Обеспечение Красной армии горючим в летне-осенней кампании 1944 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных документов исследуются вопросы обеспечения Красной армии горючим в ходе подготовки (1944 г.) к решительному наступлению на главном направлении.

Summary. On the basis of archival documents the article researches questions of maintenance of the Red Army with fuel during preparation (1944) for decisive attack along the cardinal direction.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

БОТЕВ Юрий Львович — начальник кафедры истории войн и военного искусства Военной академии Генерального штаба, генерал-майор, кандидат военных наук, доцент

(Москва. E-mail: mvagsh@mail.ru).

 

ОБЕСПЕЧЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ ГОРЮЧИМ В ЛЕТНЕ-ОСЕННЕЙ КАМПАНИИ 1944 ГОДА

 

Четвёртый год жесточайшего и длительного вооружённого противостояния Советского Союза и фашистской Германии примечателен мощным наступательным порывом Красной армии. Главной же особенностью широкомасштабных действий наших частей и соединений (войска 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов) стало проведение Белорусской стратегической операции (23 июня — 29 августа 1944 г.). Подготовка к ней потребовала крупных стратегических перегруппировок, в ходе которых в состав фронтов вливались три общевойсковые и две танковые армии, семь отдельных танковых, механизированных, кавалерийских и одиннадцать отдельных авиационных корпусов. Привлекалась также вновь созданная 1-я армия Войска Польского. Естественно, что возникла необходимость обеспечить все эти силы, в первую очередь механизированные, горючим. Прогнозируя его большой расход при подготовке и в ходе операции, Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял специальное постановление № 5897 от 13 мая, в соответствии с которым для обеспечения 1, 2, 3-го Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов передавалось из мобилизационного резерва 71 тыс. т и из государственного резерва 19,5 тыс. т горючего. Кроме того, за счёт сокращения майских фондов для народного хозяйства Народному комиссариату обороны (НКО) было передано 11,5 тыс. т. Одновременно с этим уменьшили лимит расхода горючего для 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов на 3,3 тыс. т. Но ещё в апреле постановление ГКО обязало НКО создать к 1 июня запасы в размере 20 заправок авиационного и 10 автомобильного бензина, 15 танкового горючего. В последующем предусматривалось увеличить обеспечение и войск 1-го Прибалтийского фронта: высокооктановых авиабензинов на 16, автомобильного бензина на 10 и дизельного топлива на 12 заправок1.

Подготовка к созданию запасов горючего для войск, готовившихся к освобождению Белоруссии (см. табл. 1 и 2), была проведена в сравнительно короткий срок. Но в связи с дополнительным усилением фронтов техникой и вооружением вес заправок, принятый при расчётах, к началу наступления значительно возрос: по высокооктановому авиабензину на 27 проц., по автомобильному — на 40 и по дизельному топливу — на 22. По последнему виду в войсках 1-го Прибалтийского фронта, например, он увеличился в 2 раза2. Для хранения столь ценных материалов использовали передвижные резервуары армейских и фронтовых полевых складов, восстановленные разрушенные противником стационарные ёмкости. Так, на 3-м Белорусском фронте к 1 июня 1944 года были восстановлены резервуары трёх нефтебаз и складов на 6,1 тыс. т горючего, на 2-м Белорусском — нефтебаза на 1 тыс. т, на 1-м Белорусском — пять складов горючего на 12,6 тыс. т. 1-й Прибалтийский к началу наступления имел пять фронтовых и три армейских склада (на каждую армию общей вместимостью 23 тыс. м3), 3-й Белорусский — два фронтовых и шесть армейских (8,3 тыс. м3), 1-й Белорусский — пять фронтовых и девять армейских (34,3 тыс. м3)3.

Размещение мест хранения кардинально отличалось от их нахождения во время ранее проводившихся операций. Фронтовые склады располагались в два—три эшелона, а удаление их от переднего края сократилось в два раза по сравнению, к примеру, с операциями зимне-весенней кампании 1944 года. При этом первый эшелон (отделение полевых складов) развёртывался в 20—30 км, второй (основная часть сил и средств службы горючего) — в 50—80 км, третий (отдельные склады горючего и ремонтные мастерские) — в 150—200 км.

Построение армейских частей и учреждений службы горючего также производилось с учётом предстоявших наступательных действий на большую глубину (удаление основных армейских складов от переднего края в среднем составляло 20—40 км; головных отделений, как и дивизионных складов — 8—10 и полевых складов — 5 км)4.

Таким образом, рациональное эшелонирование запасов по фронту и в глубину позволило создать благоприятные условия для своевременного подвоза горючего в ходе наступления. Но даже такое значительное количество и продуманный выбор мест его хранения при стройной системе управления в обеспечении войск горючим случались срывы. К тому же имевшиеся на фронтах и в прифронтовых районах резервуары не были рассчитаны на столь большой подвоз, что вынуждало после восстановления сети железных дорог во фронтовых тыловых районах постоянно держать на рельсах много наполненных цистерн. На 22 июня 1944 года в тылу 1-го Прибалтийского фронта находились в пути 2,4 заправки автомобильного бензина, 3-го Белорусского — 3,1 и 4,1 дизельного топлива, 2-го Белорусского — 3,7 автобензина, 1-го Белорусского — 2 автобензина и 0,5 дизтоплива5. Таким образом, в железнодорожных цистернах внутри фронтов содержалось почти 50 проц. запасов горючего, по существу обеспечивавших необходимый их уровень на фронтах, но приводивших к несвоевременному возврату на заводы наливного состава, а впоследствии и к срыву подачи горючего на фронтовые склады.

Чтобы не допустить резкого сокращения установленного уровня запасов в районе боевых действий, отгрузки планировались в соответствии с ожидавшимся расходом. К сожалению, по причинам, не зависившим от службы снабжения горючим, его пополнять не всегда удавалось. И всё же общая обеспеченность к началу операции соответствовала установленным нормам, тем более что помимо созданных запасов на фронтах в пути находилось горючее, отгруженное Центром с пунктов налива после 16 июня: 1-му Прибалтийскому фронту — 7 тыс. т, 3-му Белорусскому — 15, 2-му Белорусскому — 5,5, 1-му Белорусскому — 16,5; всего — 44 тыс. т (67 проц. запасов, имевшихся на фронтах)6. Поэтому по возможности ритмичная подача к месту назначения транспортов с горючим имела и в данном случае важное значение для бесперебойного обеспечения боевых действий войск.

К 28 июня, хотя запасы горючего, к примеру, на 3-м Белорусском фронте (начальник отдела службы горючего полковник И.М. Михайлов) в начале операции превышали 0,4 заправки, танковые и механизированные части, продвигаясь вперёд, требовали увеличения подачи, да такого, что фронтовые средства подвоза испытывали крайнее напряжение. Чтобы в какой-то мере ослабить его, головные отделения фронтовых складов передислоцировали в освобождённые города (Орша, Толочина, Крупки). Приём горючего этими отделениями производился в оставленные противником не разрушенные или восстановленные фронтом резервуары, а также в передвижные ёмкости полевых складов.

Основные средства подвоза 2-го Белорусского фронта (начальник отдела службы горючего генерал-майор А.Г. Ковырзин) в этот период были приданы армиям. Так, 49 А снабжалась со ст. Осовец, Веремейки и с отделения (на грунте) Жаковка, а с 28 июня — через отделение (на грунте) Евдокимовичи; 33 А — со ст. Тёмный Лес и с отделения в районе Шклова; 50 А — с отделения (на грунте) Быстрик (с 29 июня подвоз горючего ей осуществлялся автотранспортом фронта с того же отделения).

Снабжение горючим войск 1-го Белорусского фронта (начальник отдела службы горючего полковник Н.И. Ложкин) производилось из Новобелицкой, Жлобина, Калинковичей, Хальча. Для оказания помощи армиям в снабжении была выделена фронтовая оперативная группа. На автомобильном транспорте при складе № 2652 (Юшки) были созданы запасы авиабензина КБ-70 — 25 т, автомобильного — 150 т и дизельного топлива — 130 т, которые можно было быстро направить в войска в случае острой необходимости. На складе № 2205 (Останковичи) 65-й армии был создан фронтовой резерв автомобильного бензина — 150 т. Кроме того, в этом же районе находился наливной автомобильный транспорт с запасами авиабензина КБ-70 — 15 т, автомобильного бензина — 160 т, дизельного топлива — 100 т и масел — 30 т7.

В первые дни наступления расход автобензина фронтами составлял 0,25 заправки, после прорыва обороны противника несколько дней держался на уровне 0,4 и даже доходил до 0,5. Наибольший расход в течение первого этапа операции был на 3-м Белорусском (табл. 3), где он с 24 по 26 июня (в частности, по автомобильному бензину) достиг 0,42 заправки, а 28 июня — 0,56. В целом по четырём фронтам расход по автомобильному бензину начал расти с 26 июня; 28-го он достиг 0,44 заправки, что объясняется прежде всего увеличением интенсивности подвоза грузов автотранспортом, связанным с подготовкой к следующему этапу операции.

На втором и третьем этапах операции для службы снабжения приходилось учитывать «растяжку тылов» и резко возросший расход горючего. Находившиеся в пути (внутри фронта и на подходе к нему) транспорты из-за перегрузки железных дорог продвигались медленно. Поскольку горючего на складах и его отделениях не хватало, войска вынуждены были использовать свои запасы. Расход горючего на этом этапе был несколько ниже (см. табл. 3), чем па первом (например, автобензина — 0,23 заправки вместо 0,36).

Снабжение горючим войск 2-го Белорусского фронта производилось с железнодорожных станций Осовец, Веремейки, Ходосы. Армейские склады находились: 49-й армии — в Куколовке, 50-й — в Смиловичах, 33-й — в Лысой Горе. Если на первом этапе им придавались фронтовые средства подвоза, то на втором они были сосредоточены непосредственно во фронте и использовались для подвоза горючего с выгрузочных станций на отделения армейских складов.

В связи с тем, что 1-й Белорусский фронт вёл наступление правым флангом, подача горючего войскам левого фланга была почти прекращена. Вследствие задержки с восстановлением железнодорожной линии склады горючего не передислоцировались, плечо подвоза горючего автомобильным транспортом достигало 250—280 км.

Сравнительно высокий среднесуточный расход автомобильного бензина на втором этапе был на 1-м Прибалтийском фронте (начальник службы генерал-майор А.К. Жуков). Например, 1 июля он составлял 0,36, а к 3 июля возрос до 0,4 заправки в сутки. Это было вызвано плохим состоянием дорог, необходимостью подвоза строительных материалов для их ремонта и восстановления, а также для возведения переправ через водные преграды8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 89. Оп. 12241. Д. 161. Л. 299.

2 Там же. Д. 162. Л. 271, 278, 282.

3 Более подробно см.: Никитин В.В. Горючее фронту. М.: Воениздат, 1984.

4 История тыла Российских Вооружённых Сил. Кн. III. СПб., 2000. С. 445.

5 ЦАМО РФ. Ф. 89. Оп. 12241. Д. 162. С. 356.

6 Там же.

7 Более подробно см.: Никитин В.В. Указ. соч.

8 Материалы Всеармейского совещания работников службы снабжения горючим. Ч. 1. 1946. С. 67.