От кирасы к бронежилету

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о типах защитного вооружения воинов в различные эпохи, прежде всего о тельных доспехах, их устройстве, постоянном совершенствовании и модификации в зависимости от предназначения и возможностей промышленного производства.

Summary. The article describes the types of protective equipping of warriors at different times, first of all their armour suits, their structure, continuous improvement and modification, depending on the purpose and possibilities of industrial production.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОГО ОБМУНДИРОВАНИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ

 

ПЕЧЕЙКИН Александр Валерьевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: pe4av@mail.ru).

 

ОТ КИРАСЫ К БРОНЕЖИЛЕТУ

 

Защитное вооружение, то есть средства защиты воинов в бою, имеют такую же историю, как и само оружие: совершенствовалось оружие — неизменно улучшались и средства защиты от него. Средства эти были весьма многообразными: одни предназначались для защиты головы, верхних и нижних конечностей, другие — панцири, кольчуги, кирасы и т.п. служили для защиты тела воина и потому носили название «тельные доспехи». Универсальным защитным средством являлись и разнообразные щиты. С появлением и развитием огнестрельного оружия защитное вооружение, задачей которого изначально являлось предохранение воина от поражения метательным и холодным оружием, не только не исчезло, а, наоборот, изменяясь и совершенствуясь, стало важным фактором боеспособности силовых структур.

Противостояние меча и щита началось в глубокой древности. При этом оружейники испокон веков уделяли особое внимание защите туловища воина. Время от времени в этом направлении достигались определённые успехи, но повышение пробивных способностей наступательного оружия нередко сводило к нулю их усилия. Случалось, что отказываться от тяжёлых и дорогостоящих доспехов заставляли новые тактические требования, делавшие ставку на подвижность воина. Свою роль играли и финансовые соображения — если в относительно небольших средневековых армиях можно было снабдить практически весь личный состав дорогостоящими защитными изделиями, то в значительно возросших численно армиях нового и новейшего времени сделать это не представлялось реальным.

В войсках XVI—XIX вв. в основном применялся комбинированный подход к воинской экипировке. Так, шлемы и различные защищавшие туловище приспособления считались обязательными лишь для основы войска — пикинёров, воевавших сомкнутым строем и наносивших удар противнику холодным оружием, а для всевозможных разновидностей стрелков, обстреливавших врага издали и подготавливавших атаку пикинёров, по выражению одного генерала XVII века, лучшей защитой являлись быстрота и храбрость. Что касается всадников, то защитное снаряжение использовалось, да и то не всегда, в основном тяжёлой кавалерией. Но и здесь к середине XVII века предпочтение отдавалось облегчённым доспехам, которые в отличие от полных рыцарских лат позднего Средневековья стали называться полудоспехом. В конце концов и он сократился до кирасы или только до нагрудника. В ряде стран, в том числе в Швеции и Англии, конные воины уходили в бой в куртках из лосиной, буйволовой или иной прочной кожи. Такие куртки сохранились в больших количествах в коллекциях ряда музеев, в том числе и отечественных.

С годами в коннице появлялось всё больше сторонников мнения, что защитное вооружение всадникам не нужно. Главное — быстрота и натиск. Если войска налетали на противника быстрее, чем тот успевал рассмотреть, что на солдатах надето, они гарантированно побеждали. О том же писал и А.В. Суворов: «Атакуй с чем пришёл, с чем Бог послал!»1. Конечно, это была крайняя точка зрения, как и другой афоризм великого полководца: «Пуля — дура, штык — молодец». Вызваны эти высказывания были тем, что возможности стрелкового оружия практически не позволяли вести эффективную прицельную стрельбу. Поэтому пехота, как и кавалерия, предпочитала обходиться без тяжёлого защитного вооружения, тем более что надежды на него особой не было. Так, в XVIII веке на полигонных испытаниях 33-граммовая пуля, выпущенная из ружья, снаряжённого 11 г дымного пороха, на дистанции 43 м пробивала дюжину железных кирас, оставляя вмятины ещё на пяти. Это не значит, что в русской армии отказались от такого защитного вооружения, как кирасы. Введённые в тяжёлой кавалерии в 1731 году, они с небольшим перерывом с 1801 по 1812 год использовались кирасирами до 60-х годов XIX века, затем перешли в разряд парадного снаряжения, сохраняясь в таком статусе в гвардейской кавалерии до 1917 года2.

С широким внедрением нарезных магазинных винтовок, скорострельных полевых орудий, а затем и первых пулемётов плотность огня существенно повысилась, что привело к возрастанию людских потерь. Это заставило инженеров и конструкторов искать способы защиты личного состава, прежде всего пехоты, от пуль. В армиях ряда стран стали появляться различные варианты нагрудников, щитов и т.п. Например, японцы при осаде Порт-Артура не без успеха применяли щиты английского производства, носившиеся на руке и весившие около 20 кг. Командование нашей Маньчжурской армии также запросило 2000 панцирей «системы инженера Чемерзина», но войска признали их негодными. Российское военное ведомство в начале 1905 года заключило контракт с французами на поставку 100 тыс. противопульных панцирей. Правда, изделия оказались никуда не годными, с французами пришлось судиться, и судебное разбирательство длилось до 1908 года.

Российские изобретатели также пытались найти достойную замену кирасе. Подполковник Франковский предложил проект бронированного ранца. Вес пустого ранца составлял 1 пуд (16 кг), с вещами и патронами (330 штук) — 2 пуда 18 фунтов (около 39,4 кг). Ранец предполагалось возить на колёсиках, подобно тележке, а во время боя передвигать перед собой, прикрываясь им и ведя огонь из положения лёжа. Испытания показали, что ранец для полевых условий непригоден, так как нести на плечах полный груз крайне тяжело, везти за собой, даже по ровной дороге — неудобно, а по пересечённой местности практически невозможно, к тому же конструкция оказалась очень непрочной, и через версту похода ранец развалился3.

Первая мировая война породила бурный поток проектов всевозможной «брони» для солдата. Сформировалось пять основных направлений поисков: переносные стрелковые щиты; носимые панцири и щиты-панцири; «наружейные» щиты (по аналогии с пулемётными щитками); щиты — сапёрные лопаты и щиты для одного, двух и более человек. Русская армия использовала в небольших количествах различные щиты: стрелковые конструкции Технического комитета Главного военно-технического управления (ГВТУ), поручика Гельгара, генерала от инфантерии Э.-Л.Ф. Свидзинского, «наружейные» доктора Кочкина и есаула Бобровского, щиты-лопаты, несколько разновидностей колёсных щитов. Щиты изготавливались из броневой стали с присадками марганца, никеля, хрома, молибдена или ванадия. Доверие в России именно к щитам объяснялось тем, что изобретатели опасались возможного травмирования панцирем самого стрелка, а в случае пробития защиты её осколки могли усугубить тяжесть ранения.

Применялись и панцири. За неимением лучшего сначала извлекли со складов «ветеранов» Русско-японской войны. В конце 1914 года общество заводов «Сормово» по заявке группы офицеров-фронтовиков выработало три разновидности носимых панцирей массой 4,1, 5,5 и 7,6 кг. Некоторое количество панцирей планировали продать России французы. Кроме стальных, различные дельцы предлагали армии тканевые и даже деревянные панцири и щиты ценой в сотни, а то и тысячи рублей. Дело дошло до того, что в мае 1915 года на высшем уровне было решено через печать предостеречь военнослужащих от покупки подобных изделий. В целом же ни одна из воюющих сторон тогда не смогла в массовом количестве снабдить солдат приемлемыми образцами защитного вооружения4.

В СОВЕТСКОМ Союзе вспомнить о защитном вооружении заставила Советско-финляндская война 1939—1940 гг. С учётом опыта боёв был разработан переносной стрелковый щит, представлявший собой стальной двускатный лист с отгибами внутрь и по бокам, бойницей и внутренней полочкой для обойм к винтовке. В первый период Великой Отечественной войны такие щиты использовались так называемыми бронещитковыми группами.

Перед Великой Отечественной войной проходили испытания опытные партии стальных нагрудников СН-38, СН-39, СН-40 и    СН-40А. Все они использовались в начальный период войны. С 1942 года на снабжение РККА стали поступать знаменитые стальные нагрудники СН-42. Данный нагрудник состоял из двух фигурных секций, связанных между собой ремнями. Толщина стальных листов составляла 2 мм, изнутри имелась мягкая подкладка, на туловище нагрудник крепился системой ремней. У правого плеча верхней пластины имелся вырез, позволявший плотнее прижимать приклад оружия. СН-42 достаточно надёжно защищал грудь и часть живота от 9-мм пуль «парабеллум», выпущенных из пистолета, на всех дистанциях, от тех же пуль, выпущенных из пистолета-пулемёта, — до 120 м, от винтовочных пуль — не ближе 300 м. Его масса составляла около 3,5 кг. Для сравнения: СН-38 весил от 6 до 7 кг. Матерчатый подбой плохо смягчал удар пули, поэтому дополнительные слои поддетого под нагрудник обмундирования солдаты лишними не считали. Особенно удачно нагрудник «работал», если его надевали на телогрейку. В этом случае он мог спасти даже от огня вражеского пулемёта. В качестве носимого панциря СН-42 активно применялся бойцами штурмовых инженерно-сапёрных бригад, кроме того, благодаря амбразуре его можно было использовать и как переносимый щит при стрельбе лёжа или при переползании. Был у СН-42 и более надёжный вариант, но существенно тяжелее — до 8 кг. Поэтому в штурмовых инженерно-сапёрных бригадах он применения не нашёл.

Именно для участия в штурмовых группах, а также для противодействия им создавали носимую броню японцы и американцы. Японскими солдатами, кроме традиционных бронежилетов, применялись и такие изделия, которые предназначались для защиты затылка и спины. Считалось, что они удобны при ведении боёв на береговой полосе, когда противник может оказаться и за спиной5. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Марков С.Л. История конницы. Ч. 4. От Фридриха Великаго до введения нарезного оружия. Отдел I. Реформы Фридриха. Устройство и образ действий конницы европейских государств во время Фридриха. Румянцев и Суворов. Революционныя войны. Перпендикулярная тактика. Тверь, 1890. С. 96; Суворов А.В. Письма. М.: «Наука», 1986. С. 399.

2 История винтовки. От пищали до автомата. М.: «Техника — молодёжи», 1993. С. 6; Военный сборник. Статьи и публикации по Российской военной истории до 1917. М.: «ПРОФИС», 2004. С. 36—39; Knötel R. Uniformkunde. Lose Blätter zur Geschichte der Entwicklung der militärischen Tracht. Band 14. Rathenow, o. J. № 18; Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. 10. М.: «Кучково поле»; «Военная книга», 2012. С. 40 и др.

3 Аранович А.В. Русский военный костюм 1907—1917: Учебное пособие. СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2005. С. 42, 43.

4 Федосеев С. Современные кирасиры // Военные знания. 1994. № 4. С. 19—21; Функен Л., Функен Ф. Первая мировая война 1914—1918: Пехота — Бронетехника — Авиация / Пер. с фр. А.А. Китайцевой. М.: «АСТ»; «Астрель», 2002. С. 60, 61, 97—99; Уиндроу М. Воин и Солдат. История военного костюма: иллюстрированная энциклопедия / Пер. с англ. С. Дробязко. М.: «Эксмо», 2010. С. 263, 273, 286—288 и др.

5 Функен Л., Функен Ф. Вторая мировая война 1939—1945: США — Япония — Китай — Армии великих держав в 1943—1945 — Сражающаяся Франция — Дания — Нидерланды — Балканские страны / Пер. с фр. А.Г. Кавтаскина. М.: «АСТ»; «Астрель», 2002. С. 32, 33.