Опыт организации и материального обеспечения на различных этапах военной истории

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье приводится ретроспектива способов и методов размещения армейских подразделений в полевых условиях, анализируется опыт организации и материального обеспечения войсковых полевых лагерей на различных этапах всемирной военной истории.

Summary. The article gives a retrospective of ways and methods of placing army subunits in the field, examines the experience of organisation and material support of the military field camps at various stages of the world military history.

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЁННЫХ СИЛ

 

МИХАЙЛОВ Андрей Александрович — научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: dragun66@mail.ru).

ПОЛЕВОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ ВОЙСК

Опыт организации и материального обеспечения

на различных этапах военной истории

 

Полевое размещение армейских подразделений имеет очень долгую историю и существует, вероятно, столько же, сколько существуют военные действия и сами войска. Разумеется, с течением времени его приёмы и способы менялись под влиянием перемен в организации, численности, вооружении и оснащении армий, эволюции военного искусства. Тем не менее сохранялся некий, самый общий, комплекс задач, которые было необходимо разрешать военачальникам. В походе, на театре военных действий армия нуждалась в местах сбора и отдыха, где имелась бы защита от возможного вражеского нападения и негативного воздействия природных факторов (жара, холод, инфекционные болезни и др.).

Ещё в глубокой древности ассирийцы во время походов строили укреплённые лагеря для отдыха воинов, а при осаде неприятельских городов окружали место размещения своих войск валами и кирпичными стенами с воротами. Изображение такого лагеря-крепости сохранилось, например, на барельефе VII века до н.э., украшавшем царский дворец в Ниневии.

В древнегреческой эпической поэме «Илиада» не только многократно упоминаются шатры, в которых жили воины, но весьма подробно описан лагерь ахейцев, осаждавших Трою. Он был окружён рвом и валом со стеной, снабжён широкими воротами для пропуска войск, в том числе боевых колесниц1.

Особо высокого уровня мастерство строительства укреплённых лагерей достигло в Древнем Риме. Значение лагеря для римской армии ярко определил консул Луций Эмилий Павел в речи, обращённой к солдатам перед битвой с македонцами при Пидне (168 г. до н.э.). «Ваши предки, — говорил он, — считали укреплённый лагерь всегда открытой гаванью войска, откуда они выходили на противника и где, разбитые бурей сражения, они могли найти себе надёжное пристанище. Лагерь есть место отдыха для победителей и оплот для побеждённого. Это — военное жилище, вторая родина; вал — это стены, а палатка для каждого бойца — его дом и очаг»2.

Во время передвижения римское войско устраивало укреплённый лагерь (castra stativa) после каждого дневного перехода. Место для него выбирали высланные вперёд центурионы, которые производили и разбивку лагеря.

Важнейшими требованиями при этом являлись удобство выбранного места для обороны и охраны, наличие вблизи воды, древесины, фуража. Лагерь обычно имел очертания квадрата или прямоугольника. Первой, у стороны лагеря, обращённой к неприятелю, устанавливалась палатка командующего (претора, консула). Рядом с ней размещались палатки других высших должностных лиц, алтари, знамёна.

Кожаные палатки воинов стояли в строго определённом порядке в несколько линий. Лагерь окружался рвом и земляным валом с плетёными щитами на нём. Каждая сторона лагеря имела большие ворота, находившиеся под охраной специально выделенных центурионов.

В лагере действовал жёсткий распорядок. Римский историк иудейского происхождения Иосиф Флавий (I в. н.э.), хорошо знавший римлян и как противников, и как своих покровителей, в книге «Иудейская война» свидетельствовал: «Жизнь лагеря со всеми её отправлениями подчиняется также установленному порядку: ношение дров, доставка провианта и подвоз воды производятся особо назначенными войсковыми отделениями по очереди. Никто не вправе завтракать или обедать, когда ему заблагорассудится, а один час существует для всех; часы покоя, бодрствования и вставания со сна возвещаются трубными сигналами; всё совершается только по команде»3.

Римляне постоянно тренировались в возведении лагерей, а также в выходе из них. Выступление из лагеря производилось очень быстро и организованно. Иосиф Флавий описывал, как по трём сигналам трубы легионеры свертывали палатки, собирали своё имущество и покидали лагерь, укрепления которого затем уничтожались, чтобы ими не мог воспользоваться враг. По словам Флавия, римляне прибывали «в той уверенности, что в случае надобности они без особого труда смогут соорудить на этом месте новый лагерь»4.

При осаде неприятельской крепости или устройстве постоянного, зимнего лагеря (castra hiberna) римляне возводили более солидные постройки. Палатки заменялись бараками с соломенной крышей, сооружались двойной ров (более глубокий, чем в походном лагере), вал, частокол. Иногда укрепления постоянного лагеря дополняли деревянные или, реже, каменные башни, с которых можно было обстреливать неприятеля. Подступы прикрывали искусственные препятствия: засеки из срубленных деревьев, волчьи ямы, деревянные ежи: «трибулы» («триболы»).

Сооружение лагерей составляло в Риме самостоятельную отрасль военных знаний («кастраметация»). Во II в. н.э. был составлен целый трактат «Об устройстве военных лагерей» («De munitionibus castrorum»), истинный автор которого неизвестен5. Уделил лагерям внимание также известный римский военный теоретик и историк Вегеций Флавий Ренат (IV—V вв.). Он описал лагеря разного типа: для одной ночёвки, для длительной стоянки, маленькие крепостцы («castellum»), игравшие роль сторожевых постов6.

Полевые укрепления римлян предоставляли войскам очень надёжную защиту, и противник (галлы, германцы) часто не решался штурмовать их, предпочитая попытки выманить защитников лагеря в поле. О роли фортификации в древнеримском военном деле выразительно писал историк Тит Ливий (I в. н.э.): «…тяжёлый и безвестный подвиг земляных работ играет отнюдь не меньшую роль в покорении мира римлянами, чем храбрость и оружие»7.

Рядом с долговременными лагерями нередко возникали поселения, превращавшиеся позже в города (Кёльн, Вена, Страсбург и др.).

Противники римлян, галлы и германцы, для защиты лагеря часто окружали его повозками (вагенбург). Юлий Цезарь в «Записках о Галльской войне» рассказывал, как во время битвы гельветы (кельтское племя), пытаясь сдержать натиск римлян, укрылись за телегами обоза. Возами также был окружён лагерь готов во время сражения при Адрианополе (378 г. н.э.). Впрочем, некоторые историки полагали, что использовать для зашиты позиций повозки умели уже древние греки8.

Многие навыки и умения древних римлян в военном деле были переняты и развиты военачальниками и военными теоретиками Византии. Автор трактата «Стратегикон» (конец VI в.) Маврикий (или Псевдо-Маврикий) довольно подробно описывал устройство укреплённого лагеря. Палатки в нём размещались рядами, в центре находилась площадь. Защитой служили земляной вал, ров и ряд повозок обоза, которые устанавливались вокруг палаток. Перед валом Маврикий рекомендовал разбрасывать острые рогульки («триболы», на Руси назывались «чеснок»), рыть волчьи ямы с заострёнными кольями на дне. Интересно, что в отличие от античных авторов, советовавших сооружать в лагерных валах самое большее четверо ворот, византийский стратег полагал возможным устроить ещё и множество малых калиток, дабы удобнее было совершать вылазки9.

В странах Западной Европы в эпоху Средневековья многие стороны военного дела определялись спецификой рыцарского войска. Обычно феодал выступал в качестве командира отряда или по крайней мере имел в своём распоряжении оруженосцев, некоторое число слуг. Соответственно, он, как правило, разбивал собственную стоянку, имел шатёр или палатку, размеры и убранство которых зависели от статуса владельца. Говорить о единообразии здесь не приходилось. Рядом с феодалом размещались его воины, свита.

За разбивкой лагеря обычно следил кто-то из приближённых командующего войском или он сам. Однако военачальникам часто приходилось сталкиваться со своеволием рыцарей, которые превыше всего ставили личную честь и престиж. Наибольшей дисциплинированностью при создании лагерей (как, впрочем, и в бою) отличались рыцари военно-духовных орденов10.

Лагерь окружали валом и частоколом (строить укрепления обычно заставляли местных жителей). Для защиты лагеря использовались также повозки. Так, во время битвы при Грюнвальде (1410) между войсками Тевтонского ордена и Польско-Литовского государства обе противоборствующие стороны имели в тылу лагеря из повозок (вагенбурги).

Максимальное развитие идея вагенбурга как подвижной крепости получила, пожалуй, в тактике чешских гуситов (первая половина XV в.). Они соединяли большие повозки цепями, прикрывали промежутки между ними деревянными щитами, устанавливали на повозках небольшие артиллерийские орудия, располагали воинов с крючьями на длинных древках и боевыми цепами («молотильщиков»). Спереди и сзади вагенбурга оставлялись прикрытые щитами ворота для вылазок.

Такая крепость из повозок была неприступна для рыцарей. Штурмовать её в конном строю не представлялось возможным, атака же спешенных рыцарей, как правило, сопровождалась большими потерями от огнестрельного оружия гуситов и завершалась бесплодными попытками пробиться за телеги. Если среди штурмующих возникало замешательство, их атаковали через выходы защитники вагенбурга и находившаяся вне «крепости» кавалерия гуситов11.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Римшнейдер М.Р. От Олимпа до Ниневии во времена Гомера. М.: Наука, 1977. С. 47.

2 Разин Е.А. История военного искусства. Т. 1. М.: Полигон, 1994. С. 284.

3 Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск: Беларусь, 1991. С. 221.

4 Там же.

5 Долгое время это сочинение ошибочно приписывалось известному геометру Гигину.

6 Вегеций Флавий Ренат. Краткое изложение военного дела // Греческие полиоркетики. Флавий Вегеций Ренат. СПб.: Алтейя, 1996. С. 153—350.

7 Левыкин В.И. Фортификация: прошлое и современность. М.: Военное издательство, 1987. С. 11.

8 Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т. 3. Средневековье. СПб.: Наука; Ювента, 1996. С. 308.

9 Кучма В.В. Военнное искусство / Культура Византии IV — первая половина VII в. М.: Наука, 1984. С. 403.

10 Дельбрюк Г. Указ. соч. Т. 3. С. 183.

11 Там же. С. 310, 311.