Военные метеорологи стран Антигитлеровской коалиции на Ближнем Востоке в годы войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена сотрудничеству метеорологических служб СССР, США и Великобритании на Ближнем Востоке в годы Второй мировой войны.

Summary. The article is devoted to cooperation of the meteorological services of the USSR, USA and Great Britain in the Middle East during the Second World War.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 ГГ.

 

ПРЯМИЦЫН Владимир Николаевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, майор, кандидат военных наук

(Москва. E-mail: priamitzynvn@mail.ru).

 

«СЛУШАЮ ПРОГНОЗЫ ДЛЯ СИРИИ…»

Военные метеорологи стран Антигитлеровской коалиции на Ближнем Востоке в годы войны

 

В сентябре 2016 года исполнился год с момента начала операции Воздушно-космических сил Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике, проводившейся при поддержке боевых кораблей из акваторий Средиземного и Каспийского морей. В результате авиаударов Воздушно-космических сил и Военно-морского флота в период с 30 сентября 2015 года по 14 марта 2016 года удалось остановить или полностью прекратить ресурсное обеспечение террористов, перекрыть основные пути доставки углеводородов из Сирии в Турцию, уничтожить 209 объектов нефтедобычи, перекачки топлива, а также 2912 средств доставки нефтепродуктов. Усилиями российских военнослужащих были освобождены от террористов многие города, включая «архитектурную жемчужину» Ближнего Востока — Пальмиру.

В первую годовщину начала операции российских Воздушно-космических сил в Сирии будет не лишним вспомнить, что 75 лет назад советские, британские и американские военнослужащие успешно сотрудничали на Ближнем Востоке, объединившись в интересах решения общей задачи.

Стратегически важное географическое положение и богатые запасы нефти традиционно притягивали к Ближнему Востоку внимание сильнейших государств мира. Исторически сложилось, что регион находился под преимущественным влиянием Великобритании, стремясь потеснить которую, в 1920-е годы активное сотрудничество с ближневосточными столицами начала Германия. Это не могло не вызывать обеспокоенности Советской России. В 1921 году она заключила договор с одним из своих южных соседей — Ираном1. Документ гласил: «В случае, если со стороны третьих стран будут иметь место… попытки превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против России… Советское Правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах самообороны, принять необходимые военные меры»2.

Начало Второй мировой войны до предела обострило ситуацию на Ближнем Востоке. Флот Великобритании снабжался топливом иракского и иранского происхождения, поставлявшимся в Европу Средиземным морем через порты Сирии. «Заигрывания» Турции и Ирана с Германией, угрозы Сирии перерезать средиземноморский маршрут транспортировки нефти поставили снабжение флота Её Величества под угрозу. В мае 1941 года британские войска были введены в Ирак, а в июне — в Сирию3.

Планы Гитлера, нашедшие отражение в директиве № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана операции “Барбаросса”», предусматривали захват Кавказа и дальнейшее продвижение части немецких войск на юг, в направлении Ирака, Ирана и Индии. Стратегическая цель состояла в соединении с союзной японской армией, граница соприкосновения с которой должна была пройти по 70 градусу восточной долготы4. Вне зависимости от успеха на советско-германском фронте директива подразумевала выход в тыл английским войскам на Ближнем Востоке из Африки через Суэцкий канал и из Болгарии через Турцию. При этом Турция и Иран рассматривались немецким командованием как лояльные государства, которые после соответствующего дипломатического нажима должны были предоставить свои территории для беспрепятственного прохода немецких войск и оказать им содействие в дальнейших наступательных действиях5.

В такой ситуации Советский Союз не мог оставить свои южные границы без соответствующего военного прикрытия. Пользуясь правом, предоставленным договором 1921 года, 25 августа 1941 года СССР ввёл на территорию Ирана крупный воинский контингент. Советские войска в составе 47-й (две горнострелковые дивизии, стрелковая дивизия, две танковые дивизии, кавалерийская дивизия) и 44-й (две горнострелковые дивизии, кавалерийская дивизия, танковый полк) армий Закавказского фронта6, а также 53-й отдельной Среднеазиатской армии (стрелковый корпус, кавалерийский корпус, горнострелковая дивизия)7 вошли в северную часть Ирана. Одновременно с этим британцы ввели свои войска с территории Ирака в южную часть страны.

Советские войска расположились гарнизонами на территории северной части Ирана, взяли под контроль аэродромы, автомобильные дороги, границу с Турцией. Уже 8 сентября было подписано трёхстороннее соглашение, разграничивающее сферы ответственности между СССР и Великобританией, обязывающее Тегеран выслать из страны всех граждан Германии, придерживаться строгого нейтралитета и не препятствовать транзиту союзнических военных грузов8.

За вводом войск последовал приказ народного комиссара обороны «Об организации метеогрупп и метеостанций при частях Красной армии, находящихся на территории Ирана». Он предписывал сформировать метеорологические группы в составе пяти человек каждая при штабах соединений Красной армии в гг. Тавриз и Мешхед, а также метеорологические станции при штабах частей в пунктах Резайе, Мианэ, Казвин, Семнан, Бендер-Шах и Шахруд в количестве двух специалистов каждая. По подчинённости частей и соединений методическое руководство этими подразделениями, их укомплектование кадрами и снабжение специальным имуществом поручалось управлениям гидрометеорологической службы Закавказского фронта и Среднеазиатского военного округа9.

Осенью 1941 года было принято решение о поставках американской и английской военной техники Советскому Союзу в рамках программы ленд-лиза. Для передачи значительного объёма союзнической помощи, включавшей, в частности, по 400 самолётов ежемесячно, были предложены три маршрута: восточный, западный и южный. Восточный подразумевал перевозку грузов из США через Владивосток и перегонку самолётов через Аляску в Сибирь. Он отличался трудностью физико-географических условий, низкой пропускной способностью и требовал времени для оборудования воздушной трассы. Западный маршрут пролегал из Великобритании в порты Мурманск и Архангельск, отличаясь уязвимостью перед немецким флотом и авиацией. Наиболее надёжным представлялся южный маршрут передачи союзнических грузов с использованием морских портов, аэродромов и автомобильных дорог Ирана и Ирака.

Самолёты поставлялись союзниками в Ирак и Иран морским путём в разобранном состоянии. Затем они собирались и перегонялись лётчиками в СССР. На протяжении маршрута перегонки были развёрнуты несколько авиационных комендатур, командование которых нуждалось в сведениях о фактической погоде, прогнозах и консультациях для принятия решения на вылет самолётов. Государственная метеорологическая служба Ирана, насчитывавшая 74 наблюдательные станции с устаревшим оборудованием и плохо подготовленным персоналом, не могла удовлетворить требованиям, предъявляемым к обеспечению перегонки авиатехники10. В конце 1941 года в штаты каждой из советских комендатур было включено по одной должности метеоролога11.

Дальнейшее увеличение интенсивности перегонки самолётов потребовало от советских военных метеорологов надёжного обеспечения и усиления метеорологической службы в Иране. Для удобства организации перегонки южный маршрут был разбит на два участка: побережье Персидского залива — Тегеран и Тегеран — Советское Закавказье. На каждом из участков перегонка осуществлялась по воздушным трассам: Шайбах — Тегеран, Абадан — Тегеран, Тегеран — Баку, Тегеран — Кировабад12, Тегеран — Полтава, Тегеран — Махачкала13.

Начальной точкой перегоночной трассы служила авиабаза Шайбах, расположенная в окрестностях иракского города Басра. Центральной точкой, соединявшей маршруты перегонки, стал Тегеран, где была создана 9-я авиабаза особого назначения (АОН). В обеих базах была сформирована метеорологическая служба в количестве шести сотрудников каждая. В промежуточных пунктах трасс организовывались авиационные метеорологические станции (АМС) авиационных комендатур, для каждой из которых штатом предусматривалось по три сотрудника14.

Метеорологическую службу авиабазы Шайбах возглавил воентехник 1 ранга Ю.М. Здорик. На советских военных гидрометеорологов в Ираке было возложено обеспечение перелётов самолётов по трассе Шайбах — Тегеран, а также перегонки автомобилей по дороге, соединяющей эти пункты. Объём работы включал в себя производство метеорологических наблюдений (шесть раз в стуки) и передачу результатов в Тегеран, приём английских и советских метеорологических карт (дважды в сутки), составление синоптических карт по территории Ирана, Ирака и Турции (трижды в сутки), несение службы штормовых предупреждений по 13 пунктам штормового кольца, из которых шесть располагались вдоль перегоночной трассы, составление прогноза погоды по району базы и маршруту перегонки (один раз в сутки), предоставление вылетающим экипажам бюллетеней и их консультирование в полёте (по запросам), составление прогноза по автомобильной трассе (в дни перегонки машин)15.

В Шайбахе советские метеорологи тесно сотрудничали с коллегами из ВВС Великобритании, располагавшими на аэродроме аэрологической станцией, а в Басре — авиационно-метеорологическим бюро (АМБ)16. В первые недели своей деятельности, пока воентехник 1 ранга Ю.М. Здорик не получил направленного ему метеорологического имущества, не оборудовал помещение и наблюдательную площадку, он наблюдал за погодой с английской станции. В дальнейшем в связи с нерегулярностью поступления метеорологической информации по каналам метеослужбы Закавказского фронта он систематически использовал в своей работе метеорологическую информацию англичан. В докладной записке от 3 мая 1942 года он сообщал начальнику метеорологического отдела штаба ВВС КА военинженеру 2 ранга В.М. Сперанскому: «Слушаю прогнозы для Сирии и восточной части Средиземного моря. Коды достал у англичан, но не официальным путём. Посылаю Вам английское описание погоды Ирана и побережья Персидского залива, а также английский прогноз на май месяц для Южного Ирака»17. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 До 1935 г. назывался Персией.

2 Договор между РСФСР и Персией // Документы внешней политики СССР. М.: Госполитиздат, 1959. Т. 3: 1 июля 1920 — 18 марта 1921 г. С. 535—539.

3 Березин О.К. Неизученная кампания. Иран, август 1941-го // Военно-исторический архив. 2004. № 8. С. 100.

4 Территория Афганистана и Пакистана. Город Кабул в таком случае должен был оказаться в сфере германского влияния, а Пешавар — японского.

5 Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Т. 2. Агрессия против СССР, падение «третьей империи» 1941—1945 гг. М.: Наука, 1973. С. 47.

6 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 148 а. Оп. 3763. Д. 110. Л. 7—9.

7 Там же. Л. 10—13.

8 Березин О.К. Указ. соч. С. 105.

9 Российский государственный военный архив. Ф. 4. Оп. 11. Д. 69. Л. 247.

10 ЦАМО РФ. Ф. 35. Оп. 11264. Д. 90. Л. 47.

11 Там же. Д. 40. Л. 108.

12 Ныне — г. Гянджа (Азербайджан).

13 ЦАМО РФ. Ф. 35. Оп. 11264. Д. 26. Л. 85.

14 Там же. Д. 40. Л. 109.

15 Там же. Д. 26. Л. 21.

16 Там же. Л. 1.

17 Там же. Л. 21 об.