.П. Боголепов спустя много лет писал: «Вспоминаю манёвры Черноморского флота осенью 1923 года — первые ночные морские манёвры в советском флоте. В первую же ночь учений внезапно в Северную бухту сквозь ворота бона, открытого для прохода какого-то буксира, ворвался с моря быстроходный сторожевой катер. Швыряя на воду патроны фосфоритного кальция, он обозначал торпедную атаку. Мы, штаб «красной стороны», сразу поняли, в чём дело, ибо часа два назад сами обеспечивали выход в море Панцержанского. Для всех участвовавших в организации обороны базы этот налёт оказался хорошим уроком»17. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Пенсионный отдел Санкт-Петербургского городского военного комиссариата. Личное дело Э.С. Панцержанского     № ПГ-126186. С. 51.

2 Там же. С. 52.

3 Там же. С. 53.

4 Золотарёв В.А., Козлов И.А., Шломин В.С. История флота государства Российского: В 2 т. Т. 1. М.: ТЕРРА, 1996. С. 290.

5 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 105. Оп. 1. Д. 279. Л. 13.

6 Там же. Ф. 104. Оп. 4. Д. 280. Л. 299.

7 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 15. Л. 16.

8 Список начальствующего состава Военно-Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Изд. 1932 г. / Сост. Управлением кадров УВМС РККА. М., 1932. С. 5.

9 Там же.

10 Исаков И.С. Морские истории. Рассказы. М.: Воениздат, 1970. С. 247.

11 Пенсионный отдел… С. 9.

12 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. М.: Политиздат, 1970. С. 265.

13 Панцержанский Э.С. Наши задачи // Красный флот. 1922. № 2. С. 9—16.

14 РГА ВМФ. Ф. Р-1. Оп. 4. Д. 32. Л. 40.

15 Там же. Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 580. Л. 110.

16 Там же. Д. 591. Л. 13.

17 Флагманы: Сборник воспоминаний и очерков. М.: Воениздат, 1991. С. 97.