«Окна ТАСС» — оружие Победы

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о творчестве «Окон ТАСС» — коллектива талантливых авторов: художников, поэтов, прозаиков в уникальном по своему воздействию жанре плаката. Особенно актуальным и востребованным плакат стал в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Summary. The article tells about the creative work of ‘TASS Windows’ — the collective of talented authors: artists, poets, writers within the poster genre, which is unique in its influence. During the Great Patriotic War of 1941-1945 poster was particularly relevant and called-for.

ИЗ ИСТОРИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА

 

КОЛЕСНИКОВА Лариса Ефимовна— литературовед, Заслуженный работник культуры РФ

(Москва. E-mail: poesiya@rambler.ru).

 

«ОКНА ТАСС» — ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ

 

Творчество художников, поэтов, журналистов, составивших во время Великой Отечественной войны основной костяк объединения «Окна ТАСС», справедливо считают мощным пропагандистским оружием. В этом нас убеждают многочисленный архив плакатов, публикации воспоминаний, изыскания специалистов. В этом ряду выделяются материалы литературоведа, заслуженного работника культуры РФ, автора книги-монографии «Окна ТАСС 1941—1945. Орудие Победы» Ларисы Ефимовны Колесниковой. Предлагаем вашему вниманию исследование Л.Е. Колесниковой творчества коллектива «Окон ТАСС» как опыта пропаганды героического наследия нашего народа, борьбы с пороками общества, а также призыва к борьбе с внутренним врагом.

color_blok_9_16a

Поэтической и художественной летописью Великой Отечественной войны называют «Окна ТАСС» не только почитатели плакатного жанра, но и историки. «Окна ТАСС» рассказывали о героизме советских воинов, призывали к защите Отечества, в сатирической форме высмеивали Гитлера и его сателлитов. По силе своего эмоционального воздействия их сравнивали с такими героическими и фундаментальными произведениями, как «Ленинградская симфония» Д.Д. Шостаковича и «Священная война» А.В. Александрова. За 1418 дней войны художниками «Окон ТАСС» были созданы 1250 плакатов, и, как утверждали бойцы, эти плакаты были таким же грозным оружием, как и их винтовки и автоматы.

Коллектив «Окон ТАСС» фактически объединился уже на второй день войны. Мастерская располагалась в центре Москвы — на улице Кузнецкий мост. Первый плакат «Окон ТАСС» был выпущен 27 июня 1941 года, в дальнейшем плакаты стали выходить еженедельно. В едином патриотическом порыве в мастерской трудились люди самых разных профессий: скульпторы, художники, живописцы, театральные художники, графики и искусствоведы.

Плакаты изготавливались художниками и тиражировались не типографским способом, а с помощью трафаретов, вручную. Бессменным заведующим редакцией и организатором «Окон ТАСС» стал Н.Ф. Денисовский, сплотивший в коллективе более 130 художников и 80 поэтов.

Многие авторы, работавшие в «Окнах ТАСС», были широко известны, например, художники Кукрыниксы (трио — М.В. Куприянов, П.Н. Крылов, Н. Соколов), Б.Е. Ефимов, П.П. Соколов-Скаля, поэты Демьян Бедный, Василий Лебедев-Кумач, Константин Симонов, Самуил Маршак, писатель Илья Эренбург.

Впоследствии мастерские, подобные «Окнам ТАСС», создавались в крупнейших городах нашей страны и союзных республиках. Это было мощное патриотическое движение, охватившее всю страну. Каждый выпуск «окон» в действующей армии ждали не меньше, чем поставок боеприпасов и военной техники.

Уже в первых плакатах тассовцы стремились воскресить героическое прошлое русского народа, ещё раз напомнить о тех тяжёлых испытаниях, которые пережил русский народ в борьбе с иноземными захватчиками. Один из плакатов так и назывался — «Русский народ». На нём были изображены картины битв русских воинов с тевтонцами на Чудском озере, с ордами Мамая, с прусскими войсками, войсками Наполеона. Все эти битвы закончились победой русского воинства.

Не раз темой для изображения становились легендарные исторические личности, великие русские полководцы: Александр Невский, Дмитрий Донской, М.И. Кутузов, А.В. Суворов. Так же часто в плакатах использовались крылатые строки из произведений Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Маяковского и других классиков.

Написанные о событиях давно минувших дней, они приобретали современное звучание. Не имея никаких полиграфических мощностей, авторский коллектив всё же умудрялся ежедневно выпускать новое «окно». При этом важно отметить: в свет выходил не единичный плакат, а целый тираж в несколько сотен экземпляров (в конце войны доходивший до полутора тысяч), который в труднейших условиях, вручную трафаретили в мастерской на Кузнецком мосту. При этом нередко работали «семейным подрядом» — работы хватало всем. Как только по радио передавали сообщения Совинформбюро, художники тут же набрасывали эскиз, а поэты, нередко опережая художников, писали стихи. Обычно срок готовности плаката составлял 24 часа, а в отдельных, экстренных случаях — не более 4 часов! Так, например, создавались плакаты, посвящённые битве на Курской дуге, взятию Сталинграда, Харькова.

Часто в плакатах использовались тексты, уже опубликованные в периодической печати. Так, через 18 часов после выхода в свет стихотворения К. Симонова «Убей его!» был создан плакат Кукрыниксов, на котором фашист в виде гориллообразного чудовища с автоматом в руках шагал по трупам женщин и детей. Стоит ли говорить, что яростные, призывные строки Константина Симонова в сочетании с изображением бесчеловечного облика оккупанта оказывали мощнейшее моральное воздействие на души солдат, сражающихся за Родину!

Особенно напряжённо работала редакция «Окон ТАСС» в условиях, когда фашисты подходили к Москве. Основной состав редакции был эвакуирован в Куйбышев, в Москве осталась горстка художников и поэтов, которые не хотели покидать город. Среди них был и художественный руководитель мастерской П.П. Соколов-Скаля.

С 20 октября столица стала жить на положении осаждённого города. Чтобы убедить всех москвичей и бойцов на фронте, что редакция работает спокойно даже в грозной ситуации, было решено на марке каждого «окна» писать дату и слово «Москва». Это был период самого напряжённого, прямо-таки каторжного труда. Сам Соколов-Скаля, работая над особо срочными плакатами, не выходил из мастерской сутками. Вскоре, расклеенные по всей Москве, они призывали: «Ребята, не Москва ль за нами?», «Не быть врагу в красной столице!», «Преградим дорогу врагу!», «Не отдадим Москву!», «Ни шагу назад!». В эти дни был создан новый тип плаката — «окно» героическое, звавшее к обороне, к защите Отечества. Это были плакаты с изображением монументальных фигур с подписями лозунгового характера. Только за два месяца (октябрь—ноябрь) были выпущены около 200 плакатов! Коллектив мастерской работал по 12 часов в смену. Это был поистине героический, самоотверженный труд людей, отдавших, в буквальном смысле слова, все свои силы ради Победы.

Мастерская, состоявшая из двух комнат, не имела вентиляции, плохо отапливалась. Дверь в ночное время в связи со светомаскировкой была закрыта. Скапливавшиеся в трафаретном цеху пары ацетона и растворителей затрудняли дыхание. Как вспоминал художник М.М. Соловьёв, часто измученные холодом и голодом люди теряли сознание. И порой рядом с приехавшей с фронта за плакатами машиной стояла «скорая помощь», прибывшая к сотруднику, потерявшему сознание. И никогда, ни от кого не было слышно жалоб. «Всё для фронта!», «Всё для победы!». Эти лозунги стали священными для каждого сотрудника.

Связь с фронтом поддерживалась постоянно. У дверей мастерской на Кузнецком мосту можно было видеть фронтовые машины, приехавшие за очередным тиражом. Нередко тассовцы сами выезжали в расположение воинских частей и устраивали прямо на передовой импровизированные выставки «Окон ТАСС».

Плакаты «Окон ТАСС» во время войны были действенным идеологическим оружием. Их можно было увидеть не только на броне танков или на фюзеляже самолёта. Например, такие плакаты, как «На приёме у бесноватого фюрера» художников Кукрыниксы, приводили нацистов в бешенство. Особенно усердствовали в разжигании этого чувства среди оккупантов партизаны. В Харькове партизаны полностью заклеили «Окнами ТАСС» здание местного гестапо. Нет нужды объяснять, что испытывали фашисты, увидев поутру столько едко-сатирических антинацистских плакатов. А в Туле и Витебске плакаты, наклеенные на дома и сильно прихваченные морозом, да так, что отодрать их от стен не было никакой возможности, были в ярости расстреляны нацистами. Бессильная злоба немцев к «Окнам ТАСС» была столь велика, что Геббельс угрожал лично «вздёрнуть на виселицу всех, кто работает в «Окнаx ТАСС» сразу же после взятия немецкими войсками Москвы».

Политуправление Красной армии выпустило листовки малого формата наиболее популярных «Окон ТАСС» с текстами на немецком языке. Эти листовки разбрасывали на оккупированных гитлеровцами территориях партизаны. В них указывалось, что листовка может служить пропуском при сдаче в плен для немецких солдат и офицеров.

Особой популярностью на фронте пользовались карикатуры на Гитлера. Однажды тассовцы получили письмо с фронта от политрука Писарева, в котором он написал: «…остро назрела ещё одна потребность в массовом выпуске плакатов большого формата с надписями на немецком языке. Такие у нас выставляются метров в ста или ближе от немецкой линии обороны. Например, был нарисован портрет Гитлера с надписью: “Он виновник войны, стреляйте в него”. Но изготовление таких плакатов здесь, на фронте, является делом очень затруднительным, не позволяют условия, нет времени и материалов, а их требуется много, нужны большие куски фанеры или ткани, и нет зачастую художественных сил. Можно ли изготовить такие плакаты в центре и присылать нам?».

Впоследствии из фронтовых писем Писарева тассовцы узнали ещё об одной «коронной» шутке некоторых смельчаков на нашей передовой — когда плакаты с портретом Гитлера минировались. Эффект заключался в том, что наши разведчики ещё ночью выставляли плакат с немецким текстом на линии обороны, а на рассвете, когда не было видно чёткого изображения рисунка и текста, фашисты начинали расстреливать своего фюрера… Когда немцы, наконец, понимали, что сделали оплошность, и хотели было снять портрет, он оказывался заминированным.

«Окна ТАСС» приобрели широкую популярность не только в нашей стране, но и за рубежом. За границей в начале войны были проведены шесть выставок — в Англии, в США, Латинской Америке, Китае, Швеции. В Китае, например, после просмотра выставки в советское консульство явились 12 китайцев и подали заявление о приёме их добровольцами в ряды Красной армии. В Хельсинки, где выставка проводилась сразу после того, как Финляндия перестала быть сателлитом Германии, многие посетители оставляли в книге отзывов восторженные записи: «Советский Союз умеет сражаться, но он такой же мастер и рисовать. Гениально! Снимаем шляпы!». И ещё одна запись: «Пропаганда! Но надо сознаться, отвечает действительности!». И подпись: «Бывший эсэсовец». Этот отзыв по сути отражал профессионализм и искренний патриотизм сотрудников «Окон ТАСС». Да, плакаты-рисунки, безусловно, были пропагандой, но во имя и от имени народа, поднявшегося против своего уничтожения. Потому эта пропаганда и отвечала действительности.

Один из американских фабрикантов прислал в Москву письмо с просьбой оформить на его имя подписку «Окон ТАСС», мотивируя свою просьбу тем, что хоть он и не разделяет той идеологии, которая проводится в этих плакатах, однако, вывешенные в цехах его предприятия, они существенно способствуют повышению производительности труда рабочих, что чрезвычайно выгодно. «Некоторые из «Окон», — писала в августе 1942 года “Вечерняя Москва”, — целиком перепечатываются за границей и с иностранным текстом выходят как плакаты».

Как уже говорилось, большим успехом сатирические «Окна ТАСС» пользовались благодаря не только высокой аутентичности, как говорят сегодня специалисты — исследователи творчества художников, но и уровню талантливости авторов. Художникам удавалось передать в карикатурах портретное сходство с оригиналом и вместе с тем выделить самое характерное в облике или поступках фашистского главаря. Тассовцы рассказывали, что они подолгу внимательно смотрели немецкую кинохронику, фотографии, изучали характерные жесты, походку, внешность своих будущих «героев»: Гитлера, Геббельса, Геринга, Гиммлера и других фашистских главарей. Здесь помимо художественного мастерства необходимо было быть тонким психологом. Борис Ефимов вспоминает: «Я где-то вычитал, что в интимном кругу гитлеровской верхушки Геббельс носил кличку “Микки Маус” по имени известного мультипликационного мышонка. Такое уподобление мне понравилось, и я стал изображать “мастера большой лжи” в соответствующем облике».

Советское правительство высоко оценило работу коллектива. В 1942 году группе поэтов и художников были присуждены девять Государственных премий. Их получили С.Я. Маршак, Кукрыниксы (М.В. Куприянов, П.Н. Крылов, Н. Соколов), П.П. Соколов-Скаля, Г.К. Савицкий, Н.Э. Радлов, П.М. Шухмин, М.М. Черемных.

Нет сомнения в том, что «Окна ТАСС» навсегда останутся одной из ярких страниц в истории культуры нашей страны. А высокая гражданская позиция лучших представителей отечественной культуры, которые своим самоотверженным трудом в художественных мастерских на Кузнецком мосту приближали Победу, без сомнения, является образцом служения Родине и своему народу.