Лихой парусный капитан. Адмирал К.П. Пилкин — основатель минно-торпедной службы отечественного флота

Аннотация. В статье рассказывается о жизненном пути, боевых и новаторских делах видного деятеля отечественного флота адмирала К.П. Пилкина.

Summary. The article tells about the life, combat and innovative activities of the prominent figure in the Russian Navy Admiral K. P. Pilkin.

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

КОРШУНОВ Юрий Леонидович — старший научный сотрудник — руководитель группы истории отечественного кораблестроения и вооружения Научно-исследовательского института кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», контр-адмирал в отставке, доктор военно-морских наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru);

ПРАСНИКОВ Владислав Борисович — старший научный сотрудник группы истории отечественного кораблестроения и вооружения Научно-исследовательского института кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: vbvladislav@yandex.ru).

 

Лихой парусный капитан

Адмирал К.П. Пилкин — основатель минно-торпедной службы отечественного флота

 

28 декабря 1824 года в Петербурге в семье капитана 3 ранга Павла Фёдоровича Пилкина родился первенец. Мальчика нарекли Константином. Надо сказать, что флотская служба в этой семье к тому времени стала традиционной: обер-аудитором (юристом) на флоте служил дед будущего военачальника-новатора Фёдор Пилкин, а отец — офицером Корпуса морской артиллерии1. Примечательна пометка в отцовском послужном списке: в графе «Имеет ли за собой, за родителями или, когда женат, за женой недвижимое имение родовое или благоприобретённое» — «Не имеет»2. Такая запись по существу и определяла имущественное положение небогатой дворянской семьи. Жила она исключительно на жалованье офицера, всю свою жизнь верой и правдой служившего царю и отечеству.

Судя по всему, семье Пилкиных были присущи не только твёрдые нравственные принципы и любовь к Родине, но она ко всему слыла ещё и высокообразованной. Так, П.Ф. Пилкин многие годы был близок к известному русскому мореплавателю адмиралу Ф.Ф. Беллинсгаузену, а крёстным отцом его старшего сына (нашего героя, К.П. Пилкина) являлся активный участник войны 1812 года и Заграничных походов, впоследствии «разжалованный» полковник и ссыльный каторжанин, один из руководителей Северного общества декабристов князь С.П. Трубецкой.

Морской корпус Константин Пилкин окончил в 1842 году, после чего десять лет прошли почти в беспрерывных плаваниях. Для того времени это была обычная служба корабельного офицера. В море уходили в апреле—мае, в Кронштадт возвращались в сентябре—октябре. Полугодовой отрыв от дома не считался чем-то необычным.

Приближавшаяся война с Англией и Францией требовала усиления морских сил Дальнего Востока (Тихоокеанской эскадры), куда 27 августа 1853 года и отправилась из Кронштадта «Аврора» (командир капитан-лейтенант И.Н Изыльметьев). Лейтенант К.П. Пилкин шёл на ней вахтенным начальником, командиром батареи верхней палубы. Это было для будущего адмирала первое дальнее плавание. Оно стало, по собственному признанию Пилкина, самым ярким событием в его флотской биографии3.

Преодолев за 66 суток более 9000 миль, «Аврора» подошла к берегам Камчатки (июль 1854 г.)4. Её появление здесь было весьма кстати: крошечный гарнизон местной крепости Петропавловск с энтузиазмом готовился к отражению англо-французского нападения. В эту напряжённую работу немедленно включился и экипаж фрегата, поставленного во внутреннюю гавань и превращённого в плавучую батарею5.

Для отражения возможного вражеского десанта были созданы специальные стрелковые партии. Командиром одной из них назначили лейтенанта Пилкина. Решение драться до конца было единодушным. Изыльметьев заявил, что «будет сражаться до последней возможности», и о сдаче «Авроры» «не может быть и речи», а «если враг одолеет, фрегат будет взорван».

Прошло несколько дней, и с наблюдательного поста сообщили: «Видим в море неизвестную эскадру из шести судов…»6.

Первую попытку непрошеных вероломных гостей прорваться в гавань защитникам Петропавловска удалось отразить, чему поспособствовало умелое управление Пилкиным огнём батареи. Однако основной бой произошёл позже, когда противник более решительно повёл наступление с высадкой десанта. Но он вновь потерпел неудачу, хотя враг был в несколько раз многочисленнее стрелковых партий «Авроры». Те храбро атаковали англо-французов и полностью разгромили их, действуя штыками, в ожесточённой рукопашной схватке.

Отважно дрался в бою и К.П. Пилкин7. За личное мужество и храбрость, проявленные при обороне Петропавловска, он удостоился ордена Св. Владимира 4-й степени с произведением в капитан-лейтенанты8.

Ранней весной 1855 года, перезимовав в Петропавловске, «Аврора» перешла в залив Де Кастри. Здесь в составе Тихоокеанской эскадры её экипаж вновь принял участие в отражении англо-французского нападения. За участие в этих боях К.П. Пилкин был награждён вторым боевым орденом — Св. Станислава 2-й степени.

Очередная зимовка прошла в Николаевске-на-Амуре; к тому времени окончилась война. Завершив уже без боевых приключений затянувшееся кругосветное плавание, «Аврора» 22 июня 1857 года возвратилась в Кронштадт.

Минуло ещё более трёх лет, и в октябре 1860-го капитан-лейтенант Пилкин вновь отправился в кругосветку, на этот раз — командиром клипера «Абрек».

После восьмимесячного перехода через Атлантический и Тихий океаны стали на якорь в заливе Посьета (16 июля 1861 г.). К тому времени здесь, у наших дальневосточных берегов, на обширной акватории поста Владивосток, отпраздновавшего свою первую годовщину, собралась почти вся Тихоокеанская эскадра. Места были дикие, пустынные, поэтому командующий эскадрой рекомендовал командирам кораблей тщательно изучить их. Выполнял «географическое задание» и экипаж «Абрека». Одной из обследованных им безымянных бухт в заливе Стрелок по предложению Пилкина присвоили имя клипера9.

Третий год плавания «Абрека» в Тихом океане совпал с Гражданской войной в США. В то же время в России вновь осложнился «шляхетский вопрос», связанный с Польским восстанием. О его поддержке открыто заявили Франция и Англия. Поскольку очевидность вмешательства последней в «американские дела» на стороне приверженцев рабовладельческого строя — южан становилась всё зримее, Россия решила (скорее всего, для демонстрации присутствия) поддержать северян. Более практичной мерой в случае прямого столкновения с Англией явилось бы разворачивание на её «торговых путях крейсерских операций». С этой целью к месту событий и отправлялись две эскадры — Балтийская и Тихоокеанская.

Задуманное стали осуществлять летом 1863 года, когда сверхдальним маршрутом Кронштадт — Нью-Йорк отправились корабли под командованием адмирала С.С. Лесовского. Почти одновременно для следования в Сан-Франциско был назначен сбор Тихоокеанской эскадры адмирала А.А. Попова. «Абрека» как её «лучшего ходока» послали в залив Де Кастри со срочными депешами в столицу. Предстояло также принять уголь на всю эскадру и догонять её по пути в Сан-Франциско.

Не только лихостью и выучкой экипажа славился клипер «Абрек». Кораблей с подобными характеристиками в русском флоте в те годы было немало, особенно в Тихоокеанской эскадре. Главная же особенность её «лучшего ходока» заключалась в «исключительно гуманном отношении к экипажу» командира клипера. Будучи соратником адмиралов Г.И. Бутакова и А.А. Попова, учеников и воспитанников «черноморской школы М.П. Лазарева», К.П. Пилкин впитал в себя многие её замечательные качества. Теперь, когда отзвуки реформ 1860-х годов доходили и до Тихого океана, эти качества особенно живо воспринимались на «Абреке». Беспредельная преданность Родине, любовь к флоту и борьба за его честь, демократизм и гуманное отношение к матросам — вот что приобретало в ту пору большую ценность среди передовой части морских офицеров.

Почти пять лет продолжалось кругосветное плавание К.П. Пилкина на «Абреке», после чего, произведённый досрочно «за отличие по службе» в капитаны 1 ранга, он со своим кораблём возвратился в Кронштадт. Три последующих года провёл на Балтике, командуя одним из первых отечественных броненосцев «Кремль». На нём состоялось плавание в эскадре адмирала Г.И. Бутакова, лучшего в то время учителя и воспитателя русских моряков, оставившего в жизни будущего флотоводца самый глубокий, по словам самого К.П. Пилкина, след.

Однако на Балтике он оставался недолго. С февраля 1869 года его снова направили на Дальний Восток командиром отряда клиперов. В этой третьей его кругосветке Пилкин продолжил «освоение окрашенных рубежей России». В отряд входили такие приобретшие позднее славу «кораблей-исследователей и первооткрывателей» корабли, как «Алмаз», «Боярин», «Всадник», «Гайдамак». Их названия унаследовала не только целая плеяда продолжателей этой славы, тоже вошедших в историю отечественного флота, — эти наименования увековечены на географических картах. Впрочем, в Беринговом море есть и мыс Пилкина, названный так в 1876 году экипажем клипера «Всадник» в честь своего бывшего командира.

Третье кругосветное плавание Пилкина продолжалось более двух с половиной лет. В Кронштадт он возвратился в сентябре 1871-го10.

Адмирал К.П. Пилкин

Адмирал К.П. Пилкин

Ещё одним из наиболее значимых периодов жизни К.П. Пилкина явился 1872 год, когда его произвели в контр-адмиралы и назначили «капитаном над Кронштадтским портом». Такая должность в императорском флоте на то время считалась очень престижной. Занять её было не так-то просто. Несколько убедительных цифр: за 30 лет «нахождения в офицерских чинах» К.П. Пилкин провёл «в плаванье под парусами и за границей 12 лет 1 месяц и 12 дней»11, то есть почти половину офицерской службы. Так что не происхождение и семейные связи двигали его по «карьерной лестнице». <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 24. Д. 2794. Л. 1—2 об.

2 Там же. Д. 2797. Л. 4.

3 Более подробно см.: Коршунов Ю.Л., Красюков Р.Г. Большая жизнь адмирала К.П. Пилкина // Санкт-Петербургская панорама. 1992. № 3. С. 27.

4 РГИА. Ф. 1343. Оп. 24. Д. 2797. Л. 12 об.

5 Де-Ливрон А. Петропавловский бой. СПб., 1914. С. 5.

6 Там же. С. 9.

7 Коршунов Ю.Л. Адмирал, которого мы забыли // Нева. 1999. № 5. С. 209.

8 Де-Ливрон А. Указ. соч. С. 13.

9 Г. фон Шульц. Адмирал Константин Павлович Пилкин // Морской сборник. Неофициальный отдел. 1913. № 2. С. 3, 4.

10 Коршунов Ю.Л. Указ. соч. С. 210.

11 РГИА. Ф. 1343. Оп. 24. Д. 2797. Л. 18.