Столетова наградили Владимиром с мечами

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье кратко излагаются жизнь и деятельность генерала Д.Г. Столетова — активного участника Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

Summary. The article summarises the life and activities of General D.G. Stoletov — an active participant of Russian-Turkish War of 1877-1878.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

 

СУСЛИНА Ольга Николаевна — старший научный сотрудник Владимиро-Суздальского музея-заповедника, ответственный хранитель Мемориального дома-музея Столетовых

(г. Владимир. E-mail: suslina@vladmuseum.ru).

 

«СТОЛЕТОВА НАГРАДИЛИ ВЛАДИМИРОМ С МЕЧАМИ»

 

Дмитрий Григорьевич Столетов — младший брат генерала от инфантерии Н.Г. Столетова родился 22 февраля* 1845 года в г. Владимире. Семья Столетовых была довольно обеспеченной: отец Григорий Михайлович Столетов, купец 3-й гильдии, имел в городе двухэтажный каменный дом, «вишенный сад, два огорода, 4 пожни, кожевенный завод»1. Матери, Александре Васильевне, принадлежала каменная лавка в мясной линии торговых рядов. Среди владимирского купечества Г.М. Столетов пользовался большим уважением: его избирали депутатом по квартирной комиссии, ратманом в городовой магистрат, он состоял купеческим заседателем палаты Владимирского гражданского суда. Хлебосольный дом Столетовых часто принимал гостей, причём не только людей своего круга, но и представителей местной интеллигенции. Эти люди живо интересовались новинками в области науки, литературы, искусства, с уважением относились к памятникам старины, горячо любили родную природу. Такое культурное окружение оказывало благотворное влияние на формирование характера Дмитрия2. Большую роль в воспитании Дмитрия, как и его братьев Николая и Александра, сыграл большой друг семьи Столетовых Иван Григорьевич Соколов — преподаватель мужского духовного училища3.

После окончания в 1861 году гимназии Дмитрий по примеру двух старших братьев поступил на физико-математический факультет Московского университета, однако по его окончании решил посвятить себя военной деятельности. «В сущности, — говорил Д.Г. Столетов, — меня увлёк на этот путь брат Николай; мы вообще в семье живём очень дружно, но Николай особенно любим всеми и мною»4. Надо сказать, что Дмитрию в популярности повезло меньше своих братьев. Николай Григорьевич (1834—1912) — генерал от инфантерии, известен как основатель г. Красноводска, руководитель обороны Шипки в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.; Александр Григорьевич (1839—1896) — сделал массу открытий в физике, основал в Московском университете физическую лабораторию. Дмитрий же Григорьевич остался как бы в тени своих выдающихся братьев, однако в своё время имя генерал-майора Д.Г. Столетова как высокопрофессионального офицера-артиллериста, активного участника Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., командира 5-й артиллерийской бригады было довольно широко известно в войсках. К сожалению, сегодня оно практически забылось. Впрочем, как и имя старшего из братьев Столетовых — Василия, оставшегося купцом 2-й гильдии.

В августе 1865 года Дмитрий успешно сдал вступительные экзамены в Михайловское артиллерийское училище с зачислением юнкером в старший класс5. Начальником училища в то время был преподававший артиллерию трём великим князьям — Константину, Николаю (Старшему) и Михаилу Николаевичам — генерал-майор А.С. Платов — позже генерал от артиллерии, заслуженный профессор и начальник Михайловской артиллерийской академии, который видел главной целью своего учреждения подготовку артиллерийских офицеров, «глубоко преданных государю, русских по мысли и действиям, верных своему долгу, специально хорошо образованных, усердных, исполнительных и любящих артиллерийское дело»6. Культ знаний, разумная дисциплина, уважение к личности офицера, царившие в училище, способствовали воспитанию хорошо подготовленных и демократически настроенных офицеров. По окончании в 1866 году училища Д.Г. Столетов в чине подпоручика два года проходил службу в 1-й гренадерской артиллерийской бригаде, в сентябре 1868 года поступил в Михайловскую артиллерийскую академию и был произведён в поручики. Ориентируя слушателей на общественно-полезную деятельность, руководство и преподаватели академии придавали большое значение их нравственному воспитанию: не случайно в наставлении для воспитанников военно-учебных заведений говорилось: «Должно знать и уважать чужое. Должно знать и любить своё»7.

Это было время милютинских военных реформ. На вооружение армии поступали новые артиллерийские системы — нарезные, казнозарядные орудия, а также клиновые затворы Круппа. Их следовало освоить, разработать правила ведения огня с учётом их новых свойств и научить стрелять из этих орудий солдат. Д.Г. Столетов, окончивший академию по первому разряду, относился к числу «достойных офицеров, оказавших при перевооружении армии громадную услугу»8. При этом, видимо, имелась в виду служба Д.Г. Столетова на Петербургском патронном заводе в качестве члена поверочной комиссии, в обязанности которой входили осмотр, взвешивание и испытание патронов, гильз, вытяжных скорострельных трубок для артиллерийских снарядов. Деятельность поверочной комиссии имела большое значение для совершенствования выпускаемой заводом продукции, улучшения её качества.

В январе 1873 года Столетова в чине поручика переводят в гвардейскую пешую артиллерию, однако уже в сентябре снова возвращают на патронный завод, где в марте 1874 года он получает чин штабс-капитана. Столетов усердно трудится, карьера его складывается успешно. Но спокойная жизнь не устраивает молодого офицера, и летом 1876 года штабс-капитан Столетов круто изменяет свою судьбу: он отправляется добровольцем на Сербско-черногорско-турецкую войну, ставшую как бы прелюдией к Русско-турецкой войне 1877—1878 гг.

Не будем сейчас рассматривать все перипетии этой кампании, они достаточно хорошо известны. Отметим лишь, что в рядах русских добровольцев состояли люди различных положений и взглядов, однако облик русского добровольческого движения в Сербии определяли в первую очередь патриотически настроенные офицеры, которых насчитывалось примерно 470 человек. Они считали, что их участие в войне — это «не только долг кровного родства и единства в вере, не только долг христианского милосердия и человеколюбия — это долг нашей народной чести»9. Артиллерист Д.Г. Столетов свой долг выполнял безукоризненно. Так, в неудачном для сербской армии, усиленной русско-болгарскими добровольцами, сражении 17(29) октября 1876 года под Дьюнишем (Джунисем) русские артиллеристы до последней минуты не прекращали огня, прикрывая отступление сербских войск и сдерживая натиск вдесятеро сильнейшего неприятеля. Очевидец и участник тех событий командир 1-й русско-болгарской добровольческой бригады подполковник Ф.М. Депрерадович вспоминал позднее, что вместе со штабс-капитаном Д.Г. Столетовым они «едва не попали в руки турок, отстаивая люнет, устроенный полковником Клименко»10. За боевые заслуги Дмитрий Григорьевич князем сербским Миланом был награждён орденом «Такова» и медалью «За храбрость»11.

С началом Русско-турецкой войны штабс-капитан Д.Г. Столетов вновь на театре военных действий. Николай Григорьевич, командовавший болгарским ополчением, хотел взять брата к себе, о чём написал рапорт начальнику штаба действующей армии генерал-адъютанту А.А. Непокойчицкому12, однако по приказанию командующего Дунайской армией великого князя Николая Николаевича (Старшего) Столетова направили в осадную артиллерию Турн-Магурельского отряда, сосредоточенного под крепостью Никопол. Столетова назначили командиром батареи № 6, состоявшей из четырёх 24-фунтовых (152-мм) бронзовых нарезных пушек, стрелявших особыми продолговатыми снарядами13. Наиболее сильному обстрелу Никопол подвергся 15(27) июня, когда началась переправа русских войск через Дунай у Зимницы. При этом за бомбардировкой крепости с вершины холма вблизи г. Турна наблюдали прибывшие к армии Александр II и военный министр Д.А. Милютин.

«С вершины холма открывалось грандиозное зрелище, — писал очевидец этих событий корреспондент Главного артиллерийского управления Н.Е. Бранденбург. — В верстах трёх или четырёх горели склады у подножия Никополя, зажжённые нашими снарядами; правее и левее города расстилался дым от выстрелов с турецких батарей, а на этом берегу гремели наши орудия»14. В целом бомбардировкой города-крепости руководил полковник И.М. Лесовой, за что был удостоен самой лестной для офицера награды — Георгия 4-й степени. Однако, по свидетельству того же Н.Е. Бранденбурга, справедливости ради следовало «при этом упомянуть и о другом участнике того же дела, о командире батареи, штабс-капитане Столетове, разделявшем вполне всю активность действий и опасность положения с г. Лесовым и заслужившим, казалось бы, ту же награду, но нашли, что за одно и то же Георгия двоим дать нельзя, и Столетова наградили Владимиром с мечами!»15. Впрочем, орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом давался лишь за сугубо боевые заслуги и по статусу был лишь чуть ниже ордена Св. Георгия той же степени.

В ходе обороны Шипки перед Д.Г. Столетовым в сентябре была поставлена задача доставить туда «транспорт, состоящий из 400 удлинённых 24-х фунтовых бомб»16. Дмитрий Григорьевич блестяще справился с заданием. На Шипке он встретился со своим старшим братом, а также командиром 1-й бригады болгарского ополчения Ф.М. Депрерадовичем, с кем вместе дрались с турками под Дьюнишем. Ф.М. Депрерадович вспоминал, что Д.Г. Столетов, невзирая на уговоры старшего брата, опять отправился на гору Св. Николая, чтобы иметь возможность наблюдать за действиями мортирной батареи. Утром следующего дня Д.Г. Столетов отправился обратно в Никополь.

В начале октября 1877 года последовало приказание об усилении отряда осадной артиллерии под Плевной в связи с организацией осады города. Командиром 8-орудийной осадной батареи № 7, расположенной впереди и правее Великокняжеской горы, был назначен штабс-капитан Д.Г. Столетов. Жили артиллеристы в ими же построенных землянках. Описание офицерской землянки даёт Н.Е. Бранденбург: «Я поместился в отдельной землянке, сравнительно довольно удобной, хотя в ней стоять можно только под коньком крыши… Величина землянки — квадратная сажень, на которой помещается складная кровать, столик, табурет и печка. Бомбовый ящик с отбитым дном служит оконной рамой, крышка ящика — ставнем; роль стекла заменяет промасленный носовой платок…». Далее Бранденбург замечает: «Рядом со мной землянка командира батареи Столетова… помещение их гораздо просторнее, зато совершенно тёмное, без окна»17. Обстрелы турецких позиций велись и в дневное, и в ночное время. «По ночам адская тьма, среди которой, находясь на батарее, кажешься отделённым от всего мира». Однако ночью артиллерийские «залпы представляли собой особенно яркую картину. Батарея № 7, которой командовал штабс-капитан Столетов, находилась в центре расположения и поэтому часто служила сигнальной. Вот прислуга наводит по меткам орудия… из темноты слышится голос Столетова — “Батарея, пли”, и при свете пламени, блеснувшего из восьми 24-фунтовых пушек, на мгновение вырисовывается силуэт бруствера с падающими на него искрами. Немедленно справа и слева местность вторит залпу батареи…»18.

После взятия Плевны многие рядовые и офицеры были удостоены боевых наград, и в их числе — «штабс-капитан Столетов за меткую стрельбу по неприятельским редутам и лагерям, за мужество и распорядительность при всех обстоятельствах командования батареей, расположенной впереди Великокняжеской горы, — Станиславом 2 степени с мечами»19.

Есть основания предполагать, что Дмитрий Григорьевич участвовал в декабрьских и январских боях в районе Шипки и Шейново. В его послужном списке отмечено, что поздней осенью он был командирован на Шипку, где находился по 28 декабря. Это подтверждается и Ф.М. Депрерадовичем, который в своих воспоминаниях прямо указывает, что в декабре в Габрове случайно встретился с Дмитрием Столетовым, и они вместе прибыли на Шипку. В феврале 1878 года штабс-капитан Д.Г. Столетов был направлен в распоряжение начальника артиллерийских парков армии, откуда, судя по всему, в конце года был переведён в управление начальника артиллерии создававшегося болгарского земского войска, где первое время практически на всех командных должностях находились русские офицеры. Да и сам военный министр образовавшегося после войны Болгарского княжества П.Д. Паренсов являлся генерал-майором русской службы, принимал активное участие в боевых действиях против турок, в частности, в сражении под Плевной, находясь в отряде генерал-майора М.Д. Скобелева. Вступив в новую для себя должность в июле 1879 года, в которой он состоял по март 1880 года, П.Д. Паренсов писал Д.А. Милютину: «Я прежде всего занялся вопросом об улучшении личного состава офицеров-инструкторов. Мною приглашены различные лица, которые своею опытностью и зрелостью могут быть действительными помощниками моими и с которыми дело может пойти»20.

Одним из таких офицеров-инструкторов и стал Д.Г. Столетов, внеся свой вклад в дело обучения болгарских новобранцев основам военной службы и приёмам стрельбы из артиллерийских орудий. Впрочем, заниматься ему здесь пришлось не только подготовкой будущих болгарских артиллеристов. Вместе с полковником И.М. Лесовым, ставшим начальником артиллерии болгарского земского войска, Дмитрий Григорьевич занимался организацией сбора и передачи болгарам, в частности, командиру Плевненской № 16 дружины, трофейного вооружения, боеприпасов и военного имущества. «За отлично-усердную службу и труды по сформированию и обучению болгарских войск» Д.Г. Столетов был награждён орденом Св. Анны 2-й степени21. А годом позже ему был вручён Железный крест с лентой, учреждённый князем Карлом Румынским в память перехода войск через Дунай22.

В июне 1879 года Д.Г. Столетов возвращается на родину, к прежнему месту службы — в поверочную комиссию Петербургского патронного завода. Однако все понимают, что боевому офицеру нужна другая должность. И он её получает. В 1885 году Д.Г. Столетов производится в полковники и назначается командиром батареи в 36-ю артиллерийскую бригаду. В феврале 1887 года полковник Столетов возглавляет учебный артиллерийский полигон в Виленском военном округе, а в апреле 1891 года — в Киевском. В ноябре 1894 года производится в генерал-майоры. В феврале 1898 года по ходатайству генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича Д.Г. Столетова назначают командиром 5-й артиллерийской бригады23 (Киевский военный округ, штаб в г. Бердичеве), а через год он получает новое назначение — начальником офицерской артиллерийской школы. Назначение не случайно: учитывают высокий профессионализм и богатый боевой опыт Дмитрия Григорьевича — участника двух войн. Кроме того, генерала Столетова в 1898—1899 гг. привлекают к участию в работе комиссии по пересмотру «Воинского устава о службе в военных лагерях и в походах в мирное время»24.

Однако приступить к исполнению своих обязанностей Дмитрию Григорьевичу не пришлось, так как «до отбытия к новому месту служения заболел и волею Божию скончался 18 августа 1899 г.». В метрической книге Киево-Лыбедской Благовещенской церкви за 1899 год говорится, что «генерал-майор Дмитрий Григорьевич Столетов 54 лет от роду умер от рака печени. Погребён с подобающими воинскими почестями в присутствии двух гренадерских полков на городском кладбище г. Владимира»25. Прах Д.Г. Столетова покоится на Князь-Владимирском кладбище рядом с захоронениями его родителей и братьев. Мы — владимирцы — горды тем, что наш город — родина боевых генералов Николая и Дмитрия Столетовых, имена которых увековечены также в Мемориальном доме-музее Столетовых.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Государственный архив Владимирской области. Ф. 400. Оп. 1. Д. 2. Л. 42.

2 Памятная книжка А. Столетова. Архив Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Д. 2225. Л. 27, 28, 32.

3 Танеев В.И. Детство, юность, мысли о будущем. М., 1959. С. 95.

4 Андреевский Е.К. Из записок за 47 лет // Исторический вестник. Т. CXXX. 1912. С. 41.

5 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 310. Оп. 1. Т. 1. Д. 51. Л. 3.

6 Там же. Л. 136, 136 об.

7 Сборник документов, относящихся к празднованию 50-летия Михайловской артиллерийской академии и училища. СПб., 1871. С. 143.

8 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС). Ф. 6. Оп. 12/11. Д. 848. Л. 289 об.

9 Братская помощь пострадавшим семействам Боснии и Герцоговины. СПб., 1876. С. 481—491.

10 Из воспоминаний о русско-турецкой войне 1877—1878 гг. бывшего командира 1 бригады Болгарского ополчения полковника де-Прерадовича. СПб., 1881. С. 247.

11 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 25. Оп. 98. Д. 2198.

12 РГВИА. Ф. 1. Д. 48. Л. 202, 203.

13 Там же. Ф. 485. Оп. 1. Д. 922. Л. 2 об.

14 Бранденбург Н.Е. Письма с войны. СПб., 2003. С. 19.

15 Из дневника артиллериста. Сборник военных рассказов, составленных офицерами — участниками войны 1877—1878. Т. 1. СПб., 1878. С. 270.

16 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 16. Оп. 107. Д. 136. Л. 88 об.

17 Из дневника артиллериста… Т. III. СПб., 1879. С. 48.

18 Там же. С. 67.

19 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 16. Оп. 107. Д. 88. Л. 256.

20 РГВИА. Ф. 430. Оп. 1. Д. 135. Л. 1 об.

21 Архив ВИМАИВиВС. Ф. 16. Оп. 107. Д. 313. Л. 193, 194.

22 Там же. Ф. 6. Оп. 107. Д. 315. Л. 319, 336.

23 РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 29229. Л. 9.

24 Там же. Оп. 12. Д. 21552. Л. 19 об.

25 Там же. Л. 5.