Периодизация борьбы за власть на Северном Кавказе в 1917—1920 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье предложена периодизация борьбы против установления советской власти на Северном Кавказе в 1917—1920 гг.

Summary. The article suggests a periodization of the struggle against establishment of the Soviet power in the Northern Caucasus in 1917-1920

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

 

ЛОБАНОВ Владимир Борисович — доцент кафедры социально-политических наук Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: lobanov19772009@yandex.ru);

МИХАЙЛОВ Вадим Викторович — профессор кафедры истории и философии Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, доктор исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: batukom@mail.ru).

 

ПЕРИОДИЗАЦИЯ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В 1917—1920 гг.

 

Предлагаемая периодизация ограничена хронологическими рамками борьбы за власть на Северном Кавказе от создания Советов в ходе Февральской революции 1917 года до восстановления их власти там весной 1920 года, после которого антисоветские выступления не смогли привести к её свержению в регионе. По характеру доминировавших на Северном Кавказе антисоветских сил и их действий выделены четыре этапа: первый — с марта до декабря 1917 года, второй — до мая 1918 года, третий — до мая 1919 года, четвёртый завершился в апреле 1920 года поражением и уходом из региона белых войск.

Особенности борьбы против установления власти Советов в регионах России в годы Гражданской войны обусловлены спецификой их развития на протяжении столетий. Территории Терской области (Терека) и Дагестана вошли в состав Российской империи в основном в ходе Кавказской войны 1817—1864 гг. Во время Гражданской войны горцы Чечни и Дагестана обратились к наследию имама Шамиля и идее возрождения шариатской монархии. Так образовалась одна из противостоявших большевикам сил на Северном Кавказе. Её представителей условно можно назвать шариатистами, у которых было значительное число сторонников среди исламского духовенства, интеллигенции, военных и простых горцев.

Второй силой противников советской власти стала значительная часть терского казачества, которое вместе с царской администрацией и всем русским населением региона горцы ассоциировали с силами, завоевавшими регион в Кавказской войне 1817—1864 гг. К казачеству частично примыкало осетинское и кабардинское население, особенно те, кто был приписан к казачеству.

Третья антибольшевистская сила — либерально-демократическая и правосоциалистическая интеллигенция из местных жителей, инкорпорированная в российское культурное, интеллектуальное, образовательное поле, которая ориентировалась на либеральный Запад, пытаясь совместить местные обычаи и достижения мирового прогресса. В их число входили деятели Союза объединённых горцев, Горского правительства и те, кто разделял их взгляды.

Из этих трёх сил перевеса достигала та, которая получала внешнюю поддержку.

На первом этапе — в марте—декабре 1917 года — сформировались региональные силы, которые считали себя ущемлёнными царским режимом и впоследствии стали антибольшевистскими. Прежде всего, это местная либеральная и правосоциалистическая интеллигенция, а также деятели мусульманского духовенства, которые на общей основе отторжения имперского прошлого в мае 1917 года создали Союз объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана (с сентября 1917 г. в связи с вхождением в этот Союз Абхазии — Северного Кавказа, Дагестана и Абхазии)1 и хотели превратить его в автономию в будущей России.

Союз объединил представителей всех горских народов Северного Кавказа, а также абхазов и жителей Закатальского округа (самостоятельная, не входившая в состав губернии или области административная единица в северо-восточной части Закавказья). Они заявляли о полной лояльности Временному правительству, в котором горцы видели залог изменения своего статуса в новой, революционной России.

Казачество, которое столетиями было верной опорой царизма, пришло в замешательство, так как требования горцев о переделе земли неминуемо должны были затронуть их земельные владения и пошатнуть их статус господствовавшей в регионе силы. Но лидеры казаков сумели договориться с местными либералами и исламистами на основе точки зрения на казачество как угнетённый народ, который натравливали на горцев для контроля над регионом.

Союз объединённых горцев, иллюзорность которого почувствовали все стороны, существовал недолго. Два нерешённых вопроса — национальный и земельный — постоянно провоцировали конфликты казаков и горцев. Обе стороны обвиняли своих лидеров в заигрывании с противоположной стороной, горцы — председателя предшествовавшего созданию союза Временного центрального комитета (ВЦК) объединённых горцев, затем члена ЦК союза, представителя балкарцев Б.А. Шаханова и члена ВЦК, затем члена ЦК союза, представителя Чечни А.-М. (Тапу) Чермоева, казаки — атамана Терского казачьего войска М.А. Караулова2.

После провала Корниловского выступления 25—31 августа (7—13 сентября) 1917 года в регионе кристаллизовались революционные и контрреволюционные силы. Казачество во главе с атаманом М.А. Карауловым выступило на стороне бывшего верховного главнокомандующего вооружёнными силами России генерала от инфантерии Л.Г. Корнилова. Горцы тоже проявили себя не очень лояльно к Временному правительству. Кавказскую туземную конную дивизию, направленную Корниловым вместе с другими войсками на Петроград, удалось разагитировать с помощью представителей Милли Шуро (Всероссийского центрального мусульманского совета) во главе с А.Т. Цаликовым3. Затем дивизия, переформированная в корпус, во главе с генерал-лейтенантом П.А. Половцовым была отправлена на Кавказ, где бушевала межэтническая борьба казаков и русских переселенцев с чеченцами и ингушами. Власть Временного правительства не могла остановить эти бесчинства, региональные силы пытались самостоятельно решить насущные проблемы.

Союз горцев и терское казачество постепенно начали приходить к мысли, что в свете надвигавшейся анархии стоит объединить усилия для борьбы. Сначала загорелись идеей создать Юго-восточный союз, в который вошли бы территории горцев, донских, кубанских и терских казаков, пытались собирать съезды и объявляли о создании нового государственного образования. Но благие намерения разбивались о противоречия. Дезинтеграция зашла слишком далеко. Необходимо было искать новые пути. Такой попыткой стало создание 1(14) декабря 1917 года Терско-Дагестанского правительства4, в которое вошли представители Терского войскового правительства, Союза объединённых горцев Кавказа и Союза городов Терской и Дагестанской областей5.

С этого момента начался второй этап антисоветского движения в регионе. Горским и казачьим верхам, выступившим как антибольшевистская сила, противостояли большевизированные казачество и горцы, на Кавказе разгорелась борьба верхов и низов, которую проиграли антисоветские силы. Казачество и солдаты, возвращавшиеся с Первой мировой войны, поддерживали большевиков. Этнические беспорядки и слухи о потворстве казачьих верхов горцам спровоцировали убийство главы Терско-Дагестанского правительства атамана М.А. Караулова 13(26) декабря 1917 года6. Это правительство, которое после гибели Караулова возглавил князь Р.Х. Капланов, не имело реальной власти и просуществовало около трёх месяцев, расписавшись в своей неспособности решить земельный и национальный вопросы. В начале марта 1918 года оно сложило полномочия и перестало существовать. Одна часть его членов переехала из Владикавказа в Тифлис, другая — в Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск), примкнув к формировавшемуся там из членов горских фракций Терско-Дагестанского правительства Горскому правительству. Терское войсковое казачье правительство прекратило существование7.

За решение земельного и национального вопросов взялись большевики, руководимые С.М. Кировым. Так как на Северном Кавказе было мало городов и пролетариата — 25—30 тыс. человек8 при двухмиллионном населении региона, большевикам нужно было привлечь на свою сторону самую сильную и активную часть населения края — казачество, заинтересованное во внешней помощи и одобрении политики борьбы казаков с чеченцами и ингушами. Представителей этих горских народов не пригласили на первый съезд народов Терека9, который начался 25 января 1918 года в Моздоке. Казаки собирались добиться решений съезда, которые помогли бы им начать войну против чеченцев и ингушей. Но большевики во главе с Кировым, создав социалистический блок с представителями эсеров и меньшевиков, переориентировали работу съезда в мирное русло. Съезд избрал Терский народный совет во главе с Ю.Г. Пашковским. Казачество оказалось в меньшинстве и было вынуждено отказаться от своих агрессивных планов.

Первый съезд не решил главный вопрос — о признании власти центрального советского правительства — Совнаркома. Было решено созвать второй съезд народов Терека и пригласить на него чеченцев и ингушей. Он начал работу 16 февраля 1918 года в Пятигорске10 в момент очередного витка казачье-горского противостояния. Делегация из Чечни и Ингушетии во главе с А.Д. Шериповым и Г.С. Ахриевым стала на сторону большевиков. Горские делегаты требовали решить земельный вопрос в их пользу, потеснить казаков. 1(14) марта* 1918 года съезд постановил11: принять как основу решения земельного вопроса Основной закон о социализации земли, утверждённый Всероссийским центральным исполнительным комитетом (ВЦИК) 27 января (9 февраля) 1918 года12.

3(16) марта съезд утвердил «Основные положения управления Терским краем», в которых было сказано: «Терский край есть составная часть Российской Федеративной Советской Республики»13, 4(17) марта признал власть центрального советского правительства (Совнаркома), 5(18) марта избрал Высший орган власти Терской советской республики — Терский народный совет под председательством Е.С. Богданова14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 История Дона и Северного Кавказа (1917—2000). 2-е изд. Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2014. С. 5, 6.

2 Безугольный А. Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. Неизвестные страницы истории Гражданской войны и интервенции на Кавказе. 1917—1919. М.: Центрполиграф, 2011. С. 155.

3 Цаликов А. Избранное. Владикавказ: Ир, 2002. С. 418.

4 Даудов А.Х., Месхидзе Д.И. Национальная государственность горских народов Северного Кавказа (1917—1924 гг.). СПб.: СПб. гос. ун-т, 2009. С. 41.

5 Указанный в сноске 1 источник «История Дона и Северного Кавказа (1917—2000)» (с. 18) утверждает, что во Владикавказе в декабре 1917 г. находились сразу три правительства: казачье, горское и Терско-Дагестанское.

6 Половцов П.А. Дни затмения: Записки Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа в 1917 г. М., 1999. С. 211.

7 Вдовенко Г. Борьба терских казаков с большевиками в 1918 г. / Сопротивление большевизму. 1917—1918 гг. М., 2001. С. 448.

8 Коренев Д.З. Революция на Тереке. Орджоникидзе: Кн. издат. управл. по печати при Сов. Министров Северо-Осетинской АССР, 1967. С. 10.

9 Съезды народов Терека. 1918: Сб. документов и материалов: В 2 т. Орджоникидзе, 1977. Т. 1. С. 30.

10 Джамбулатов Р. Революция и Гражданская война в Терской области (февраль 1917 — апрель 1920 гг.) (на материалах Хасав-Юртовского округа и Кизлярского отдела). Махачкала, 2009. С. 20.

11 Съезды народов Терека… Т. 1. С. 200.

12 Декреты Советской власти: В 5 т. М.: Госполитиздат, 1957. Т. I. С. 407—419.

13 Терская Советская Республика / Советская историческая энциклопедия: В 16 т. М.: Советская энциклопедия, 1973. Т. 14. Стб. 200.

14 Там же.