Создание и развитие отечественных мобилизационных органов

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается процесс создания и развития мобилизационных органов России.

Summary. The article deals with creation and development of Russian mobilisation bodies.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 

МАКАРЕВИЧ Олег Леонтьевич — начальник Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации», генерал-лейтенант, кандидат военных наук, доцент

(Москва. E-mail: ovavcrf@mil.ru)

 

Создание и развитие отечественных мобилизационных органов

 

История создания и развития мобилизационных органов уходит своими корнями в прошлое, когда интересы организованной защиты государства от угрозы внешней агрессии потребовали привлечения больших масс населения и дополнительных материальных ресурсов. Одновременно с этим возникла потребность в профессиональных, высококвалифицированных кадрах, способных в короткое время организовать и осуществить мобилизационные мероприятия. Таким образом, можно сказать, что становление и совершенствование системы подготовки кадров для мобилизационных органов неразрывно связано с развитием самих мобилизационных органов.

Впервые в отечественной истории элементы организационно-мобилизационной работы встречаются в эпоху Ивана IV (Грозного) с созданием им первого постоянного войска в России (до 10 тыс. человек) с чётко выраженными элементами регулярной армии. Высшим органом военного руководства в тот период стал Разрядный приказ (по сути генеральный штаб того времени). Основными задачами приказа были «учёт всех ратных людей и прохождения ими службы, расчёты потребных сил и средств для каждого похода»1. Непосредственной работой в приказе занимались дьяки и подьячие, которые писали приказы и вели списки полков. Формированием же и деятельностью приказа руководил сам царь, который требовал «на службу в приказ брать только людей служивых, знающих ратное дело»2.

Для осуществления мобилизации Разрядным приказом разрабатывалось расписание, которое включало: списки доверенных нарочных, высылаемых для доведения приказа о ратниках (о мобилизации); списки полков, привлекаемых к участию в походе; примерный расчёт времени, необходимого для сбора и развёртывания войска.

По воспоминаниям (согласно летописи) бывших опричников И. Таубе и Э. Крузе, в феврале 1565 года «приказал царь выписать в Москву всех военных людей из Суздаля, Вязьмы и Можайска. Когда они прибыли, сел он рядом со своим советом, боярином Басмановым, князем Вяземским и беседовал с каждым воином. Тех, против кого у него не было подозрений, взял к себе»3.

Впоследствии расширение внешних границ Московского государства потребовало создания специальных войск (городовых стрельцов и городовых казаков), которые располагались по городам (крепостям) и слободам на границе и должны были в случае войны не только прикрывать приграничные рубежи, но и обеспечивать проведение мобилизации и выдвижение поместного войска. В связи с тем, что такие войска не были способны к длительным и самостоятельным военным действиям, для их усиления начали создаваться постоянные мобильные силы — стрелецкие полки.

Несмотря на увеличение численности постоянной армии России (в XIX в. она составляла около 600 тыс. человек4), её состав уже не отвечал потребностям возможных войн. Следовательно, для поддержания боеспособности армии был необходим резерв подготовленных военных кадров, отсутствие которого в ходе войны резко снижало боеспособность армии и увеличивало её потери. Наряду с этим одной из главных проблем в организации мобилизационных мероприятий стало отсутствие военных кадров, способных учитывать подготовленные резервы и направлять их в войска.

Именно на решение этих вопросов и были направлены военные реформы, начатые ещё Петром I и продолженные в последующие годы. Пётр Великий хорошо понимал, что для развития России как в экономическом, так и в военном плане необходимо создание новой регулярной армии. Комплектование войск по рекрутскому набору стало осуществляться специально созданной комиссией в селе Преображенском. Она занималась комплектованием, как тогда говорили, «новоприборных полков», их обучением, обеспечением вооружением и обмундированием.

В дальнейшем количество регулярных соединений и воинских частей неуклонно росло. Ввиду того, что они стали дорого обходиться государству, начали создаваться части сокращённого состава. Для приведения их в боевую готовность требовалось уже мобилизационное развертывание за счёт призыва военнообязанных запаса. Однако созданный в 1763 году Генеральный штаб, на который и были возложены вопросы мобилизации, так и не смог обеспечить организацию плановой работы по укомплектованию и развёртыванию войск. Отчасти это объяснялось отсутствием подготовленных специалистов мобилизационных органов.

Решение проблемы подготовки мобилизационных кадров для Генерального штаба в России началось с образованием в 1832 году Императорской военной академии (впоследствии Николаевская академия Генерального штаба), при этом официальных военных терминов «мобилизация», «мобилизационное развёртывание» в то время ещё не существовало. Уже со второй половины 1830-х годов в академии был введён курс «Обязанности офицеров Генерального штаба» для «познаний офицеров по части внутреннего устройства и управления войск, а не только по отношению к войскам, но и в соприкосновениях с гражданскими ведомствами»5. Курс знакомил офицеров с обязанностями всех чинов Генерального штаба в штабах и управлениях как мирного, так и военного времени, с военным письмоводством (делопроизводством). В 50-е годы был введён курс «Военная администрация», в ходе прохождения которого изучались различные системы комплектования армии, обеспечение продовольствием в мирное и военное время, военное управление занятой войсками территорией, наличие и состояние военных дорог, госпиталей, складов, транспорта.

В этот же период слушатели приступили к изучению курса законоведения, где наряду с законами Российской империи изучались вопросы, как тогда указывалось, «управления государством, городом, волостью». Причём обращалось особое внимание на те вопросы, с которыми офицеры «по своим обязанностям чаще всего встретятся с надобностью входить в сношения»6. То есть подразумевалось ни что иное, как обучение взаимодействию с местными органами власти, в том числе в ходе проведения мобилизационных мероприятий.

Многочисленные войны, которые вела Россия на протяжении XVIII — первой половины XIX века, потребовали изменения и принципов комплектования войск. Поэтому одним из центральных вопросов в истории русской армии того периода являлись военные реформы, главный смысл которых заключался в резком сокращении численности войск в мирное время и создании условий для максимально быстрого развёртывания вооружённых сил во время войны.

В ходе военной реформы второй половины XIX века предусматривалось внедрить в России территориальный принцип комплектования армии. Его суть заключалась в том, что каждая воинская часть, располагаясь в одном каком-либо районе на постоянной основе, комплектовалась из местного населения как в мирное время, так и при проведении мобилизации. Применение территориального принципа комплектования давало ряд преимуществ. Во-первых, этим обеспечивалась однородность состава воинских частей. Во-вторых, воинские части при мобилизации пополнялись людьми, проходившими в них действительную службу в мирное время. В-третьих, сокращались сроки отмобилизования и затраты на его проведение.

Для реализации данного принципа комплектования войск в 1864 году были созданы 15 военных округов, способных в военное время развёртываться в армейские объединения. В основу развёртывания армии был положен способ наращивания численного состава не за счёт формирования новых тактических единиц, а за счёт доукомплектования частей и подразделений, которые в мирное время содержались в сокращённом составе. Это позволяло на случай войны кадровую армию мирного времени в короткие сроки, без больших затрат и усилий увеличивать втрое.

С образованием военных округов в России для учёта и призыва людских ресурсов были созданы управления губернских воинских начальников, являвшиеся по сути прототипами военных комиссариатов настоящего времени. Первичной ячейкой мобилизационных органов русской армии вплоть до 1918 года было управление уездного воинского начальника. На должности губернских воинских начальников назначались, как правило, офицеры из числа бывших командиров дивизий, бригад и полков в звании полковника, а на должности уездных начальников — командиры рот в звании не ниже капитана. Все они должны были иметь боевой опыт. Основная задача губернских и уездных управлений состояла в том, чтобы вести учёт офицерского и рядового состава запаса в мирное время, а при объявлении мобилизации осуществить призыв офицеров и рядовых запаса, состоявших у них на учёте. В штабах корпусов и дивизий мобилизационная работа велась строевыми отделениями соответствующих штабов. В полку этим занимался полковой адъютант, который зачастую не имел даже академического образования.

В Российской империи первые мобилизационные органы были сформированы во второй половине ХIХ века, в период военных реформ, проводимых под руководством военного министра России генерал-фельдмаршала Дмитрия Алексеевича Милютина. Именно по его решению для обеспечения необходимой штатной численности армии военного времени (в 1 млн 370 тыс. человек7) в составе Главного штаба в 1875 году был учреждён Комитет для подготовки данных по переводу войск с мирного на военное положение. Позднее он стал называться Комитетом по мобилизации войск, который с 1882 года возглавил начальник Главного штаба генерал от инфантерии Николай Николаевич Обручев. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Тысячная книга 1550 г. и дворовая тетрадь 50-х годов ХVI века. М.; Л., 1950. С. 54.

2 Управление, комплектование и мобилизация русской армии с древнейших времён до наших дней. Саратов, 2007. С. 27.

3 Послание И. Траубе и Э. Крузе // Русский исторический журнал. 1922. Т. 8. С. 35, 36; Ливонские дворяне Траубе и Крузе сами были опричниками, но в 1571 г. бежали к польскому королю Сигизмунду II и через год написали своё «послание».

4 Бескровный Л.Г. Хрестоматия по русской военной истории. М.: Военное издательство Министерства вооружённых сил Союза ССР, 1947. С. 168.

5 Исторический очерк Николаевской академии Генерального штаба / Сост. Генерального штаба генерал-майор Н.П. Глиноецкий. СПб., 1882. С. 34.

6 Там же. С. 65.

7 Столетие Военного министерства 1802—1902. СПб.: тип. П.Ф. Пантелеева, 1902. Т. 1. С. 76.