Малоизвестный эпизод советского военного строительства

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена малоизвестной реформе в РККА — попытке создания отрядов завесы на востоке страны и упразднения Восточного фронта летом 1918 года.

Summary. The article is devoted to a little-known reform in the Red Army — an attempt try to create veiling groups in the East of the country and to abolish the Eastern Front in the summer of 1918.

ВОЕННОЕ  СТРОИТЕЛЬСТВО

 

ГАНИН Андрей Владиславович — ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН, редактор российского исторического журнала «Родина», доктор исторических наук

(Москва. E-mail: andrey_ganin@mail.ru).

 

ПОПЫТКА ПРАЗДНЕНИЯ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА ЛЕТОМ 1918 ГОДА

Малоизвестный эпизод советского военного строительства

 

Из истории Гражданской войны известно, что Красная армия планомерно эволюционировала от партизанских отрядов к регулярным частям, соединениям и объединениям. Так называемые войска завесы, составлявшие её временную основу на протяжении весны—лета 1918 года, могут показаться едва ли не курьёзом ранней истории советских Вооружённых сил. Между тем малоизвестные события лета 1918 года свидетельствуют о том, что такой путь военного строительства имел шансы утвердиться в Красной армии на более продолжительный период.

В конце мая 1918 года резко обострилась обстановка на востоке страны, где против большевиков восстал Чехословацкий корпус. В Поволжье, на Урале и в Сибири началась широкомасштабная Гражданская война. 13 июня постановлением СНК для руководства операциями против чехословаков был создан Реввоенсовет. Фактически возник Восточный фронт — первый из фронтов Советской России, хотя такое название употреблялось пока редко1. Директивы фронту отдавал Высший военный совет (ВВС) во главе с Л.Д. Троцким и военным руководителем (военруком), одним из первых советских военных специалистов бывшим генералом М.Д. Бонч-Бруевичем. Снабжением и пополнением фронта ведал Оперативный отдел (Оперод) Наркомата по военным делам. Возглавил фронт бывший подполковник М.А. Муравьёв, получивший известность благодаря походу на Киев в начале 1918 года. В состав РВС вошли П.А. Кобозев (председатель), М.А. Муравьёв, К.А. Мехоношин и Г.И. Благонравов2.

В то время оборона РСФСР выглядела далеко не единообразно. На западе вдоль демаркационной линии с немцами располагались участки отрядов завесы, в задачу которых входило прикрытие страны на случай нарушения немцами Брестского мира. Идея такой системы принадлежала Бонч-Бруевичу. Завеса была создана по директиве ВВС от 5 марта 1918 года и должна была прикрывать западные границы3, обеспечивая создание регулярной армии против немцев внутри страны4. Подчинялась завеса ВВС.

То, что на востоке страны разгорается большая Гражданская война, стало ясно уже в начале июня 1918 года. Ещё до прибытия на фронт Муравьёв распорядился о создании армейских штабов с привлечением бывших офицеров Генштаба. В войсках, в том числе вследствие боевой обстановки, происходил переход от отрядов к полкам, дивизиям и армиям5. Началось введение жёсткой дисциплины. 27 июня Муравьёв, разместивший свой штаб в Казани, издал первый приказ, в котором наметил регулярную организацию фронтового аппарата6. РВС фронта обратился в ВВС с просьбой отвести фронту прифронтовую полосу на территории Екатеринбургской, Уфимской, Пермской, Вятской, Казанской, Симбирской, Самарской, Пензенской, Саратовской, Оренбургской губерний и Уральской области. Возник вопрос о создании при штабе фронта управления военных сообщений.

Однако создание фронта на востоке было воспринято Бонч-Бруевичем и, под его влиянием, Троцким отрицательно. Свою роль сыграло резкое неприятие Бонч-Бруевичем какой-либо конкуренции в военном руководстве7. Бонч-Бруевич, считавший, что вскоре должна возобновиться война с Германией, стремился насадить подобие завесы и на востоке страны, рассматривал внутренний «чехословацкий» фронт как второстепенный. Директивами ВВС от 3 и 5 июля 1918 года предписывалось перейти к отрядной системе и там (хотя ещё в июне тот же ВВС предписывал избегать формирования отрядов8). Позднее, 4 августа 1918 года на основе Воронежского района западного участка завесы был сформирован южный участок, а 6 августа на севере создан северо-восточный участок отрядов завесы9.

3 июля ВВС направил РВС фронта директиву № 2993, в которой говорилось, что «создание и формирование больших армейских штабов, штаба фронта, подчинение громадной (географически) территории военно-революционному совету самым болезненным образом нарушит жизнь страны и вызовет громадные расходы, не говоря уже о сомнительной пользе от такой меры. Вследствие сего Высший Военный Совет в заседании своем второго июля постановил: 1) Существующие действующие против чехословаков группы отрядов и именуемые ныне “армии” впредь армиями не именовать, а называть “такая-то группа отрядов”, во главе которой должен находиться не штаб армии, а штаб группы отрядов по утверждённому штату штаба отрядов завесы. 2) Штаб военно-революционного совета именовать или штабом военно-революционного совета, или штабом войск Восточного участка подобно тому, как существует штаб Северного и Западного участков, и штаб этот содержать по утверждённому штату штаба Северного (Западного) участка завесы. Штаты штаба отряда и штаба участка завесы, утверждённые нарком[ом по] военным делам, срочно высылаются Вам фельдъегерем. 3) В силу изложенного особых органов снабжения при штабе совета нет надобности содержать, а надо лишь настойчиво использовать соответствующие аппараты Уральского и Приволжского окружных военных комиссариатов… Сообщая изложенное, Высший военный совет предлагает срочно дать все руководящие указания подведомственным Вам группам отрядов»10.

Следующее постановление ВВС № 3017 от 5 июля гласило:

«1) Все части, действующие против чехословаков, составляют Восточный участок. Для оперативного управления и наблюдения участок делится на группы отрядов, ныне переформированных в роты.

2) В каждой группе должен быть свой штаб, формируемый по утвержденному штату штаба отряда завесы. Штаб Восточного участка формируется по утвержденному штату штаба Северного или Западного участка завесы.

3) Никакие территории и губернии Военному совету Восточного участка не подчиняются, так как к этому нет никаких оснований…

Восточному участку не предоставлено право формировать обширные органы снабжения…

Восточному участку нет надобности формировать свои обширные органы военных сообщений…

Высший Военный Совет постановил принять всё это к точному и неуклонному исполнению»11.

Как видно, распоряжение ВВС касалось не просто громких названий, оно затрагивало всю организационную структуру фронта, военно-административные вопросы, вопросы оперативного управления, снабжения и военных сообщений.

Военрук Западного участка отрядов завесы В.Н. Егорьев ещё 8 апреля 1918 года в своём приказе отмечал, что «слабой и потому опасной стороной в организации отрядов завесы является деление их на многочисленные и мелкие части, причём разнообразный и случайный состав последних ещё более затрудняет применение отрядов»12. Таким образом, речь шла о формированиях иррегулярного типа. Тем не менее постепенно войска завесы стали переформировываться в дивизии. Однако на востоке страны к отрядной системе предлагалось вернуться в июле.

Разумеется, М.А. Муравьёв был возмущён директивами центра. С учётом его личностных особенностей — налёта авантюризма, стремления играть роль (в том числе как руководителя мощного и важного фронта) — эти события могли стать катализатором последовавшего через несколько дней выступления главкома против советской власти. Даже советские авторы, в силу идеологических требований рассуждавшие о заблаговременной подготовке Муравьёвым почвы для измены, признавали, что его деятельность на посту главнокомандующего имела созидательный характер13. При этом история с конфликтом штаба фронта и ВВС, которая позволяла в традициях советской историографии возложить всю вину на Троцкого, замалчивалась, поскольку представляла будущего изменника Муравьёва в выигрышном свете.

8 июля Муравьёв доносил Троцкому, а также в ВВС и в Оперод: «Новая реформа о переформировании Восточного фронта и исходящая от Высшего воен[ного] совета в данный момент приведёт к катастрофе, так как работа штабов уже налажена, войска морально подготовлены к серьёзным операциям, сами операции находятся в такой стадии развития, что малейшая ломка вызовет приостановку действий и, самое главное, моральную реакцию в войсках и командном составе. Не забывайте, с каким трудом удалось восстановить порядок, предоставьте Реввоенсовету, и в частности мне, ведать военной частью на фронте, в противном случае руководство и вмешательство в операции из центра может привести к сумбуру и катастрофе. Реввоенсовет в свою очередь представит по этому поводу свой доклад»14.

Поддержал Муравьёва и РВС фронта. 8 июля из Казани в ВВС был направлен развёрнутый ответ, в котором отмечалась необходимость присутствия в штабе фронта полномочного представителя главного начальника снабжений. Разъяснялось, что «Военный революционный совет отнюдь не считает нужным подчинение себе географической территории, но находит совершенно необходимым подчинение ему всех войск и новых формирований, расположенных и располагаемых на территории Екатеринбургской, Уфимской, Пермской, Вятской, Казанской, Нижегородской, Симбирской, Пензенской, Саратовской, Оренбургской губерний и Уральской области.

Военно-революционный совет считает, что лишь при этих условиях будет обеспечено своевременное усиление войск различных полевых групп и своевременное пополнение естественной убыли и боевых потерь»15.

Далее в документе отмечалось, что «ни при отъезде военно-революционного совета из Москвы, ни во время последующей деятельности по организации управления разрозненными частями ему не было поставлено определённых рамок работы. Поэтому военный революционный совет избрал ту форму управления и организации войск, которая по местным условиям и обстановке наиболее соответствует задачам, стоящим перед советом. И теперь, когда черновая работа по организации управления закончена и фактически приступлено к деловой работе, Высший Военный Совет указывает на необходимость произвести новую ломку в действующем и налаженном уже организме управления. Военно-революционный совет считает, что такую ломку без значительного ущерба для существа дела произвести нельзя, и находит, что управление войсками, находящимися на фронте протяжением около 1500 вёрст, не может быть посильным для штаба участка. Здесь необходимо иметь более мощный орган, который фактически создан в виде “штаба фронта”»16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Подробнее см.: Ненароков А.П. Восточный фронт 1918. М., 1969. С. 65, 66.

2 Директивы главного командования Красной армии (1917—1920) (ДГК). Сб. док. М., 1969. С. 97, 98.

3 Там же. С. 30, 31.

4 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 109. Д. 33. Л. 10—14.

5 Кляцкин С.М. На защите Октября. Организация регулярной армии и милиционное строительство в Советской республике. 1917—1920. М., 1965. С. 206; Симонов А.А. Главком М.А. Муравьёв и создание Восточного фронта (июнь—июль 1918 года) // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2013. Т. 13. Серия: История. Международные отношения. Вып. 1. С. 34, 35.

6 РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 230. Л. 75.

7 Подробнее см.: Ганин А.В. Становление Красной армии во взаимоотношениях её первых руководителей: М.Д. Бонч-Бруевич, И.И. Вацетис и С.С. Каменев // Альманах Ассоциации исследователей Гражданской войны в России. Вып. 2. Архангельск, 2015. С. 59—111.

8 ДГК. С. 99; Симонов А.А. Указ. соч. С. 36.

9 ДГК. С. 62, 63, 77, 78.

10 РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 160. Л. 76, 77.

11 Там же. Д. 230. Л. 78, 79.

12 Там же. Л. 83.

13 Ненароков А.П. Указ. соч. С. 100. Подробнее о роли Муравьёва в советском военном строительстве см.: Симонов А.А. Указ. соч. С. 31—38.

14 РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 34. Д. 159. Л. 23.

15 Там же. Д. 230. Л. 84.

16 Там же. Л. 84, 85.