Подготовка кадров для автомобильных частей русской армии в начале ХХ века

image_pdfimage_print

Аннотация. На основе архивных источников автор анализирует становление системы подготовки кадров для автомобильных частей русской армии в начале ХХ века.

Summary. On the basis of archival sources the author analyzes formation of the system of training personnel for automotive units of the Russian army in the early twentieth century.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

СЕДОВ Геннадий Георгиевич — начальник группы военного института Военного университета Министерства обороны РФ, капитан (Москва. E-mail: gensed@inbox.ru).

 

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ РУССКОЙ АРМИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Опыт подготовки военных кадров новой для русской армии начала XX века технической специальности — автомобилистов представляет не только теоретический, но и практический интерес с точки зрения модернизации современных Вооружённых сил. В последние полтора десятилетия проведён ряд диссертационных исследований1 и вышли публикации2 по этой тематике, но она рассмотрена фрагментарно, крупных обобщающих работ нет.

Появление автомобиля сразу привлекло внимание военных ведомств разных стран. Первопроходцами стали Франция и Германия. В России не могли игнорировать применение автомобилей в армиях других государств. В 1906 году начальник военных сообщений (ВОСО) Главного управления Генерального штаба (ГУГШ) в докладе военному министру отметил необходимость создания команд автомобилистов при штабах 2-го и 3-го железнодорожных батальонов в Барановичах и штабе 4-го железнодорожного батальона в Яблонне для обучения автомобильному делу. Каждая должна была состоять из 15 нижних чинов под руководством офицера. Общее руководство подготовкой предлагалось поручить в Барановичах — начальнику штаба бригады, в Яблонне — командиру 4-го батальона3, снабдить штаб бригады и батальон двумя автомобилями фирмы «Дитрих», поставленными на Дальний Восток во время Русско-японской войны, оборудовать для них помещения и небольшие ремонтные мастерские4. Но финансовые затруднения не позволили реализовать эти намерения.

До 1910 года нижних чинов и шофёров обучали на имевшихся в железнодорожных частях автомобилях5. К 1910 году их в военном ведомстве насчитывалось лишь 24. При Управлении ВОСО был построен гараж и оборудована мастерская для обучения нижних чинов управлению и ремонту.

29 мая 1910 года император подписал указ о создании в инженерных войсках учебной автомобильной роты (УАР). Она дислоцировалась в Санкт-Петербурге и в дальнейшем перешла в ведение Главного военно-технического управления (ГВТУ).

Возглавил УАР капитан П.И. Секретёв, приступивший к её формированию 11 сентября 1910 года6. Рота была сформирована 9 октября 1910 года по штату № 5, высочайше утверждённому 16 мая 1910 года7. В неё входили 37 нижних чинов и 5 офицеров. Рота подчинялась начальнику ВОСО ГУГШ, размещалась в казармах на Фонтанке, 90. Её переписка была сосредоточена в 4-м отделении отдела ВОСО8. Техническое имущество состояло из одного автомобиля «Лорен-Дитрих». Мастерских и гаражей не было9.

УАР была готова приступить к обучению 18 ноября 1910 года, когда Секретёв рапортом № 274 представил в отдел ВОСО проект временной инструкции, программу класса шофёров, список нижних чинов, назначенных в класс, и попросил разрешения на его открытие10.

Проект временной инструкции касался назначения нижних чинов в школу шофёров, целей и задач обучения, распределения времени и порядка проведения занятий, общих указаний по обучению автомобильному делу11. Он был согласован с железнодорожным отделением отдела ВОСО и утверждён начальником Генерального штаба 2 декабря 1910 года12.

Этот класс был предназначен для подготовки шофёров-монтёров. Нижние чины в зависимости от профиля подготовки должны были освоить управление автомобилем и уход за ним или ремонт машин. Первый набор школы составили 24 военнослужащих из 2, 4, 5, 6, 7, 8-го железнодорожных батальонов и 10 военнослужащих учебной автороты. В их числе оказались слесари, токари, помощник машиниста, кочегар, кузнец и кровельщик13. При необходимости была возможность открыть параллельный класс численностью до 20 человек14.

Обучением в классе шофёров занимался офицер УАР под руководством и наблюдением командира роты. Офицеры, стоявшие у истоков нового дела, сами учились и приобретали опыт параллельно с преподаванием.

Учебный год включал зимний период (с 1 октября по 1 мая), когда нижние чины осваивали теоретический курс, управление автомобилем, уход за ним, текущий ремонт, и летний (с 1 мая по 1 октября), во время которого в гараже обучались крупному ремонту. Неуспевающих и недисциплинированных исключали и откомандировывали в свои части, а тех, кто успешно окончил школу, показал отличное поведение и твёрдое знание службы, могли произвести в унтер-офицеры и оставить в постоянном составе роты.

Как показывает расписание занятий (см. табл.), главным предметом было автомобильное дело. Наряду с ним нижние чины изучали русский язык, арифметику, основы физики, основные понятия о магнетизме, электричестве15.

После изучения теории проводились практические занятия по управлению автомобилем и его ремонту. Вождению учились на городских улицах. Путём проб, ошибок и даже трагических обстоятельств вырабатывали порядок и правила учебной езды. После четырёх несчастных случаев с пешеходами и автомобилями УАР начальник ВОСО запретил учебную езду на грузовых автомобилях по многолюдным улицам16. Вождению стали обучать в раннее время — с 6.30 до 9.0017, когда на улицах было меньше транспорта и пешеходов.

После нескольких занятий, оценив способности каждого обучаемого, офицер роты собирал наиболее способных в одну группу, обучаемых средних способностей — в другую, слабых — в третью18. Занятия с каждой группой проводились отдельно.

В класс шофёров назначались нижние чины, знакомые со слесарной работой. В их обучении внимание сосредоточивалось на разборке, сборке, регулировке двигателя и трансмиссии автомобиля, правильном использовании инструментов.

Испытания по русскому языку, арифметике, практической геометрии, автомобильному делу и физике, которые проходили нижние чины постоянного и переменного состава УАР для получения квалификации военного шофёра, говорят о том, что им стать мог не каждый19. От военного водителя требовалось быть грамотным, образованным. Успешно прошедших курс теоретического и практического обучения разделяли на две категории.

Первая — шофёры, хорошо освоившие обучение и «обнаружившие особую ловкость в деле управления автомобилем и хорошо знающие ремонт его»20.

Вторая категория — помощники шофёра, удовлетворительно окончившие обучение, которым нельзя было поручить самостоятельное управление автомобилем.

Военное руководство заботилось и о духовном, нравственном воспитании будущих автомобилистов. В программу обучения был введен Закон Божий. Занятия не проводились в дни церковных праздников, когда обучавшиеся во главе с унтер-офицером отправлялись в церковь21, а также в памятные дни по случаю коронования императорских особ22.

Капитан П.И. Секретёв уделял большое внимание укреплению воинской дисциплины и применял к нарушителям строгие меры23. Например, рядового, разгуливавшего по двору в шинели внакидку, не застёгнутой на крючки, он подверг аресту на 7 суток с воспрещением отлучки со двора на месяц, а командиров отделения и взвода потребовал наказать властью старшего офицера роты. За критику строгости порядка в роте полагался арест на 8 суток, за самовольную отлучку и пьянство — 10 суток строгого ареста и запрещение отлучки со двора на месяц, за резкое выражение недовольства на замечание — 8 суток ареста и запрещение отлучки со двора на месяц. Подобные наказания полагались за нерадивое отношение к служебным обязанностям и опоздание из отпуска.

Требования к кандидатам в школу шофёров включали не только грамотность, знакомство до призыва со слесарным делом. Они должны были отличаться высокой нравственностью. В последующем в связи с активизацией революционных сил в стране особое внимание обращалось и на политическую благонадёжность.

Требования к здоровью были сопоставимы с предъявлявшимися к кандидатам в Воздухоплавательный парк. В соответствии с постановлением Военно-медицинского комитета от 7 октября 1909 года поступавшие в автороту должны были обладать абсолютно здоровыми органами дыхания и кровообращения, острым слухом, 100-процентным зрением и чётко различать цвета.

  • Параллельно с учебным процессом в роте шла большая работа по развитию учебно-материальной базы. К 18 ноября 1910 года УАР располагала двумя легковыми автомобилями «Дитрих» и «Мерседес» и двумя грузовиками «Гаггенау» грузоподъёмностью 1,5 и 3 т с прицепной платформой24. Осенью 1910 года было начато строительство гаража и мастерских на Семёновском плацу. Тогда же отдел ВОСО заказал для учебных целей 14 грузовых автомобилей и 2 легковых. Для них зимой 1910/11 года УАР подготовила 40 шофёров25. Весной 1911 года было начато строительство казарм и мастерских. Осенью они были готовы и освящены 16 декабря 1911 года в присутствии военного министра26, зимой 1911/12 года оборудованы мастерские.
  • Подготовка кадров включала автомобильные пробеги — испытания автомобилей с целью определения подходящих для армии типов — и манёвры войск, в которых участвовал постоянный и пременный состав УАР, приобретая ценный опыт.

В июле 1911 года УАР совершила первый пробег грузовых автомобилей с полной нагрузкой по маршруту Санкт-Петербург — Москва — Санкт-Петербург, и сразу же состоялся второй пробег: Санкт-Петербург — Нарва — Санкт-Петербург27. В них участвовали 8 офицеров роты, 48 нижних чинов постоянного состава и 111 человек переменного состава28.

Старт был дан 4 июля в 10:30 на Марсовом поле. Автомобилисты благополучно доехали до Москвы, где 9 июля колонну встретили командующий войсками Московского военного округа генерал от инфантерии П.А. Плеве и представитель Московского клуба автомобилистов. 21 июля в Санкт-Петербурге колонну встретили военный министр В.А. Сухомлинов и его помощник А.А. Поливанов. После возвращения из Нарвы колонну осмотрел император Николай II29. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Струтинский В.Ф. Подготовка офицерских кадров в России во второй половине XIX — начале ХХ вв.: историографическое исследование // Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1994; Изонов В.В. Подготовка военных кадров в России (XIX — начало XX вв.) // Дис. … докт. ист. наук. СПб., 1998; Назаров А.Н. Подготовка офицерских кадров в Российском государстве, ХVIII — начало ХХ вв. Опыт, традиции, уроки // Дис. … докт. ист. наук. М., 2001; Стрелецкий И.Я. Подготовка специалистов для Русской армии в системе офицерских школ и курсов во второй половине XIX — начале ХХ вв. // Дис. … канд. ист. наук. М., 2004.; Свиридов В.А. Становление и развитие военного образования в России во второй половине XIX — начале ХХ вв. // Дис. … канд. ист. наук. Воронеж, 2006; Уваров И.А. Система военно-учебных заведений России XVIII — начало ХХ вв. // Дис. … докт. ист. наук. М., 2012.

2 Курдюк А.А. Структурные изменения в сети военно-учебных заведений Русской армии во время первой мировой войны // Армия и общество. 2007. № 1. С. 85—92; Уваров И.А. Подготовка новых уникальных военных специалистов в Русской армии начала ХХ века // Педагогические науки. 2012. № 3. С. 37—40; он же. Система подготовки офицеров новых военно-технических специальностей в российской армии в конце XIX — начале ХХ вв. // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2012. № 4. С. 104—106.

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2000. Оп. 4. Д. 1024. Л. 16.

4 Там же. Л. 16 об.

5 Там же. Д. 1037. Л. 7.

6 Там же. Ф. 819. Оп. 1. Д. 3. Л. 101 об.

7 Там же. Л. 101.

8 Там же.

9 Там же. Л. 101 об.

10 Там же. Л. 12.

11 Там же. Л. 13.

12 Там же. Л. 14.

13 Там же. Л. 10.

14 Там же. Л. 13.

15 Там же. Оп. 4. Д. 1074. Л. 4.

16 Там же. Д. 1902. Л. 224 об.

17 Там же. Л. 232.

18 Там же. Д. 1074. Л. 7, 8.

19 Там же. Л. 421 об.

20 Там же. Л. 7.

21 Там же. Д. 1902. Л. 87.

22 Там же. Л. 160, 188, 197.

23 Там же. Л. 62, 70, 87, 158, 176.

24 Там же. Д. 1074. Л. 1.

25 Там же. Ф. 819. Оп. 1. Д. 3. Л. 101 об.

26 Там же. Л. 102.

27 Там же. Л. 101 об.; Ф. 2000. Оп. 4. Д. 1902. Л. 309, 310.

28 Там же. Л. 311.

29 Там же. Л. 309, 310.