Авиация в боях над Керченским полуостровом (декабрь 1941 г. — май 1942 г.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье анализируются действия авиации в боях над Керченским полуостровом в декабре 1941 г. — мае 1942 г.

Summary. The article analyzes the actions of aviation in the battles over the Kerch Peninsula in December 1941 — May 1942.

 

ХАЗАНОВ Дмитрий Борисович — научный консультант Российского военно-исторического общества, кандидат технических наук

(Москва. E-mail: hazanovdb@yandex.ru).

 

«В ОПЕРАЦИИ ТАКОГО КРУПНОГО МАСШТАБА… ДОЛЖНО БЫТЬ ОБЕСПЕЧЕНО ПОЛНОЕ ГОСПОДСТВО В ВОЗДУХЕ»

Авиация в боях над Керченским полуостровом (декабрь 1941 г. — май 1942 г.)

 

Несмотря на ряд недочётов и шероховатостей, Керченско-Феодосийская десантная операция завершилась успешно. Преодолевая ожесточённое сопротивление противника, с 26 декабря 1941 года по 2 января 1942 года на фронте 250 км были высажены свыше 42 тыс. бойцов и командиров (входивших в состав сводного отряда моряков ЧФ, 44-й и 51-й армий Кавказского фронта), которые смогли продвинуться на 100—110 км и захватить важный в оперативном отношении плацдарм. Для участия в операции были выделены значительные силы авиации, однако поддержка действий десанта с воздуха оказалась совершенно недостаточной.

В советской историографии даётся такая оценка: «Операция, проводившаяся как часть контрнаступления Красной Армии… была самой крупной морской десантной операцией в ходе Великой Отечественной войны. Главное её значение заключалось в том, что противник лишился возможности использовать Керченский полуостров как плацдарм для проникновения на Кавказ. Вместе с тем она отвлекла часть сил гитлеровцев из-под Севастополя, облегчив защитникам города отражение второго вражеского штурма»1.

План этой операции начал готовиться штабом Закавказского фронта (начальник штаба генерал-майор Ф.И. Толбухин) сразу после оставления нашими соединениями Керченского полуострова, был утверждён командующим войсками фронта генерал-лейтенантом Д.Т. Козловым и в виде доклада 26 ноября 1941 года направлен в Генеральный штаб. Планировалось «выброской морских десантов [в район] мыс Хрони, маяк Кизаульский при одновременной высадке парашютного десанта (700—900 чел.) овладеть восточным берегом Керченского полуострова. Поддержку десантам должны были оказать Черноморский флот, Азовская военная флотилия и ВВС Закавказского фронта. В последующем начать переброску основных сил на Керченский полуостров с задачей развивать наступление на фронте Тулумчак, Феодосия»2.

Через сутки во время переговоров по прямому проводу зам. начальника Генерального штаба генерал-лейтенант А.М. Василевский сообщил генерал-лейтенанту Д.Т. Козлову, что его план получил одобрение в Ставке, но с некоторыми изменениями: 56-ю армию, добившуюся успехов под Ростовом и вскоре переданную из Закавказского фронта в состав Южного, было решено оставить для развития наступления на Таганрог, а для десантирования (вместе с 51-й армией) использовать 44-ю армию. Кроме того, фронт высадки был значительно расширен и включал в себя не только северное и восточное побережье Керченского полуострова, но и Феодосийский порт, предусматривая затем окружение и уничтожение врага в Крыму — окончательный план штаб Закавказского фронта представил 14 декабря 1941 года3. Для участия в операции были подготовлены значительные силы авиации. На 9 декабря в составе ВВС Северо-Кавказского фронта имелись 456 самолётов, включая 272 истребителя, главным образом устаревших типов, 63 бомбардировщика и разведчика СБ, 94 ДБ-3 и ДБ-3ф, 18 Пе-2 и 9 машин иных типов. Они организационно входили во фронтовую группу (132-я и 134-я авиадивизии АДД, усиленные истребительным полком и разведывательной эскадрильей), а также ВВС 44-й армии (25 и 27 иад, 135 сад) и ВВС 51-й армии (71 сад) — всего в четырёх дивизиях 12 авиаполков, преимущественно истребительных, и 5 разведывательных или корректировочных подразделений4.

Нашим десантникам удалось добиться оперативной внезапности. Основную огневую поддержку им оказала артиллерия флота. Советская авиация, базировавшаяся в основном за сотни километров от места боёв, оставалась весьма пассивной. В конце декабря командование выделили 6-й дбап (действовал на ДБ-3ф, входил в 132 бад), в котором благодаря тщательной подготовке каждого вылета достигались высокие результаты, несмотря на гибель в одном из первых вылетов 26 декабря командира части полковника А.И. Можаева. Также с лучшей стороны отмечался 347 иап (И-153, 27 иад), где лётчики, ведомые майором А.С. Кравченко, неоднократно активно вели бои с немецкими самолётами и штурмовыми действиями поддерживали высадку.

В целом десантные отряды были предоставлены самим себе, поддержка их с воздуха оказалась совершенно недостаточной. Всего за 26 декабря, например, ВВС 51-й армии совершили 80 самолётовылетов, ВВС 44-й армии — лишь 21, ВВС ЧФ — 24 вылета в интересах десанта5. В этот и последующие дни наша истребительная авиация не выполнила задачи по прикрытию с воздуха кораблей, судов и десантных отрядов в ходе развития боевых действий на берегу из-за удалённости аэродромов и перебоев со снабжением горючим.

В значительной степени успех высадки обеспечил Черноморский флот, мощным огнём поддержавший десантников в Феодосии. Несмотря на положительный общий итог, далеко не всё обстояло благополучно. В частности, обладая численным превосходством над противником в авиации в 2—2,5 раза, наше командование не смогло извлечь из такого соотношения сил никаких выгод. Более того, самолёты люфтваффе регулярно наносили удары по боевым кораблям и транспортам у Керчи и Феодосии, а также в море, препятствуя наращиванию наших сил. Уже 29 декабря крейсер «Красный Кавказ» отразил 14 воздушных атак, крейсер «Красный Крым» — 11. К счастью для командования Красной армии, частая нелётная погода и длительные зимние ночи серьёзно ограничивали работу авиации противника.

Вице-адмирал Б.Ф. Петров, непосредственный участник событий в Феодосии в должности штурмана отряда лёгких сил ЧФ, вспоминал: «Войска сошли на берег без помех, а вот разгрузку техники пришлось осуществлять под ожесточёнными ударами опомнившихся гитлеровцев. С утра 31 декабря начались интенсивные налёты бомбардировочной авиации. “Юнкерсы” бомбили с малых высот, однако потери оказались не столь велики — был потоплен транспорт “Красногвардеец”. На нём перевозили лошадей, выгрузка их затянулась. Тяжело смотреть, когда гибнут люди, но также тяжело видеть и гибель беспомощных животных на горящем транспорте… От взрыва бомбы в трюме несколько лошадей взлетели вверх и кусками мяса падали на причал и в воду»6.

Адмирал Н.Е. Басистый, тогда капитан 1 ранга, командир отряда лёгких сил ЧФ, назначенный командиром высадки десанта, резюмировал: «Наша авиация не смогла сопровождать десантные отряды до места высадки и прикрывать их во время боя на берегу — не хватало радиуса действий. Планом операции предусматривалась высадка воздушного десанта на аэродром Владиславовка, расположенный на Ак-Монайском перешейке, и последующее перебазирование сюда истребительного авиаполка. Но это намерение не было осуществлено. Бомбардировщики противника, по существу, беспрепятственно летали над портом, атаковали корабли, транспорты и скопления десантных войск. Основные потери мы понесли как раз от ударов с воздуха. В операции такого крупного масштаба на весь период её проведения должно быть обеспечено полное господство в воздухе, надёжное прикрытие истребителями всех пунктов высадки» 7.

Что касается воздушного десанта под Владиславовкой, то реализовать задуманное помешала непогода. За 8—10 суток до начала операции 35 ТБ-3 прибыли в Краснодар и вскоре выбросили нескольких разведчиков-черноморцев с радиостанциями. Решающие события произошли в последний день 1941 года, когда была намечена выброска отдельного парашютного батальона разведывательного отдела штаба Северо-Кавказского фронта. «В исключительно неблагоприятных условиях производился взлёт тяжёлых воздушных кораблей, — отмечалось в исторической хронике. — Погода в полёте ещё больше ухудшилась. Облака становились всё гуще, плотнее и опускались всё ниже и ниже. При подходе к району десантирования они прижимали самолёты к земле — стрелки высотомеров показывали всего 75 м…»8.

Командир батальона майор Д.Я. Няшин проявил настойчивость и решил прыгать из-за облаков. С ним вместе покинули борта тяжёлых кораблей с высот примерно 400—500 м ещё 14 человек. Кто-то по приземлении, а кто-то ещё в воздухе был обстрелян немецкими солдатами, сопровождавшими обоз. Ситуацию для отважных десантников усугубили те обстоятельства, что группу разбросало на большом пространстве, затрудняя сбор, а сильный ветер буквально сбивал людей с ног, некоторых сильно волокло по земле, не позволяя отстегнуть парашюты. Уцелевшие десантники заняли оборону на Арабатской стрелке, не давая врагу отступить на Геническ (как потом выяснилось, у немцев и не было подобных замыслов), но от идеи захвата аэродрома пришлось отказаться.

Отсутствие наших истребителей на передовых аэродромах вблизи Керчи, Феодосии, других районах высадки позволило немногочисленной немецкой авиации действовать практически без помех. Пароход «Фабрициус», например, с 28 декабря 1941 по 11 января 1942 года выполнил четыре рейса в Феодосию, доставив десант и грузы. Его капитан М.И. Григор вспоминал о первом заходе в порт: «По широким сходням на берег устремились десантники, держа автоматы наготове. Для отражения налётов фашистской авиации в первую очередь выгрузили зенитные пушки и счетверённые пулемёты… Наступал рассвет. Над портом прошёл неприятельский разведчик, а вскоре показались группы бомбардировщиков. Прорываясь в окна между облаками, иногда на высоте 300—400 м, они сбрасывали на территорию порта фугасные и осколочные бомбы. Зенитная артиллерия с причалов и судов открыла огонь. Творилось что-то неописуемое. Не успевала рассеяться мгла от бомбовых взрывов, как новые десятки бомб со свистом падали в воду и на берег. На палубу летели осколки, камни, куски грязи. Экипаж, ведя бой, продолжал выгрузку. Работа прерывалась лишь в момент сбрасывания бомб. Тогда раздавалась команда “Ложись!”, и люди на мгновение ложились у лебёдок и люков, чтобы после грохота взрывов вновь занять свой рабочий пост…»9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 История Второй мировой войны 1939—1945. Т. 4. М., 1975. С. 298, 299.

2 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ.) Ф. 209. Д. 1185. Л. 19, 20.

3 Русский архив: Великая Отечественная. Т. 16 (5—1). М., 1996. С. 311, 312, 404, 405.

4 ЦАМО РФ. Ф. 215. Оп. 1196. Д. 13. Л. 1, 2.

5 Операции Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941—1945. Т. 1. М., 1958. С. 431.

6 Петров Б.Ф. В боях и походах: Из воспоминаний военного моряка. Л., 1988. С. 181.

7 Басистый Н.Е. Море и берег. М., 1970. С. 119.

8 Лисов И.И. Десантники. М., 1968. С. 184.

9 Басистый Н.Е. Указ. соч. С. 113.