«Фашистские изверги безжалостно расстреливали из пулемётов беззащитных людей». Гибель санитарно-транспортного судна «Армения»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещаются вопросы архивно-поисковой работы в отношении лиц, погибших в крупнейшей морской катастрофе ХХ века на теплоходе «Армения».

Summary. The questions of archival search work concerning persons, who have lost in the XX century’s largest sea crash of steam-ship ‘Armenia’.

БАРАНОВСКИЙ Александр Михайлович — старший научный сотрудник филиала Центрального архива МО РФ (военно-медицинских документов), кандидат медицинских наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: arhvmd-spb@mail.ru);

ПОНОМАРЕНКО Владимир Николаевич — начальник отдела хранения филиала Центрального архива МО РФ (военно-медицинских документов)

(Санкт-Петербург. E-mail: arhvmd-spb@mail.ru);

СМЕКАЛОВ Андрей Владимирович — начальник филиала Центрального архива МО РФ (военно-медицинских документов)

(Санкт-Петербург. E-mail: arhvmd-spb@mail.ru);

ЮРКО Владимир Иванович — начальник научно-методического отдела филиала Центрального архива МО РФ (военно-медицинских документов)

(Санкт-Петербург. E-mail: arhvmd-spb@mail.ru).

 

«ФАШИСТСКИЕ ИЗВЕРГИ БЕЗЖАЛОСТНО РАССТРЕЛИВАЛИ ИЗ ПУЛЕМЁТОВ БЕЗЗАЩИТНЫХ ЛЮДЕЙ»

Гибель санитарно-транспортного судна «Армения»

 

В периодической военно-исторической печати накопилось довольно много публикаций, связанных с одной из самых трагических страниц на Черноморском театре военных действий в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — гибелью санитарно-транспортного судна «Армения». По своим масштабам эта морская катастрофа, унёсшая жизни более 7000 человек, несопоставима даже с самыми известными трагедиями, происшедшими с «Титаником» и «Луизианой», где жертв (вместе взятых) было в несколько раз меньше.

Произошло это 7 ноября 1941 года. Накануне, 6 ноября теплоход «Армения», приняв на борт раненых и больных, а также личный состав военно-морских госпиталей и представителей руководства медицинской службы Черноморского флота (ЧФ), вышел из Севастополя с заходом на внешний рейд Балаклавы, чтобы вывезти сотрудников Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) и местных госпиталей. Покинув Балаклаву, командование санитарно-транспортного судна получило приказ повернуть на Ялту и эвакуировать госпитали, дислоцированные вблизи Ялты, партийных работников Симферополя, после чего взять курс на Кавказ, в порт Туапсе. Как в Севастополе, так и в Ялте погрузка военнослужащих, раненых и больных, а также эвакуируемых граждан шла в большой спешке в связи с тяжёлой оперативно-тактической обстановкой. Списки принятых на теплоход не составлялись, и неизвестно было точное их число. Люди умоляли взять их на судно и заполняли все служебные помещения вплоть до машинного отделения. Выйдя утром 7 ноября из Ялты, теплоход в 11 ч 45 мин. недалеко от берега был торпедирован с воздуха немецким бомбардировщиком-торпедоносцем «Хейнкель-111» и в течение четырёх минут затонул.

Другие источники со ссылкой на очевидцев сообщают, что «Армению» разбомбили восемь «Юнкерсов-87». Это подтверждается и рассказом Анастасии Поповой, которая выжила после катастрофы. Вот её воспоминания: «С большим трудом меня взяли на борт, поскольку “Армения” и так была переполнена ранеными и беженцами. Выйдя в море, теплоход был атакован вражеской авиацией. Начался сущий ад. Взрывы бомб, паника, крики людей — всё смешалось в неописуемом кошмаре. Люди метались по палубе, не зная, куда укрыться от огня. Я прыгнула в море и поплыла к берегу…».

В архивах также хранятся воспоминания очевидца катастрофы, который наблюдал её с одной из высот Крымских гор: «С горных высот Ялта — как на ладони. Мы видели, как 7 ноября днём от пирса Ялтинского порта отошёл теплоход “Армения” с ранеными. Теплоход ещё не успел выйти в открытое море, как налетела группа вражеских самолётов и, несмотря на то, что на бортах судна отчётливо были видны санитарные кресты, начала прицельное бомбометание по плавучему госпиталю. До нас доносились не только взрывы бомб, но и голоса людей…»1.

По разным данным, спастись удалось двум или восьми пострадавшим. Известно, что теплоход «Армения» сопровождался двумя сторожевыми катерами, отошедшими на какое-то время от судна. Видимо, именно этим обстоятельством да ещё массированным бомбометанием с вражеских самолётов можно объяснить малое количество спасённых и выживших.

В фундаментальном историческом труде генерал-майор медицинской службы М.Н. Кравченко по поводу эвакуации личного состава и имущества Севастопольского госпиталя ЧФ отмечал: «Погрузка происходила 3, 4 и 5 ноября вначале на танкеры “Туапсе” и “Иосиф Сталин”, затем на теплоход “Армения”. На танкерах должны были идти и некоторые работники госпиталя. Ввиду того, что время выхода танкеров из Севастополя не было точно установлено, врачи и основная масса других военнослужащих 6 ноября перешла на теплоход “Армения”, который должен был уйти в тот же вечер.

Ввиду изменившейся обстановки в первых числах ноября весь вольнонаемный состав, за единичными исключениями, был уволен. Часть его эвакуировалась в порядке общей эвакуации гражданского населения Севастополя, часть осталась со своими семьями в городе.

Теплоход “Армения” вышел из Севастополя вечером 6 ноября. Ночью он пришёл в Ялту, чтобы принять на борт подлежащие эвакуации лечебные учреждения и некоторые гражданские организации, а затем затемно уйти к месту назначения — в Туапсе. Противник в это время занимал Гурзуф, и переход морем в дневное время был запрещён. Но провокационный слух о том, что противник входит уже в Ялту, повлёк за собой решение командира “Армении” немедленно выйти в море и продолжать путь, несмотря на дневное время. На траверзе Гурзуфа теплоход подвергся нападению неприятельских самолётов. Не имея охранения, он получил несколько прямых попаданий бомб и очень скоро затонул. Фашистские изверги безжалостно расстреливали из пулемётов беззащитных людей, плававших в море. По сведениям, спаслось лишь два человека, которых подобрал катер, подошедший из Ялты к месту катастрофы…»2.

Теплоход «Армения» был построен в 1928 году на Балтийском заводе в Ленинграде как пассажирский и передан медицинской службе Черноморского флота 10 августа 1941-го. Он имел водоизмещение 6700 т, скорость — 13 узлов; число членов экипажа — 96. Общая вместимость пассажиров «Армении» составляла 950 человек, а эвакуационная ёмкость для перевозки и лечения раненых и больных — 400. На «нештатном» санитарно-транспортном судне (СТС) были развёрнуты операционная и 4 перевязочных на 11 столов, что за короткий срок позволило ему эвакуировать около 15 000 раненых и больных (в основном из Севастополя и Одессы на Кавказ).

Некоторое представление о вкладе такого типа СТС в деятельность флотских медработников позволяет сделать табл. 1. В неё сведены данные об объёмах медицинской эвакуации на Черноморском театре за все годы Великой Отечественной войны3.

Многие авторы в своих публикациях подробно останавливаются на том, что СТС «Армения» было торпедировано, хотя на бортах и имело медико-санитарные знаки. Но ведь судно было оснащено зенитными установками для защиты от авиации. На наш взгляд, причина трагедии в ином.

Уже первые дни войны показали, что фашисты не считались с существовавшими международными правилами плавания санитарных судов. Так, «Чехов» в июле 1941 года, находясь под флагом Красного Креста, подвергся нападению немецких самолётов. То же произошло и с «Котовским», который 23 июля на переходе Херсон — Одесса был обстрелян с воздуха из пулемётов, хотя ясно были видны его «эстээсовские» опознавательные знаки. Эти факты заставили спешно перекрасить такие суда в обычный для «боевых плавсредств» цвет, перевести их на положение военных транспортов, вооружить и предусмотреть дополнительные мероприятия, обеспечивавшие их безопасность в море (ночные переходы, конвоирование, следование по определённым путям, светомаскировка, камуфляж и т.д.)4.

Так уж получилось, что в течение более 70 лет до сих пор не были известны фамилии погибших в той катастрофе. И вот в результате целенаправленного научного поиска среди архивных материалов5 удалось обнаружить ряд документов, проливающих свет на столь длительную «затенённость». По ним, в первую очередь отчётам медслужбы ЧФ за 1941—1942 гг., выявлены не только число погибших должностных лиц (преимущественно начсостав), но и фамилии многих из них (см. табл. 2).

Среди найденных документов наибольший интерес, на наш взгляд, представляют следующие. Так, в «Переписке об укомплектовании медицинского состава частей действующей армии» с 4 июля по 30 октября 1941 года содержится поимённый перечень руководящего состава 51-й отдельной армии (ОА), эвакуированного из Севастополя на теплоходе «Армения»6. В «Учётё боевых потерь» (10 октября — 30 декабря 1941 г.) имеются сведения заместителя начальника 4-го отдела ОУ ГМШ ВМФ капитан-лейтенанта Филатова о количестве эвакуированных кораблями ВМФ раненых и больных7.

Сообщение о гибели теплохода «Армения» и нахождении на его борту свыше 2000 человек можно отыскать в «Дневнике событий за 1941 год» (4—31 декабря 1941 г.)8.

Примечательно донесение заместителя начальника медико-санитарного отдела ЧФ от 19 января 1942 года о документах на погибших с «Арменией» его подчинённых для определения и назначения пенсий их семьям («Дело о погибших» сотрудниках 8-го отдела медико-санитарного управления ВМФ; 20 марта — 22 декабря 1942 г.)9. Важным для исследования стал и «Дневник событий за 1942 год» (18 марта — 15 мая 1942 г.), представивший данные о гибели на этом же судне «Ялтинского ВМГ на 150 коек», севастопольского базового санатория, базового лазарета «Песочный берег», управления 5-го медсанотряда и двух манёвренных групп, «ВМГ 2-го разряда на 200 коек»; частично: севастопольского ВМГ (на 700 коек), санэпидлаборатории флота10. Не менее ценными были «Отчёты от частей по санитарно-боевой подготовке МСО ЧФ» (12 апреля — 21 октября 1942 г.) со сведениями о погрузке на «Армению» медицинского состава, медицинского имущества и раненых как в Севастополе, так и в Ялте (всего до 5500 человек)11; «Общая совершенно секретная и секретная переписка» по вопросу об эвакуации морских госпиталей, лазаретов и других санитарных учреждений из Севастополя. В частности, в последнем из них указано, что на СТС «Армения» 5 ноября 1941 года были погружены следующие санитарные учреждения ЧФ с имуществом, личным составом и ранеными: севастопольский ВМГ 1-го разряда; севастопольский ВМГ 2-го разряда; часть николаевского ВМГ; ялтинский ВМГ; санитарно-эпидемиологическая лаборатория ЧФ; 5-й медсанотряд ЧФ; часть санотдела ЧФ. Здесь также сообщается о гибели всех вышеуказанных санитарных учреждений ЧФ, эвакогоспиталей Наркомздрава СССР на южном берегу Крыма и раненых12. Нельзя пройти мимо и «Отчётов от частей по санитарно-боевой подготовке МСО ЧФ» (28 февраля — 25 июня 1942 г.), представляющие собой основу доклада начальника главного ВМГ ЧФ от 17 октября 1942 года. В нём приведён список погибшего начальствующего и рядового состава госпиталя на «Армении» (45 человек) с пометкой, уточняющей, что эти сведения получены лишь от сотрудников госпиталя, «за полноту которых поручиться невозможно»13.

С гибелью санитарного транспорта «Армения» медицинская служба ЧФ потеряла и руководящий состав, и подавляющее большинство личного состава севастопольских и ялтинского военно-морских госпиталей. Это отразилось не только на способности медсанотдела ЧФ управлять подчинёнными силами и средствами, но и на возможностях медицинской службы по оказанию необходимых видов помощи раненым и больным.

Таким образом, анализ литературных источников, посвящённых потерям среди личного состава медслужбы Красной армии и Военно-морского флота, свидетельствует о том, что в первые годы Великой Отечественной войны отсутствовал систематический учёт количества убитых, умерших и пропавших без вести врачей, фельдшеров и другого медицинского состава. По архивным данным 29 фронтов, за весь период боевых действий (1941—1945 гг.) общие потери медиков составили более 210 000 человек (0,7 проц. общих потерь Вооружённых сил). Из этого числа на долю безвозвратных потерь (см. табл. 3) пришлось 40,3 проц., а санитарных — 59,714. Приведённые в табл. 3 данные отличаются от сведений о потерях в личном составе медслужбы ВМФ. Во-первых, налицо преобладание безвозвратных потерь над санитарными (ситуация, происшедшая с теплоходом «Армения», — яркое тому подтверждение), что объясняется спецификой военно-морской службы; при гибели судна гибли, как правило, все, кто на нём находился. Тем более что спасательные работы на той же «Армении», как уже отмечалось, были невозможны из-за массированного огня противника.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Каминская Д. Тайна «советского Титаника» // Новая газета (Киев). 2007. 31 октября.

2 Более подробно см.: Медицинская служба Военно-морских сил СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 1950. Т. 3.

3 Там же. Т. 5.

4 Федотов В.В. Суда и корабли как средства эвакуации раненых и больных в годы Великой Отечественной войны. Л., 1989.

5 Филиал Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (Санкт-Петербург; военно-медицинских документов). Ф. 1. Оп. 35484. Д. 109 (полностью).

6 Там же.

7 Там же. Ф. 5691. Оп. 35510. Д. 102.

8 Там же. Д. 159.

9 Там же. Д. 125.

10 Там же. Д. 148.

11 Там же. Ф. 5695. Оп. 48306. Д. 2.

12 Там же. Оп. 51878. Д. 1.

13 Там же. Оп. 51880. Д. 2.

14 Журавлёв В.К. К вопросу о потерях медицинского состава в вооружённых конфликтах // Вестник ВМА. 2010. № 5(33). С. 133—136.