Герой Отечественной войны 1812 года С.С. Храповицкий

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе ранее не публиковавшихся архивных источников исследуются жизненный путь и военная биография героя Отечественной войны 1812 года, участника Заграничных походов русской армии офицера и партизана Степана Семёновича Храповицкого.

Summary. The article based on previously unpublished archival sources, examines the life and military biography of the hero of the Patriotic War of 1812, the participant of Foreign campaigns of the Russian army officer and guerrilla Stepan Khrapovitsky.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

 

НАЗАРЯН Елена Анатольевна — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: sarlen@list.ru).

 

«ИСПОЛНЕННЫЙ ДАРОВАНИЙ, КАК ДЛЯ ПОЛЯ СРАЖЕНИЯ, ТАК И ДЛЯ КАБИНЕТА…»

Герой Отечественной войны 1812 года С.С. Храповицкий

 

Среди славных имён героев 1812 года особое место принадлежит дворянам Храповицким. Не менее 10 представителей этого древнего рода участвовали в коалиционных войнах против Наполеона, Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах русской армии 1813—1814 гг. К сожалению, как в советской, так и в современной историографии практически нет упоминаний о Степане Семёновиче Храповицком — храбром офицере (впоследствии генерале), партизане 1812 года, друге и сподвижнике Дениса Васильевича Давыдова. Справочные издания XIX века также ограничивались лишь кратким упоминанием этого имени: партизан 1812 года, соратник Д.В. Давыдова, генерал-майор1. Между тем личность и биография блестящего русского офицера, отважного партизана и всесторонне образованного человека заслуживают самого серьёзного изучения.

Степан Храповицкий родился в с. Городище Юхновского уезда Смоленской губернии предположительно в 1782 году в семье титулярного советника Семёна Яковлевича Храповицкого, женатого на Марии Львовне Чернышёвой. У Степана было два брата: старший Ясон и младший Иван и старшая сестра — Анна2. Дети получили хорошее домашнее образование. В послужном списке С. Храповицкого указано: «По-российски, французски и немецки читать и писать умеет, геометрии и фортификации знает»3. Кроме того, он прекрасно владел польским языком. Этот факт отмечен, к примеру, в разделе воспоминаний Д.В. Давыдова о взятии г. Гродно: «Я отыскал того ксёндза, который говорил похвальное слово Наполеону при вступлении неприятеля в пределы России, и приказал ему сочинить и говорить в российской церкви слово, в котором бы он разругал и предал проклятию Наполеона с его войском, с его союзниками и восхвалил бы нашего императора, вождя, войско; а так как я не знал польского языка, то назначено ему было 11-го числа, вечером, представить рукопись свою Храповицкому для рассмотрения»4.

Военная карьера Степана Храповицкого развивалась стремительно. С 25 марта 1801 года он унтер-офицер в Конном лейб-гвардии полку, с 17 сентября 1801 года — эстандарт-юнкер. 4 мая 1802 года определён корнетом в Павлоградский гусарский полк. А 1 января 1804 года стал поручиком этого полка. Участвовал в походах 1805 и 1806—1807 гг. За сражение при Прейсиш-Эйлау награждён Золотым крестом. В феврале 1808 года переведён в Волынский уланский полк, с которым участвовал в Русско-турецкой войне. В ноябре 1808 года — штабс-ротмистр, в июне 1809 года — ротмистр. 9 октября 1811 года в жарком бою у Дунайской переправы под крепостью Видин тяжело ранен пулей в плечо навылет. Награждён орденом Св. Анны 2-й степени, золотой шпагой «За храбрость» и 18 января 1812 года произведён в майоры5.

В сентябре 1812 года в военной карьере Степана Храповицкого произошёл крутой поворот. Волынский уланский полк находился в 3-й Обсервационной армии генерала А.П. Тормасова на Волыни, а основные боевые действия против французов шли по Старой Смоленской дороге. Степан Храповицкий был отправлен «в Москву для вербования уланов». Однако к тому времени Москва уже находилась в руках французов, и Степан 9 сентября 1812 года поехал в Юхновский уезд к отцу Семёну Яковлевичу. Семён Яковлевич Храповицкий был в то время юхновским уездным предводителем дворянства, принимал активное участие в комплектовании и снабжении партизанского отряда Д.В. Давыдова, содержал на собственные деньги лазарет в Юхнове, где раненые получали медицинскую помощь. В гостях у отца Степан Храповицкий встретился с Денисом Давыдовым.

Офицеры знали друг друга ещё с 1806 года. Давыдов так вспоминал об их первой встрече: «На походе я познакомился с некоторыми офицерами, между коими были князь Баратаев, Ясон и Степан Храповицкие. Я не думал тогда, что с последним буду служить в великий 1812 год партизаном и заключу с ним братскую дружбу на кровавых пирах войны Отечественной»6.

Степан Храповицкий примкнул к отряду Давыдова и успешно действовал на коммуникациях противника. Уже 16 сентября 1812 года Давыдов сообщил В.Ф. Шепелеву7, что 15 сентября он выступил из с. Скоблева на большую дорогу между Вязьмою и Дорогобужем. «Майор Храповицкий с гусарами, донскими казаками и 20 татарами ударил на партию, идущую к армии, положил на месте более 150 чел., взял в плен капитана, поручика, 42 рядовых, захватил 7 фур с порохом, кои предали огню, и едва не захватили польскаго див[изионного] ген[ерала] Зайончека, ехавшаго в армию»8.

В рапорте генерал-лейтенанту П.П. Коновницыну от 7 октября Давыдов указывал: «Майор Храповицкий 4-го октября под селом Юреневым с отрядом, состоящим из 150 человек, напал на неприятельский обоз, под значительным прикрытием кавалерии и пехоты состоящий, несмотря на сильной огонь, производимой засевшею за фурами и по домам пехоты, с мужеством ударил неприятеля и отбил обоз с одеждою на целой 1-й гусарский вестфальский полк, взял в плен командовавшего офицера и 140 рядовых». 9 ноября отряд Давыдова разбил кавалерийское депо в Копысе и Александрии, а партия Храповицкого заняла Шклов. 21 декабря 1812 года Храповицкий получил звание подполковника9.

По воспоминаниям Давыдова, Степан Храповицкий был «росту менее среднего, тела тучного, лица смуглого, волоса чёрного, борода клином; ума делового и веселого, характера вспыльчивого, человек возвышенных чувств, строжайших правил честности, исполненный дарований, как для поля сражения, так и для кабинета; образованности европейской»10.

В январе—марте 1813 года русские войска быстро очистили от французов территорию к востоку от Эльбы. Заняли Гамбург, Бреслау, Любек. М.И. Кутузов предпочитал действовать отрядами лёгких войск и активно проводить партизанскую войну, оставляя основные силы в резерве. «Летучие» партизанские отряды сражались весьма удачно и буквально хозяйничали на коммуникациях противника.

Партизанский отряд Давыдова подошёл к Дрездену, разведчики выяснили, что маршал Даву отвёл войска за реку, в Альштадт (Старый город). А в новом городе остались три тысячи солдат и местный гарнизон. Тогда Давыдов, не дожидаясь подхода главных сил, решил добиться капитуляции хитростью. Он приказал казакам разжечь на берегу Эльбы множество костров, создавая впечатление, что к городу подошло огромное войско.

Давыдов пишет: «Ответом мне было желание генерала Дюрюта говорить с уполномоченным мною штаб-офицером. Я послал к нему Волынского уланского полка подполковника Храповицкого и, чтобы придать ему более важности, сочетал множество орденов, им носимых, с некоторыми моими орденами. Дюрют квартировал в старом городе. При переправе на лодке чрез Эльбу Храповицкому, как водится, завязали глаза платком (печатное изображение этого путешествия Храповицкого продавалось в Дрездене каким-то дрезденским спекулянтом), повели его под руки на квартиру французского генерала, и переговоры начались. К ним допущены были французский генерал Лекок и члены Непосредственной комиссии. Уполномоченный со стороны Дюрюта был первый адъютант его, капитан Франк»11.

В результате 24 марта 1813 года новая часть города была без боя занята русскими. Но генерал-адъютант Ф.Ф. Винцингероде, в состав корпуса которого входил отряд Давыдова, видел только себя освободителем столицы Саксонии и отстранил Д. Давыдова от командования отрядом. Давыдов был понижен в должности за самовольное взятие Дрездена, а его отряд расформирован.

В дальнейшем Храповицкий уже сам командовал партизанским отрядом, участвовал во многих боях и сражениях. 17 апреля 1813 года был произведён в полковники. В октябре 1813 года участвовал в преследовании отступавших от Лейпцига французских войск. За отличия в боях при Баутштедте, Андисебене, Готе и Майнце, во время которых он захватил сотни пленных, награждён орденом Св. Георгия 4-го класса (10 сентября 1815 г.). Также был удостоен ордена Св. Анны 2-й степени с алмазами в 1813 году и Св. Владимира 3-й степени в 1814 году. Кроме того, С.С. Храповицкий был награждён прусским орденом «За заслуги» (Pour le Mе́rite), шведским Военным орденом Меча (1813), Гессен-Кассельским военным орденом (1814)12.

27 марта 1814 года Храповицкий был назначен командиром 3-го Украинского казачьего полка, 22 ноября 1817 года — командиром 1-го Бугского уланского полка. После переформирования бугских полков, с 6 мая 1818 года С. Храповицкий — командир 2-й бригады Бугской уланской дивизии. 12 декабря 1819 года произведён в генерал-майоры. С 13 мая 1821 по 1826 года — бригадный командир поселенных эскадронов 3-й кирасирской дивизии. 15 октября 1823 года награждён орденом Св. Владимира 2-й степени. С 29 января по 18 сентября 1826 года — командир 1-й бригады 3-й кирасирской дивизии, после чего состоял по кавалерии и находился на излечении. 22 августа 1827 года награждён орденом Св. Анны 1-й степени, а ранее, 3 апреля 1827 года, Храповицкому к ордену Св. Анны были пожалованы орденские знаки, украшенные алмазами13.

5 декабря 1833 года С.С. Храповицкий вышел в отставку «с мундиром и пенсионом полного оклада»14 и уехал в усадьбу Городище Юхновского уезда, доставшуюся ему от отца15. О жизни и деятельности Степана Храповицкого того периода известно крайне мало. Так, 29 августа 1829 года в семье старшего брата Ясона Семёновича Храповицкого родился сын Сергей, и «при крещении его восприемниками были: Юхновского уезда села Городище генерал-майор Степан Семёнович Храповицкий да Духовщинского уезда сельца Хмосты помещица Анастасия Алексеевна Шомина». Видимо, отношения между дядей и племянником были достаточно тёплые, потому что в апреле 1866 года в церкви Покрова Богородицы с. Городище Сергей Ясонович крестил своего первенца Александра, и его крёстным отцом также был Степан Семёнович Храповицкий. Именно внучатому племяннику Александру Сергеевичу Храповицкому впоследствии отошло имение Городище16.

С.С. Храповицкий четыре раза был депутатом Смоленского дворянского депутатского собрания17. Из немногочисленных фактов о жизни генерал-майора после отставки известно, что в 1839 году в гости к нему приезжал граф И.К. Орурк и привозил сочинение А.И. Михайловского-Данилевского18. Храповицкий вёл переписку с А.И. Рибопьером (несколько писем за 1863 г. хранятся в РГИА)19. Но, видимо, главным занятием отставного генерала в то время было написание воспоминаний о войне 1812 года и Заграничных походах.

М.И. Богданович, описывая нападение на Готу и пленение французского посланника Н.М. Сент-Эньяна, цитирует следующий отрывок и даёт ссылку — «Из записок Степана Семёновича Храповицкого»: «Барон Сент-Эньян ссылался на международное право, на основании коего он не мог быть признан пленным, но полковник Храповицкий отвечал ему, что, не будучи дипломатом, советует ему поспешить укладкою своих вещей, и что, в противном случае, ему принуждены будут дать таких камердинеров, которые могут ему не понравиться». Об этом событии сообщают «Санкт-Петербургские ведомости», но уже более сдержанно: «Полковник Храповицкий 22-го числа сего месяца вступил в Готу и захватил там французского посланника Сент-Эньяна, 73 офицера и 900 рядовых; найденные же в сем городе 30 пороховых ящиков взорвал на воздух»20. Где в настоящее время находятся записки С.С. Храповицкого, выяснить не удалось.

О последних годах жизни Степана Семёновича сохранились свидетельства дальнего родственника по женской линии дипломата Ю.С. Карцова. В начале 1860-х годов семья Карцовых жила в Гатишино, в десяти верстах от родового имения Храповицких — Городище. Карцов вспоминал: «Генерал Степан Храповицкий, ветеран двенадцатого года, uncle Etienne (дядя Этьен), как его называли в нашей семье, был маленький старичок с седыми усами, с нами, детьми, был чрезвычайно ласков, и мы очень любили к нему ездить. Вижу его, как сейчас: внимательный, скромный, отзывчивый, сидит он за письменным столом, в креслах с зелёным абажуром на глазах. Дом его был полон воспоминаниями 1812 года. На этажерке стояла и обращала внимание фарфоровая чашка, на которой изображена была карикатура: коза с наклеенными рогами, а перед нею в испуге прячущиеся два француза. Мы смеялись и радовались: французы-то испугались козы»21. Точную дату смерти С. Храповицкого выяснить не удалось, но поскольку воспоминания Карцова датируются 1861—1871 гг., можно предположить, что в 1871 году Степан Семёнович был ещё жив.

Отставной генерал жил один, семьи не имел. Родовое имение Городище унаследовал Александр Сергеевич Храповицкий — внучатый племянник Степана Храповицкого. Ему же достался и портрет деда22. Именно Александр зимой 1917 года передал холст на хранение в Музей 1812 года. Долгое время полотно находилось в запасниках Государственного исторического музея23. В связи с 200-летием Отечественной войны 1812 года была организована новая экспозиция, в которой портрет С.С. Храповицкого наконец-то занял своё достойное место.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Например: Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. СПб., 1887. Т. II. С. 604.

2 Имеются и другие мнения по поводу даты рождения Степана Семёновича Храповицкого. Так, известные исследователи в области генеалогии В.В. Руммель и В.В. Голубцов называют 1788 г. (Руммель В.В., Голубцов В.В. Указ. соч. С. 604.) Но в послужном списке от 1 января 1813 г. указано, что С. Храповицкому 30 лет от роду (Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 489. Оп. 1. Д. 2648. Л. 6—9), т.е. год рождения — 1782. В документах личного фонда дворян Храповицких и Оболенских, хранящихся в Государственном архиве Смоленской области (ГА СО), в прошении Степана Юрьевича Храповицкого о внесении его в дворянскую родословную книгу, сообщается о детях Семёна Яковлевича Храповицкого: «сыновья Асон 10, Степан 7, Иван 4, дочь Анна 9 лет» (ГА СО. Ф. 106. Оп. 1. Д. 63). По данным «Сборника биографий кавалергардов», Иван Храповицкий родился в 1786 г. По проведённым ранее исследованиям, Асон родился в 1781 или 1780 г. (Малышкин С.А. Назарян Е.А. «…Тот будет жить в воспоминаньях, в душах, в сердцах, в своих деяньях…». (Материалы к биографии Ясона Семёновича Храповицкого) // Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи. Материалы VIII Всероссийской научной конференции. М., 2005. С. 234—265). Скорее всего, Степан Храповицкий родился в 1782 г. К сожалению, метрические книги по с. Городище не поступали ни в Смоленский, ни в Калужский областные архивы, поэтому на данном этапе уточнить дату и место рождения С. Храповицкого не представляется возможным. Иасон — генерал-майор (со старшинством 8 августа 1820 г.), смоленский гражданский губернатор (1821—1829), член Совета министра внутренних дел. Иван — в 1812 г. служил в Московском ополчении, впоследствии санкт-петербургский гражданский губернатор, друг А.П. Ермолова и бессменный старшина Английского клуба.

3 РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 2648. Л. 7.

4 Давыдов Д. Сочинения. М., 1962. С. 401.

5 Список кавалерам императорских орденов всех наименований за 1829 год. СПб., 1830. Ч. I. С. 114.

6 Давыдов Д. Указ. соч. С. 536, 325, 192.

7 Шепелев Василий Фёдорович — генерал–лейтенант (1800), в 1812 г. начальник Калужского ополчения

8 Давыдов Д. Указ. соч. С. 329; Материалы Военно-учётного архива (ВУА). Т. XV. С. 33; Т. XVIII. С. 116.

9 РГВИА. Ф. 103. Оп. 208а. Д. 1. Л. 506, 506 об.; Материалы ВУА. Т. XIX. С. 43, 60; Попов А.И. Невольный свидетель // События Отечественной войны 1812 года на территории Калужской губернии. Малоярославец, 1995. С. 79—85; он же. Рапорт коменданта Вязьмы маршалу А. Бертье // Воин. 2001. № 4. С. 50; РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 2648. Л. 6 об.

10 Давыдов Д. Указ. соч. С. 337.

11 Там же. С. 435.

12 Список кавалерам императорских орденов всех наименований за 1829 год. Ч. I. С. 42; Военные действия отряда генерал-адъютанта Чернышёва в 1812, 1813 и 1814 гг. СПб., 1839. С. 75—84; Поход русской армии против Наполеона в 1813 г. и освобождение Германии. Сб. док. М., 1964. С. 416, 405; Список генералам с означением имён, знаков отличия и старшинства в чинах. СПб., 1825. С. 296.

13 Список генералитета по старшинству по 19 июня 1825 г. С. 296; Список кавалерам императорских орденов всех наименований за 1829 год. Ч. II. С. 9; Русский инвалид или военные ведомости. 1826. № 191. С. 775, 776; Список кавалерам императорских орденов всех наименований за 1829 год. Ч. III. С. 33.

14 Русский инвалид или военные ведомости. 1833. № 315. С. 1258.

15 Государственный архив Калужской области. Ф. 66. Оп. 2. Д. 25. Л. 7 об.

16 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 31. Д. 3041. Л. 100, 101; Описание некоторых частновладельческих хозяйств Краснинского, Духовщинского, Поречского и Юхновского уездов Смоленской губернии. Смоленск, 1897. С. 81.

17 Смоленская старина. Смоленск, 1912. Вып. 2. С. 144.

18 Замечания графа Орурка по поводу взятия Борисова и сражения при Березине в 1812 году (Письмо к А.И. Михайловскому-Данилевскому). См.: Военский К. Отечественная война 1812 года в записках современников. СПб., 1911. С.46.

19 РГИА. Ф. 1040. Оп. 1. Д. 192; Оп. 2. Д. 182. Рибопьер Александр Иванович (1781—1865) в 1816 г. — председатель Смоленской ревизионной комиссии, в 1817—1823 гг. — управляющий государственным заемным и коммерческими банками, в 1824—1830 гг. — посланник в Константинополе, в 1831—1838 гг. — посланник при Прусском дворе, член Государственного совета, граф. Владел имением в с. Новое Вяземского уезда Смоленской губернии.

20 Богданович М.И. История войны 1813 г. за независимость Германии. СПб., 1863. Т. 2. С. 561; Из Девятнадцатого бюллетеня Наследного Принца Шведского. Главная квартира в Мюльгаузене, от 17-го Октября 1813 // Санкт-Петербургские ведомости. 1813. № 89.

21 Цит. по: Букреева Е.М. Неизвестное об известном: живописные портреты участников Отечественной войны 1812 года Храповицких в собрании Государственного Исторического музея // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы. Бородино, 2014. С. 173. Прапрадед Ю.С. Карцова Николай Львович Чернышёв приходился родным братом жене Я.С. Храповицкого Марии Львовне Чернышёвой — матери Ясона, Степана и Ивана Храповицких.

22 Смоленская старина. Смоленск, 1912. Вып. 2. С. 144.

23 Букреева Е.М. Указ. соч. С. 174.