Брусиловский прорыв на страницах отечественной и зарубежной периодической печати

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются материалы российской и зарубежной прессы периода Первой мировой войны, посвящённые Брусиловскому прорыву; оценивается роль военной пропаганды и печатных СМИ в вопросах мобилизации общественного мнения, укрепления воинской дисциплины и подъёма военно-патриотических настроений в странах антигерманской коалиции.

Summary. The article examines materials of the Russian and foreign press during the First World War, dedicated to the Brusilov breakthrough; assesses the role of military propaganda and print media to mobilise public opinion, strengthen military discipline and rise of the military-Patriotic sentiments in the countries of the anti-German coalition.

ИЗ ИСТОРИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА

 

ГУЖВА Дмитрий Геннадьевич — начальник отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых cил Российской Федерации, подполковник, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: guchva@list.ru);

РАХИМОВА Ирина Олеговна — воспитанница кадетской школы-интерната № 9 «Московский пансион государственных воспитанниц»

(Москва. E-mail: hohlov19@list.ru).

 

«БЛЕСТЯЩАЯ ТАКТИКА ДАЛА РУССКОМУ ОРУЖИЮ ВЫДАЮЩУЮСЯ ПОБЕДУ…»

Брусиловский прорыв на страницах отечественной и зарубежной периодической печати

 

В начале 1916 года после серии неудачных военных действий против сил Четверного союза военно-политическому руководству России и её союзников требовалась масштабная войсковая операция, способная не только переломить ход войны, но и кардинально поменять общественные настроения. К тому времени часть русского общества весьма скептически оценивала перспективы противодействия кайзеровской «железной машине». Возраставшие в стране революционные настроения всё более подрывали авторитет армейского командования в глазах населения, а неудачи на фронте вызывали адекватную реакцию в странах Антанты. Проведённая летом 1916 года крупная стратегическая наступательная операция Юго-Западного фронта под командованием генерала от кавалерии А.А. Брусилова (впоследствии вошедшая в историю как Брусиловский прорыв) стала серьёзной вехой как в военном, так и в информационном противостоянии периода Первой мировой войны.

Первые сведения о возможном кардинальном переломе на русско-германском театре военных действий (с учётом необходимых цензурных требований) начали просачиваться на страницы отечественных газет ещё накануне сражения. В майские дни 1916 года «Новое время» писало: «В то время, когда бои на французском и итальянском фронтах достигают высших пределов… у нас на всем стратегическом фронте наблюдается относительное затишье. Нам кажется, что это затишье перед надвигающейся грозой. Уж слишком много накопилось электричества в воздухе, гроза неминуема. Обе борющиеся стороны слишком долго готовились к предстоящей схватке, весьма много накопили запасов материальных и моральных, и уж если начнутся операции в широком масштабе, то они будут весьма решительны и, быть может, явятся началом предстоящего конца. Наше долгое молчание уже нервирует противника»1. «Известия штаба XII армии» объясняли временное затишье «как накапливание и сосредоточение сил и снаряжения… до времени, когда будет признано желательным перейти в наступление»2.

С началом наступления Юго-Западного фронта к его освещению подключились уже сотни отечественных и зарубежных периодических изданий. Первые известия о ходе операции появились в газетах 24 мая (6 июня) 1916 года. В рубрике «От штаба ВГК» сообщалось, что утром 22 мая (4 июня) «начался бой на фронте от р. Припять до румынской границы. При содействии артиллерии наши войска на многих участках имели крупные успехи. До настоящего времени взято около 13 000 пленных, орудия, пулемёты. Сражение развивается. Артиллерия продолжает постепенное разрушение неприятельских укреплений и закрытий. Пехота, по мере успеха артиллерийской подготовки, овладевает неприятельскими позициями. Во вчерашнем бою доблестные командиры полков: полковник Лурье убит, полковник фон Циглер тяжело ранен»3. «Под впечатлением ошеломляющего удара (противник. — Прим. авт.) стал бросать в огромном количестве свою материальную часть, не успевая при этом привести её в негодное состояние… Картина разгрома настолько сильна, что охватить её полностью не представляется достаточно возможности»4.

В дальнейшем ежедневно на первых полосах центральных российских и зарубежных, фронтовых и армейских изданий публиковались материалы о несокрушимости русского оружия, приводились данные о захваченных у противника пленных, вооружении и т.д. «Русский инвалид» писал, что «для возмещения громадной убыли австрийцам придётся ослабить нажим на итальянском фронте, а германцам отвлечь немалое количество сил с франко-бельгийского и наших Северного и Западного фронтов»5.

Успехи русских армий на участке прорыва констатировали и вражеские издания: «В наступлении русских на фронте в 400 километров мы должны признать необычайную энергию. Мы не можем нигде противопоставить русским равные силы и должны искать приращение таковых за счёт технического усовершенствования оборонительных позиций…»6. По сообщениям венгерской прессы, «русская пехота… с полным пренебрежением к смерти бросается к нашим позициям… Местами они нападают на нас глубокими колоннами по 10—12 раз»7.

Общую картину масштабного наступления армии добавляли корреспонденции об успехах её отдельных родов войск: артиллерии, пехоты, конницы и т.д. В частности, «Правительственный вестник» сообщал: «О действиях нашей артиллерии разносится легендарная слава. Обилие тяжёлой артиллерии, громадные запасы снарядов, прекрасная подготовка и поразительная меткость стрельбы привели к тому, что во всех случаях неприятель нёс колоссальный урон. Целые лабиринты проволочных заграждений удачным огнём артиллерии буквально размётывались в разные стороны, как паутина, и открывали свободный доступ нашим беззаветным храбрецам…»8. Французское издание отмечало, что «русская артиллерия значительно сильнее австрийской. Ураганный огонь русских орудий совершено разрушает австрийские укрепления, причём большая часть гарнизона погибает, например, на одном из участков фронта из трёх полков осталась всего одна рота(!), и то большинство людей этой роты были ранены. Вследствие ужасного огня, развиваемого русскими тяжёлыми орудиями, австрийцы во многих пунктах своего фронта очистили третью линию своих укреплений и бежали в полном беспорядке»9. В дальнейшем на страницах газет стали появляться именные зарисовки. Так, страна узнала о подвиге личного состава батареи под командованием полковника Ширинкина и капитана Насонова, которая, преследуя отступающего противника, взяла в плен 150 пехотинцев, 79 артиллеристов, 30 лошадей с амуницией, 4 орудия и т.д. При этом потери русских составили всего 3 человека и несколько лошадей10. Достойным потомком гетмана Дорошенко оказался полный георгиевский кавалер корнет Яков Дорошенко, сложивший голову в ходе Брусиловского прорыва11. Чудеса храбрости и верности воинскому долгу продемонстрировали авиаторы подпоручик Орлов и штаб-ротмистр Казаков, сбившие в воздушном бою по одному вражескому самолёту12, а лётчик унтер-офицер Крисанов с наблюдателем поручиком Зуевым, будучи раненными и безоружными, несмотря на нападение немецкого истребителя, выполнили задачу по корректировке огня артиллерии в полном объёме и лишь после этого вернулись на свой аэродром13.

Впрочем, подвиги совершали не только военные, но и местное население. Так, крестьянка Паулина Савук получила Георгиевскую медаль 4-й степени за то, что в период временной оккупации деревни немцами в течение двух дней укрывала у себя трёх раненых русских нижних чинов, а после, проведя их мимо вражеских постов, вывела в расположение русских войск14.

В разгар Брусиловского прорыва в адрес Николая II поступали приветственные телеграммы от лидеров союзных государств, в которых выражалось восхищение действиями российской армии и уверенность в том, что наступление станет «мощным толчком к общему успеху» и приблизит победоносное окончание войны. Эти депеши незамедлительно размещались отечественными печатными СМИ. Практически во всех изданиях были опубликованы обращения (содержащие слова благодарности и заверения русского монарха в «неизменной дружбе»15) президента Французской республики Р. Пуанкаре, английского короля Георга V, короля Италии В. Эммануила, императора Японии Иосихито, сербского короля Петра и королевича Александра, руководителей других мировых держав.

На страницах газет российские и зарубежные эксперты особо подчёркивали факторы скрытности подготовки операции, внезапности при нанесении удара16, прекрасного действия артиллерии, стремительного наступления пехоты, хорошего руководства боевыми силами. «Только благодаря совокупности всех этих условий мы достигли… таких результатов»17, — отмечали авторы публикаций. В интервью газете «Times» организатор и идеолог наступления генерал от кавалерии А.А. Брусилов так характеризовал происходившие события: «Решительные успехи моих армий отнюдь не являются результатом случая или же слабости австрийцев, но представляют собой применение на практике уроков, почерпнутых за два года ожесточённой борьбы с Германией… Успехом своим мы обязаны… полной согласованности действий всех армий и старательно выработанному плану совместных операций различных частей…»18. В редакционном комментарии к статье доминирующая роль в успехе операции приписывалась «составителям и руководителям, принимавшим непосредственное участие в разработке и подготовке плана удара…»19.

«Русский инвалид» писал: «Чувствуется с полной очевидностью, что это дело являлось результатом весьма обстоятельного изучения противника во всех отношениях… обнаружено глубокое понимание современного боя, отвергнуты принципы невозможности прорыва сильно укреплённой линии. То, что германцам не удалось сделать в течение четырёх месяцев на французском фронте, достигнуто генералом Брусиловым в течение нескольких дней энергичного боя… Генерал Брусилов обрушился на 400-верстном фронте на позиции австрияков и, сбив их оборону, не позволил им сосредоточить резервы к наиболее угрожаемому пункту. Потрясая, таким образом, всю боевую линию противника, он выбрал наиболее выгодные для себя районы и прорвал на них заблаговременные полевые укрепления. Блестящая тактика нашего высшего руководства дала русскому оружию выдающуюся победу…»20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Новое время. 1916. № 14443.

2 Известия штаба XII армии. 1916. № 279.

3 Русский инвалид. 1916. № 137.

4 Там же. № 144.

5 Там же. № 146.

6 Там же. № 148.

7 Новое время. 1916. № 14467.

8 Правительственный вестник. 1916. № 115.

9 Там же. № 145.

10 Великий подвиг // Новое время. 1916. № 14459; Известия штаба XII армии. 1916. № 295.

11 Корнет Дорошенко // Вестник войск гвардии. 1916. № 60; Новое время. 1916. № 14462.

12 Известия штаба XII армии. 1916. № 302, 377.

13 Новое время. 1916. № 14463.

14 Геройский подвиг женщины // Вестник войск гвардии. 1916. № 93.

15 Новое время. 1916. № 14455, 14459; Последние армейские известия. 1916. № 103, 104; Русский инвалид. 1916. № 142, 147, 148, 149.

16 Михалёв Ю.А. Военная безопасность России в наследии А.Е. Снесарева // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2014. Вып. 2 (688). С. 123.

17 Новое время. 1916. № 14445.

18 Там же. № 14460.

19 Русский инвалид. 1916. № 159.

20 Там же. № 159.